Новости дня

20 января, понедельник












































Фото с историей: Гагарин и Терешкова на "Голубом огоньке"

13:07, 29 декабря 2019
«Собеседник» №47-2019

Фото: Анатолий Ковтун
Фото: Анатолий Ковтун

55 лет назад родилась одна из главных традиций отечественного ТВ: с 1964 года «Голубой огонек» стал постоянной новогодней передачей.

Это фото было сделано годом раньше – летом 1963-го. Его автор, фотохудожник Анатолий Ковтун, рассказал «Собеседнику», как появился этот кадр и что осталось за ним.

Куплеты, конфеты и макеты

– Я тогда работал на телевидении осветителем, – вспоминает Анатолий Ковтун. – В том числе на съемках «Голубого огонька». Он в то время выходил не только 31 декабря, а несколько раз в год по праздникам и большим поводам. Этот выпуск был посвящен полету в космос Валентины Терешковой и Валерия Быковского.

С разницей в два дня – 14 и 16 июня 1963 года – Быковский и Терешкова стартовали с Байконура и оказались на орбите одновременно. 22 июня, на третий день после возвращения, оба стали Героями Советского Союза. Их надо было показать стране, и по такому поводу собрали «Голубой огонек».

На Шаболовку тогда приехал весь первый отряд космонавтов во главе с легендарным летчиком Николаем Каманиным, который готовил их к полетам. Кроме Терешковой и Быковского, были Юрий Гагарин, Герман Титов, Павел Попович и Андриян Николаев – он в то время еще не был мужем «Чайки», «космическая свадьба» состоялась через несколько месяцев. Держались они на удивление неформально – в какой-то момент Гагарин, например, снял соринку с плеча сидящего рядом Поповича. Титов пошутил, что 16 июня теперь будет записано мужчинами как черное воскресенье. Гагарин возмутился: подвиг Терешковой, сказал он, заставил каждого еще раз посмотреть на свою жену, сестру и дочь. Потом запели куплеты, сочиненные про космонавтов на мотив суперпопулярной в 60-х песни «Текстильный городок». Терешковой подарили передник с вышивкой на космическую тему. «С кармашками!» – похвалил Гагарин.

За этим дружеским подтруниванием следили (не считая тысяч зрителей) Юрий Левитан, Константин Симонов, Алексей Грибов, Клара Лучко, Юлия Друнина – они все потом по очереди выходили поздравлять новых покорителей космоса. Подарки тем несли бесконечно, и скоро все горизонтальные поверхности вокруг были заняты букетами, конфетами и макетами космических кораблей. Ведущими были Валентина Леонтьева и Юрий Фокин – абсолютная телезвезда, человек, который вел репортажи со всех главных мероприятий страны, в том числе с запусков космических кораблей. Он же первым взял интервью у Гагарина.

Трудно представить, глядя на фото, что происходило все в такое время, когда порядочному советскому человеку полагалось спать.

– Днем шли прямые передачи, все павильоны, камеры и операторы были заняты, – рассказывает Анатолий Ковтун. – А такие программы, как «Голубой огонек», всегда выходили в записи, поэтому их обычно записывали по ночам, в лучшем случае поздно вечером. Несмотря на это, все гости приезжали, никто не отказывался. Приглашение на телевидение в то время было, как приглашение в политбюро – очень ответственно и почетно. И люди в студии работали с тем же настроем: была строжайшая дисциплина, за малейшее нарушение легко было лишиться работы.

«Застольная» традиция

Фотография, сделанная Анатолием Ковтуном в тот вечер, была как раз нарушением – она снята прямо во время записи. В начале передачи космонавты сидели отдельно, а потом перебрались за три сдвинутых столика, перемешавшись с киноартистами, – «застольная» традиция сохранялась еще с первых выпусков, когда «Голубой огонек» назывался «Телевизионное кафе».

Так оказались рядом Юрий Гагарин, Вячеслав Тихонов, Иван Любезнов, Маргарита Володина и Клара Лучко. Валентина Терешкова села напротив, закрыв собой звезду Малого театра Елену Гоголеву, поэтому на фото она спиной. Потом режиссер попросил ее занять место между Тихоновым и Любезновым. Справа от Гагарина – Элеонора Беляева, ведущая передачи «Музыкальный киоск». Анатолий Ковтун признается, что удержаться от того, чтобы не сфотографировать такую компанию, было невозможно, хотя затея могла стоить ему работы.

– В те годы все передачи записывались на кассеты, – объясняет он. – Были, конечно, телевизионные фотографы, но им разрешалось снимать только во время репетиции. Это не слишком интересно – гости расслаблены, кто во что горазд. А во время записи не то что снимать – фотокамеры довольно сильно грохали, – даже ходить нельзя было. Если кто-то передвигался, возникал скрип или тень, режиссер кричал на всю студию, приказывал выгнать сразу же. Все записывалось набело, поэтому должно было быть идеально. Я стоял у осветительного прибора в первом ряду, и руки всё время чесались нажать на спуск. Иногда режиссер останавливал запись по своим причинам. Я выжидал, когда это случится, чтобы громко хлопнуть зеркалом моего «Зенита», не боясь наказания. И вот в какой-то момент я услышал первое слово режиссера, нажал на спуск. Гости еще не успели расслабиться. Был сделан только один кадр – вот этот. Больше рисковать я не стал.

Ярче всех – Гагарин

Несмотря на то, что чествовали Терешкову и Быковского, все смотрели на Гагарина. Он не раз был гостем «Голубого огонька», в том числе новогодних выпусков, и всегда оказывался в центре внимания.

– Он был ярче всех, кого я там видел, – вспоминает Анатолий Ковтун. – Улыбка – сказочная, просто магнетическая. Тогда абсолютно все были от него без ума. При этом в нем самом не было никакой звездности, будто испытание медными трубами вообще его не коснулось. Он был абсолютно нормальный в общении, с ним любой мог поговорить – даже у меня как-то был разговор, мы обсуждали съемки в Звездном городке.

Когда режиссер останавливал съемку, гости начинали активно общаться. На столах стояли чашки (чай в них разливала Клара Лучко), бокалы с чем-то безалкогольным, фрукты – виноград в корзинах внесли в студию торжественно, объявив, что это первый урожай, выращенный в Подмосковье. Но никто ничего не ел и не пил – все знали, что это для антуража. Лишь Гагарин нарушил правило, прямо во время записи потянув свой напиток через трубочку, а потом подав бокал Терешковой.

– Маргарита Володина в перерыве что-то очень эмоционально говорила Гагарину, а он внимательно слушал, – вспоминает Анатолий Ковтун. Володина и Тихонов, кстати, подарили космонавтам билеты на фильм «Оптимистическая трагедия», где сыграли главные роли (он вышел как раз в те дни, когда Терешкова и Быковский были на орбите). Помню, что очень хотел услышать, о чем же они говорят, но было шумно. Еще я почему-то хотел, чтобы Тихонов заговорил с Гагариным, но он практически не шевелился – был в большом напряжении, почти не выходил из этого «состояния передачи». Паузы длились недолго, потом опять запись – и все кого-то внимательно слушают.

В тот момент, когда было сделано фото, гости слушали молодого Иосифа Кобзона. Он пел новую песню из еще не вышедшего на экраны фантастического фильма «Мечте навстречу» – «И на Марсе будут яблони цвести». Она и две другие, написанные для этой картины – «Я – Земля» и «14 минут до старта», – стали впоследствии главными космическими хитами.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №47-2019 под заголовком «Передник для Терешковой».

Рубрика: Культура и ТВ

Поделитесь статьей:

Колумнисты





^