Эксперты: Закон о заражении ВИЧ и ИППП устарел и снимает личную ответственность за здоровье

Мы спросили у психолога, гинеколога, инфекциониста и медицинского адвоката, что они думают о статьях 121 и 122 УК РФ

Фото: Global Look Press

В субботу без особого размаха в России отметили День сексуального здоровья. Пока традиция громкоговорения об интимном здоровье не докатилась до РФ, как и половое воспитание, не прижившеесееся в лихие 90-е. Родом из тех же 90-х в нынешнем УК РФ ютятся статьи 121 и 122, предусматривающие наказание за заражение ВИЧ и инфекциями, передающимися половым путем. В правоприменении эти статьи видимы настолько же, насколько присутствует секс-просвет на федеральном телевидении и в популярной медицине. Но де-юре они есть, и даже иногда используются. Мы пообщались с экспертами в области медицины о том, как они относятся к криминализующим передачу ВИЧ и ИППП нормам закона.

Александр Русин, акушер-гинеколог, дерматовенеролог:

– Когда эти статьи придумывали, ситуация немного была иная. С тех пор прошло много времени. Если мы говорим про статью 122 (заражение ВИЧ-инфекцией), то ситуация складывается таким образом, что в то время, когда эта статья действовала, она, действительно была очень актуальна. Было очень опасно вести половую жизнь. Терапию получали далеко не все [живущие с ВИЧ пациенты], ее было мало и число заражений было большим.

Сейчас, когда все-таки большой обхват терапией – те люди, которые ее принимают, спустя шесть месяцев уже имеют подавленную вирусную нагрузку и не представляют – то, наверное, она (статья УК РФ) немного неправомочна.

Но мы должны всегда помнить, что в нашей сфере всегда существуют диссиденты, которые болеют и не могут признать тот факт, что они больны, всячески отрицают и, к сожалению, в некоторых случаях способствуют заражению других людей. Вот для такой когорты нужно обязательно статью. И, если человек знает о своем статусе и продолжает вести половую жизнь, можно и более жесткое наказание, а не два-три года колонии.

Одно дело, если ты знаешь и делаешь все возможные условия, чтобы не заразить никого – это отлично. А если знаешь и продолжаешь подвергать риску, то надо уголовно наказывать.

Что касается сифилиса, то тут немного иначе. Тут тоже важен факт, знаешь ли ты о своем диагнозе. Если ты не знаешь и заражаешь, то ты ненаказуем. Поверьте, мало таких людей, которые узнают, что у них сифилис и решают, – а не пойти-ка мне позаниматься сексом. У людей шок и они думают, как бы поскорее вылечиться.

Но и формулировка в законе о «риске заражения» – странная. Когда меня спрашивают на лекциях и вебинарах, кто в группе риске по сифилису и ВИЧ, я говорю, что это такой глупый вопрос. Группа риска – все, кто живет половой жизнью. Да, есть когорты, кто более уязвим, но я знаю секс-работников, которые все знают и себя защищают, а есть те, кто просто единожды оступились и заразились.

Антон Еремин, врач-инфекционист, медицинский директор фонда "СПИД.ЦЕНТР":

– После 40 лет исследований ВИЧ и значительных биомедицинских достижений в области лечения и профилактики передачи многие законы устарели и не отражают современного понимания ВИЧ. Большая часть этих законов были приняты в то время, когда информации о ВИЧ было очень мало. 

Многие из них предусматривают уголовную ответственность за поведение, которое не может привести к передаче ВИЧ – например, укус, плевок или поцелуй, и применяются независимо от фактической передачи.

Сегодня мы точно знаем, что ВИЧ-положительный человек, принимающий эффективное лечение и следующий рекомендациям врачей не может передать ВИЧ при любых сексуальных контактах. Современная терапия снижает уровень вируса в крови практически до нуля, а ожидаемая продолжительность жизни человека с ВИЧ не отличается от средней продолжительности жизни в популяции.

Ведущие ученые считают, что наказание за передачу ВИЧ в большинстве случаев неэффективно. На крупнейшей международной конференции по СПИДу в 2018 году группа ведущих врачей выпустила документ, призывающий пересмотреть законы, направленные на криминализацию ВИЧ. 

Как поясняется в консенсусном заявлении, эти законы не всегда основываются на наилучших доступных научных и медицинских доказательствах, а, напротив, отражают увековечивание невежества и иррационального страха, направленных на людей, живущих с ВИЧ. Кроме того, доказано, что эти законы препятствуют тестированию на ВИЧ, усиливают стигму и усугубляют неравенство. К аналогичным мерам призывают ЮНЭЙДС (агентство ООН по ВИЧ/СПИДу) и ВОЗ.

Елизавета Бизюкова, клинический психолог, соучредитель Ассоциации развития сексуального образования и укрепления репродуктивного здоровья:

– Намеренное заражение венерической болезнью – это причинение вреда здоровью, которое может иметь необратимые последствия. Поэтому существование уголовной ответственности за такой поступок вполне оправданно. Но при низком уровне полового просвещения это может иметь неумышленный характер. 

Как результат, вместе с сексуальным опытом человек вынужденно знакомится с кожно-венерологическим диспансером, но до этого может еще кого-то заразить.

Именно отсутствие знаний о способах передачи инфекций, способах контрацепции, мерах предосторожности и профилактики возможных негативных последствий чаще всего является причиной распространения заболеваний, передающихся половым путем, в том числе и ВИЧ.

Мы считаем, что крайне важно ввести систему сексуального образования в нашей стране. Опыт стран, где это уже присутствует, показывает снижение заболеваемости инфекциями, передающимися половым путем, а кроме этого, снижает число нежелательных беременностей и абортов среди несовершеннолетних.

Дмитрий Бартенев, руководитель правозащитной практики ONEGINGROUP, к.ю.н.:

– Практика применения этих статей отсутствует, потому что редко кто обращается в правоохранительные органы с заявлениями о возбуждении таких дел. В моей практике было два дела по этим статьям. Но одно касалось профессиональной деятельности и риска заражения ВИЧ-инфекцией, а второе касалось банальных интимных отношений. Но хотя полиция проводила проверку, в итоге это ни во что не вылилось.

Невозможно доказать связь между интимным контактом и заражением от конкретного человека. Потому что, условно говоря, можно иметь половой контакт с лицом, больным венерической болезнью или ВИЧ-инфекцией, но получить эту инфекцию другим путем.

Хотя такие приговоры по ВИЧ-инфекции есть. И то, что я вижу, это судьи просто не задумываются и не исследуют вопрос о связи между конкретным половым контактом с конкретным человеком и заболеванием. Это же не какой-то уникальный вирус или бактерии. Это то, что есть в популяции в целом.

Я считаю, что эти статьи Уголовного кодекса, с одной стороны, перекладывают ответственность за свое здоровье и безопасность на самого человека, который обязан использовать средства предохранения, обязан не вступать в половой контакт, если его партнер отказывается не использовать средства предохранения. 

С другой стороны, эти статьи стигматизируют во многом ВИЧ-инфекцию и, в меньшей степени, венерические заболевания. Однозначно, что статья 122 создает представление в обществе о чрезмерной, абсолютной опасности людей с ВИЧ-инфекцией вместо того чтобы бороться с этой стигмой. Мы живем в XXI веке и знаем, что эта инфекция передается только определенными путями.

С другой стороны, это снижает ответственность людей за свое здоровье. Потому что люди должны понимать, что профилактика ВИЧ-инфекции – это собственное поведение, а не поведение других. Это касается и вопросов предохранения, использования барьерных средств защиты, разумность в выборе половых партнеров и прочее.

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика