Новости дня

22 февраля, четверг










































21 февраля, среда



Эдгард Запашный скрывает страстный роман с китаянкой

0

У Эдгарда Запашного есть и слава, и деньги. Можно только догадываться, как поклонницы одолевают красавца-укротителя. Но в свои 36 лет он все еще завидный жених. О любви, об отношении к деньгам, о том, почему не совершает безрассудные поступки и от чего ему становится больно, артист рассказал репортеру "Только Звезды".

Эдгард, что для вас главнее – любить или быть любимым? 

 – Мне важнее, чтобы меня любили. Это подразумевает и моя профессия. Но любить мне нравится. Хотя порой это непросто. Во мне может забурлить, закипеть, но до сих пор я не женат. Значит, еще не созрел. Брак – это ответственный шаг, для меня важно, с кем и когда – чтобы было раз и навсегда. И чтобы без боли и сомнений, без метания между семьями и детьми. Я не то чтобы за равноправие. Я все равно в большей степени диктатор. Но я за то, чтобы сложные вопросы решать вместе.

 – Хорошо сказали. Значит, прощаться с холостяцкой жизнью в ближайшее время не собираетесь?

 – Сейчас на первое место я ставлю только работу. Очень сильно загружаюсь и пытаюсь освободиться от личной жизни, честное слово. Но в ближайшие год-два, в общем, до сорока, может, и сделаю такой шаг. Мне еще 36. Но я никогда не считал, что штамп в паспорте является показателем любви. Я тринадцать лет прожил в гражданском браке с девушкой. Мы очень искренне любили друг друга. 

 – Помните свою первую любовь?

 – Я влюблялся три раза в жизни. Первый раз еще до школы, второй – в школьные годы. И каждый раз мне казалось, что это настоящая любовь. А моя первая настоящая любовь случилась со мной в 94-м году в Китае. Она – китаянка. Мне было 18. Ей тоже. Она работала в сафари-парке, где располагался наш цирк, ухаживала за оленями. Мой папа помогал ей найти общий язык с этими животными, учил, как правильно с ними обращаться. Как-то я навещал папу за его занятием, и что-то нас зацепило друг в друге. Она мне сразу понравилась. Во-первых, потому что для китаянки она очень высокая. У нее рост метр семьдесят. А мне, такому высокому парню, вообще там было трудно найти девушку подходящую. Они все там очень маленькие. А потом она была смелой девчонкой. Не побоялась осуждения окружающих и начала встречаться со мной. Китай – страна азиатская, и там свободные отношения не особо приветствуются. Я с ней прожил полтора года, а потом уехал.

 – Как вы расставались?

 – Я ей объяснил, что мне надо вернуться в Россию. Тогда не было Интернета и мобильной связи. К сожалению, расстались. Может, при современных коммуникациях мы бы продолжили общение. Может, даже в Россию ее пригласил бы. Но мы в одно мгновение стали слишком далеко друг от друга.

 – Переживали?

 – Лично я все воспринял адекватно. В 2002-м мы поехали на гастроли в Китай. У меня не было ее координат, но я нашел ее через наших знакомых, еще с тех времен, пригласил на шоу. Она пришла. Шесть лет прошло, она все еще была не замужем. Мы провели хороший вечер, поели, пообщались и расстались с очень теплыми впечатлениями друг о друге.

 – А вторая любовь?

 – Со своей второй любовью я встретился в 96-м в Саратове. Эта встреча случилась как раз через полгода после моего возвращения из Китая. С ней мы прожили 13 лет. Но дальше я замолкаю. Я не очень люблю обсуждать личную жизнь. Рассказал про Китай, потому что та моя любовь была как будто на другой планете. В любом другом случае мне хотелось, чтобы девушка присутствовала при разговоре и как-то одобрительно к этому относилась. Потому что некоторые раны затягиваются очень тяжело. И к девушкам, особенно бывшим, я очень трепетно отношусь, относился и буду относиться. Они все хорошие. 

 – Свобода в отношениях для вас важна?

 – Конечно. Свобода должна базироваться на доверии. Когда мне девушка говорит: я полетела к маме на Украину, я ей доверяю и знаю, что она полетела именно туда, а не к парню в Свердловск. Вот это и есть свобода. Она свободна в своих передвижениях, а я свободен от всяких мыслей, от ревности. А если я улетел на три дня в Германию, то она тоже меня спокойно отпускает и не нер-вничает. Я за такие отношения. 

 – Все-таки ревность вам знакома? 

 – Да, наверное. Но без фанатизма. Меня ревность разрушает. Это больно и неприятно. Когда меня ревнуют, опять же без фанатизма, мне где-то даже приятно. У меня была одна очень ревнивая девушка. Я с ней не смог. Пошли на дискотеку. Драка. Я не мог ни с кем пообщаться, просто поговорить. Сразу скандал. Такое ни к чему хорошему не приведет. Не могу сказать, что я в своей жизни много ревновал. 

Я всегда уверен в себе. И всегда верил в то, что если мне девушка говорит: «Я тебя люблю», то это действительно так. Свято верю в то, что женщины более честны, чем мужчины. Вы более преданны, более настоящие. В этом плане вы, безусловно, лучше. 

 – Безрассудные поступки ради женщин совершали?

 – Я здравомыслящий человек. Знаю, что такое боль и травмы. Поэтому любой какой-то из ряда вон выходящий поступок всегда мной очень тщательно обдумывается. Никто не должен пострадать – ни я, ни окружающие. Предлагаю девушке покататься на лошадях, если знаю, что она умеет на них кататься. Всегда стараюсь, чтобы мои поступки приносили максимум удовольствия, а не риска. И к жизни так отношусь. Никогда не принимаю безрассудные решения. А если я и сделал что-то оригинальное и незабываемое для конкретного человека, пусть это останется только для него, а не станет достоянием страны. 

 – А в любви часто признаетесь?

 – Нет. Всего трем женщинам признался. И это происходило именно в тот момент, когда я это чувствовал. Никогда не готовился к признанию. Это могло быть на ходу, на перекрестке. Потому что чувствовал, что сейчас мне надо этим чувством поделиться. Мне кажется, честность в этом и заключается.

 – Любимым подарки дорогие дарите?

 – Я очень тщательно отношусь к выбору подарка. Могу подарить дорогой, могу интересный. Но всегда от души. Своей бывшей девушке хорошую японскую машину подарил. Много раз дарил золотые украшения. Можно подарить и карандаш, если он очень оригинальный и будет о чем-то напоминать. 

 – Вы по-прежнему входите в первую десятку списка «Форбс»?

 – Честно говоря, не знаю, попали ли мы в этом году в эту десятку. Я не слежу сейчас за этими передвижениями, потому что считаю их очень необъективными. Там я ни разу не видел Михаила Задорнова, Александра Маслякова. Думаю, такая крупная телевизионная компания, как «АМиК», тоже неплохо зарабатывает. Они больше туда вставляют популярные, попсовые имена. Я не вижу там, например, моего друга, хоккеиста Женю Малкина. Но там постоянно есть Овечкин. Малкин зарабатывает, может, чуть меньше, чем Овечкин, но зато больше, чем все остальные. Очень необъективный список. 

 – А вы сами себя считаете богатым человеком?

 – Состоятельным.

 – На что сейчас тратите деньги?

 – Если мне надо купить новый внедорожник – я иду и покупаю. Я люблю активный отдых, люблю передвигаться. Могу за две недели посетить три, четыре страны. Просто смотрю на карту и выбираю. Мы с братом два дня были в Германии, потом махнули в Турцию, а потом я съездил в Италию, потому что захотел побывать в Ватикане. Девушку могу с собой взять и жить весело. Я рад, что деньги дают мне свободу. У меня нет мысли купить себе дом в Ницце или Каннах. Я живу сегодняшним днем, живу цирком. Большую часть своей жизни провожу в гостиницах. Зарабатываю и вкладываю в себя 70 процентов средств. Деньги я не коплю.

Если и коплю, то только на наши с братом новые шоу.

Беседовала Наталья Лазарева.

Читайте также

Эдгард Запашный стал главой Большого московского государственного цирка

Эдгар Запашный: Я травился в каждой стране мира!

 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания