Дмитрий Колдун: с Трофимовым почувствовал симпатию, Розенбаум заставил задуматься

Знаменитый певец признался, что критика и замечания, которые он получил на музыкальном телешоу, пошли ему на пользу

Фото: Global Look Press

Дмитрий Колдун

Певец не занимался интимом перед тем, как ему предстояло брать высокие ноты

С одним из самых ярких участников нынешнего сезона «Трех аккордов» – Дмитрием Колдуном – члены жюри не церемонятся. Ему регулярно приходится выслушивать едкие замечания. О критике со стороны Розенбаума и поддержке Трофимова, о желании спеть с Пенкиным и воздержании от интима Колдун рассказал нашим корреспондентам.

– Для меня участие в проекте стало неожиданным, – делится Дмитрий. – Я находился на гастролях у себя на родине, в Минске, когда перед выходом на сцену сообщили, что меня приглашают поучаствовать в «Трех аккордах». Я очень обрадовался, отыграл концерт в приподнятом настроении. Потому что давно хотел участвовать в этом проекте. Ведь здесь можно быть самим собой, наконец. Я с удовольствием отправился в Москву. Хотя мне пришлось наверстывать сразу четыре программы, поскольку проект уже был запущен. У меня даже времени на подготовку к этому конкурсу особо не было: все происходило на бегу, на ходу, в поезде, в самолете.

Фото: Instagram
Участники «Трех аккордов»

Какой номер оказался самым сложным?

– Игровых номеров у меня было немного. Сейчас готовлю номер, где буду исполнять произведение «Песняров». Мне всегда хотелось спеть что-то из репертуара своих земляков. Пожалуй, это будет единственный игровой номер, с балетом. Номеров, сложных вокально, было больше. Например, первый, когда я исполнял произведение Григория Лепса.

Артисты рассказывают, что сильно волнуются перед выходом на сцену. Вы пустырник пили?

– Никаких пустырников не пил. Я же принимал участие в большом количестве конкурсов, поэтому привык. Да и «Три аккорда» для меня больше не про конкурс, а про музыку. Хотя, конечно, когда выносишь что-то на суд жюри, компетентного и авторитетного, всегда немного переживаешь.

Кто из членов жюри вам больше нравится?

– По-разному. Есть изначально человеческая симпатия, и мне кажется, она взаимна. Мне, например, очень нравится подход к музыке Сергея Трофимова. И вероятно, он где-то в глубине своего музыкального сердца тоже почувствовал это, поэтому ставил мне хорошие оценки.

Но хвалят вас не всегда?

– Не всегда. Но в общем-то хвалить всегда не нужно. Мне больше нравятся замечания, критика. А их у меня очень много было в «Трех аккордах»! Кажется, кроме меня, вальта никто не отхватывал от Розенбаума. С одной стороны, это, конечно, обидно. А с другой – ты начинаешь задумываться над тем, правильные ли песни ты выбираешь.

Какая атмосфера за кулисами? Дружите друг с другом?

– Этот проект больше похож на сборный концерт. На «Точь-в-точь», где я тоже участвовал, мы сидели по четыре часа на гриме, затем выступление, потом проход на диванчики. Здесь такого нет: приезжаем, откатываем свой номер, получаем оценки – и можно быть свободным. Поэтому, конечно, мы друг с другом общались. Но не так плотно, как на проекте с перевоплощениями. Мне было комфортно с Жаном, Аглаей и Леной Максимовой.

Вы как-то рассказывали, что перед Евровидением вы были вынуждены воздерживаться от секса, чтобы хорошо выступить…

– Это мой любимый вопрос! (Смеется.)

В «Трех аккордах» тоже было табу на интим?

– «Три аккорда» – не Евровидение. Телевизионное шоу, серийное. Но перед некоторыми песнями приходилось использовать этот метод. Высокие ноты – что вы думаете, они просто так берутся? Нет, надо готовиться. Как говорил мой дедушка, за три-четыре дня. А эти три-четыре дня можно и потерпеть.

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика