Новости дня

18 ноября, воскресенье














17 ноября, суббота















16 ноября, пятница
















Бывшая жена Казаченко: Вадим напал на меня в суде ради пиара!

«Зажигай!» №29-2018

// фото из личного архива Ольги Мартыновой
// фото из личного архива Ольги Мартыновой

Звезда 90-х Вадим Казаченко недавно освободился от брачных уз. Состоялся развод между артистом и его молодой супругой Ольгой Мартыновой, на которой он женился в 2014 году. Означает ли это, что публичная война между 55-летним исполнителем хита «Больно мне, больно» и его бывшей возлюбленной окончена? Похоже, что нет.

Суть конфликта между Вадимом и Ольгой состояла в том, что, будучи женатым на ней, певец утверждал, что их брак никогда не был нормальным, а по-настоящему он всегда любил и любит другую женщину – своего директора Ирину Аманти. Когда же Ольга Мартынова забеременела, артист вынуждал ее сделать аборт, но девушка отказалась. Не проявляя никакого интереса к ребенку, когда он родился, Вадим Казаченко стал обвинять Ольгу в пиаре на его имени, а также пытался отсудить большую сумму денег. 

Он утверждал, что девушка ходит по ток-шоу и рассказывает о браке с ним только для того, чтобы разрекламировать себя и получить гонорары за съемки. Также артист говорил, что его бывшая жена намеренно оттягивала развод.

– Я не понимаю, почему Вадим не подал на развод сразу после рождения ребенка, – удивляется в свою очередь 37-летняя Ольга Мартынова. – Я бы сопротивляться не стала. Заявление на развод подала я, написав, что у нас нет никаких имущественных споров, но потом он заявил о том, что будет претендовать на мой дом, «спор» появился, и заявление я отозвала. А когда уже он подал иск, то неправильно указал мой адрес. Суд переносили из Перовского суда, куда он подал иск, в Гагаринский, по моему последнему месту прописки на тот момент. Поэтому у нас все отложилось на какое-то время. Так что я ничего не затягивала, а скорее наоборот.

– Ольга, около месяца назад у вас с Вадимом состоялась потасовка в самом зале суда. Почему певец напал на вас?

– Он ведь сам уже заявил, что сделал это ради пиара. Выложил у себя в соцсетях а­удиозапись, где признался, что напал на меня в зале суда потому, что его об этом попросил некий Андрей, чтобы попиарить его творчество. Этот человек якобы хотел привлечь внимание к новому альбому Вадима. Более того, Вадим сказал, что мне накануне позвонили и договорились об этом нападении. Я вам это говорю на полном серьезе! 

– В одном из своих недавних интервью Казаченко рассказал о том, что якобы вы забеременели от него против его воли, используя какую-то хитрость. Как вы можете это прокомментировать?

– Конечно же это неправда. Мы готовились стать родителями. Проходили специальные обследования. У меня есть документы, подтверждающие это. Отвечать низостью на низость и рассказывать скабрезные подробности наших отношений я, конечно, не буду.

– Как вы думаете, что будет дальше? Закончится ли ваш конфликт после расторжения б­рака?

– Если честно, я так устала, что будет дальше, пока не знаю! Он продолжает мне грозить судами. Я думаю, что у Вадима с Ириной рабочие отношения, любовью я назвать это не могу, я к ней его даже никогда не ревновала! Что тут говорить, если после того, как мы расстались, у Казаченко тут же вышел новый клип, потом альбом, а на суд адвокаты приносили их трудовой договор!

– А как Вадим Казаченко относится к вашему сыну Филиппу?

– Он выплатил одну четвертую часть от суммы алиментов. Он везде машет чеком и говорит, что он якобы выплатил всю сумму. Но если я не ошибаюсь, он должен еще 320 тысяч, накопившиеся за полтора года. 

– Что касается нашумевшей песни Потапа и Насти «Вадимка»... После нее пошли слухи, что Вадим – гей. Как прокомментируете?

– Никак, за комментарии о личной жизни Вадим угрожает мне уголовкой. Но почему он не опровергает это в суде, мне непонятно.

– Если бы вы знали, что ваши с Вадимом отношения закончатся таким образом, вы бы вообще начинали их?

– Вы знаете, как бы там ни было, у меня нет никаких сожалений ни о чем. На свет появилась новая жизнь! Я даже скажу так: если Вадим когда-нибудь захочет общаться с Филиппом, я не стану ему запрещать, даже после всего того, что между нами произошло.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания