Новости дня

22 октября, воскресенье


































21 октября, суббота










Владимир Осечкин: Коршунову в СИЗО передам 20 кг сухарей


Владимир Осечкин // Фото: из личного архива

Sobesednik.ru обсудил с правозащитником Владимиром Осечкиным недавний арест замглавы ФСИН Олега Коршунова.

На прошлой неделе был арестован зам. директора ФСИН РФ (теперь уже бывший) Олег Коршунов: ему вменяют растраты на 160 млн руб. при закупках по госконтрактам.

Основатель «Гулагу.нет» Владимир Осечкин с 2013 года был председателем рабочей группы по защите прав граждан в местах принудительного содержания Совета общественного контроля при Комитете по делам общественных объединений Госдумы. Это была единственная рабочая группа по защите прав заключенных при российском парламенте. И именно из-за разоблачения коррупции во ФСИН в 2015-м Осечкин был вынужден уехать из России.

— Владимир, какими вопросами вы занимались и как сталкивались с Коршуновым?

— К нам регулярно обращались и заключенные, и их родственники, и предприниматели, и даже сами сотрудники ФСИН. Мы часто имели дело с предпринимателями, которые работали с УФСИН по г. Москве и рассказывали нам о коррупции внутри системы. В частности, одним из первых бизнесменов, который обратился ко мне, был Николай Моторный — руководитель проекта «Сизо маг». Он, как и другие предприниматели, на протяжении нескольких лет поставлял продукты и вещи первой необходимости заключенным: то есть родственники могли заказывать продукты через интернет-магазины и заключенные получали их в течение трех-четырех дней. Между прочим, 18% от выручки уходило в бюджет ФСИН: в 2012-2013 годах предприниматели выплатили службе порядка 100 млн рублей. Эти средства предназначались на покупку квартир сотрудникам службы, новые матрасы для заключенных и так далее.

Все было в порядке, пока замдиректора ФСИН Олег Коршунов не разослал по СИЗО телеграммы (за подписью своего тогдашнего коллеги Сапожникова), где говорилось: с предпринимателями больше не работаем — сотрудничаем только с ФГУП «Калужское» (тогда его возглавлял Андрей Мухетдинов).

ФСИН предложила предпринимателям заключить договор субподряда и поставлять продукты через ФГУП «Калужское». Но вскоре все склады, куда бизнесмены завозили продукты, были закрыты — фактически произошел рейдерский захват и никто деньги бизнесу не вернул. А поставкой продуктов заключенным занялось само ФГУП. К слову, с тех пор продукты заключенным стали приходить сомнительного качества, а бывало — и просроченные. Ждали продукты долго — до двух недель вместо нескольких дней.

Но были и другие, не менее важные моменты. Как выяснилось из ответов на наши запросы, ФСИН стал сильно недополучать: вместо миллионов отчислений от поставок продуктов на счет ведомства поступали какие-то жалкие пара сотен тысяч в год. Деньги просто «растворялись»: товары закупались у фирм-однодневок по завышенным ценам, а Коршунов, Мухетдинов и прочие, видимо, получали откаты.

(Прим. ред.: В «Собеседник» также обращались предприниматели, обеспечивающие колонии телефонной связью, с жалобами на ФГУП «Калужское» и на тогдашнего директора Адрея Мухетдинова.)

Впрочем, то, в чем сегодня обвиняют Коршунова — лишь верхушка айсберга: он курировал и строительство питерского СИЗО «Кресты-2». Оно до сих пор не закончено, а офицер управления ФСИН по Петербургу и Ленобласти Николай Чернов был найден убитым, после того как отказался принимать здание. Полагаю, именно поэтому ФСБ, СК и сам президент наконец обратили внимание на Коршунова.

— Вы узнали об этой «серой» схеме по продуктам, стали писать письма во все инстанции… И почему же вся эта история не получила развития?

— Я сделал одну большую ошибку: прежде, чем идти в ФСБ и СК, я собрал большую папку по Коршунову и Мухетдинову и принес ее первому замдиректора ФСИН Анатолию Рудому. Это было начало 2015 года. Я верил Рудому, поскольку он всегда шел на контакт, но оказалось, что зря. После того, как я передал папку с документами Рудому, я узнал, что сотрудники УСБ ФСИН начали ездить по разным колониям и стали заставлять заключенных высказываться против меня и других координаторов «Гулагу.нет», писать заявления — мол, мы оказывали помощь заключенным платно (хотя это не так).

— И тут у вас начались проблемы…

— Да, один из заключенных начал против нас давать показания, у нас начались обыски, забрали все компьютеры… И я тогда решил, что надо уехать из страны, поскольку понимал: оставаться не безопасно.

В начале 2016-го мы подняли шум, опубликовали на «Гулагу.нет» большое расследование со всеми заявлениями о махинациях Коршунова и Мухетдинова. В феврале мне пришел ответ от замначальника УСБ ФСИН Пекленкова о том, что была проведена проверка, и Мухетдинов уволен с поста директора ФГУП «Калужское». Его и правда уволили, но через две недели он стал директором ФГУП «Ульяновское». И на эту должность Мухетдинова утвердил Рудый.

Поэтому надеюсь, что арест Коршунова — это только начало. Бывший директор ФСИН Александр Реймер и его бывший зам Николай Криволапов, которые воровали на электронных браслетах — просто дети по сравнению с Коршуновым и другими. У меня, к слову, есть информация о том, что Коршунов с Мухетдиновым и Рудым, которые вместе регулярно отдыхали в ведомственном санатории «Аксаково», не просто воровали, а выводили деньги в офшоры и покупали недвижимость за границей.

Теперь важно, чтобы Коршунов не испугался и начал сотрудничать со следствием, хотя это может быть опасно: инсценировать суицид в камере в «Лефортово» — не большая проблема. Я уже начал публиковать все документы, которые у меня есть, чтобы все знали, какие махинации проворачивали эти люди, и, надеюсь, следствие не остановится только на Коршунове.

— А что скажете о Корниенко — директоре службы?

— Это человек, который играет с Путиным в хоккей. К тому же он десять лет как на президентской службе: сначала был замдиректора ФСО, затем — директором Государственной фельдъегерской службы. Думаю, еще в июне Путин известил Корниенко, что он в курсе воровства внутри ФСИН, и предложил разобраться с этим самостоятельно. Не исключаю, что в скором времени его назначат на какую-нибудь почетную должность — до пенсии досидеть.

— Вы обещали отправить посылочку Коршунову в СИЗО. Что передадите?

— Да, я еще в 2014-м обещал ему передачку — мол, закажу 20 кг сухарей через интернет-магазин. Пусть чай пьет, ест и думает о том, как он себя вел. Вообще планирую написать ему письмо: мне интересно, осознает ли он свои ошибки, ведь ему были безразличны проблемы заключенных. А теперь он сам... Знаете, мы с Моторным предлагали ему продавать заключенным тонометры, глюкометры, чтобы те могли следить за здоровьем. Но он не разрешил: «Тут вам не санаторий». А теперь он, гипертоник, сам фактически становится нашим подопечным...

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания