Новости дня

17 апреля, суббота




16 апреля, пятница



































15 апреля, четверг





sobesednik logo

Александр Сокуров: Закон о контроле за просвещением – отрава для всех думающих людей

20:11, 16 марта 2021

Александр Сокуров: Закон о контроле за просвещением – отрава для всех думающих людей
Фото в статье: Global Look Press
Фото в статье: Global Look Press

Кинорежиссер, член СПЧ жестко прокомментировал скандальный закон и признался, что окончательно разочарован в Госдуме.

Госдума приняла законопроект, призванный оградить российскую молодёжь от «антироссийской пропаганды под видом просветительской деятельности». Теперь всякую просветительскую деятельность будет контролировать государство. Порядок, условия и формы ведения самым широким образом понимаемой просветительской деятельности, а также контроль за ней отныне устанавливаются правительством РФ – дабы пресечь всякое  «разжигание социальной, расовой, национальной или религиозной розни, в том числе с помощью распространения недостоверных сведений об исторических, национальных, религиозных и культурных традициях народов».

Помимо явного намерения определять достоверность истории, государство создаёт для научной, культурной, образовательной деятельности новые и весьма жёсткие административно-правовые, если не сказать уголовные барьеры.

Бюрократическая волокита и практически «оруэлловский» тоталитаризм, похоже, идут в России рука об руку.

Sobesednik.ru поговорил о новом законе и его нешуточных последствиях с режиссёром, правозащитником, членом СПЧ при президенте РФ Александром Сокуровым.

– Александр Николаевич, как вы можете прокомментировать принятие Госдумой этого закона вопреки сильному возмущению научной общественности, президиума Российской академии наук?

– Как я могу это прокомментировать? Испытываю очередное недоумение от закона, принимаемого нашим парламентом.

Что ни закон, то изумление. Я разочарован поведением моего парламента. Пока это ещё мой парламент, поскольку я гражданин России. И я сожалею, что у меня такой парламент.

– Как вам кажется, какие периоды в большой и сложной истории нашей страны станут предметом особой «заботы» о достоверности со стороны власти?

– Это наше время. А также всё, что касается различных частей страны в разные исторические периоды. Но в первую очередь это направлено на препятствование изучению собственной страны. Потому что страну надо изучать, имея полное право ошибиться в оценках. Человек имеет право ошибиться, размышляя. И этот закон просто препятствует свободному размышлению.

Это просто отрава для людей, которые не могут не думать и не размышлять, борьба против них. Парламент не должен принимать такие законы.

– Вы упомянули территории, входившие в разное время в состав нашей страны. Речь о Кавказе?

– В первую очередь Кавказ, да. Регионы, где существует исламский акцент на культуре, очень интересные, разнообразные формы культурно-религиозной жизни. Закон препятствует дискуссиям по поводу национальной и религиозной жизни народов, просто закрывает этот вопрос. 

– А если подумать о советской истории, самых спорных и трагических её событиях «сталинского» периода?

– Быстро, «с коленок» я не хотел бы отвечать на этот серьёзный вопрос, в котором есть жажда правды.

Но мне кажется, что новый закон направлен в первую очередь против осмысления того, что происходит в стране сейчас. Того, что будет происходить через полгода, год, в текущее пятилетие.

Мы имеем право анализировать, размышлять об этом, и это будет и должно приводить к совершенно разным взглядам. И только в дискуссии мы можем находить согласие и какую-то общую точку зрения.

Абсолютно закрыта и запрещена всякая дискуссия по поводу того, что сейчас происходит на чечено-ингушской границе. Моя ученица сделала документальный фильм «Граница», который как раз исследует эту проблему. И месяц назад её фильм запрещен к показу Министерством культуры. Вот самая прямая иллюстрация запретов и цензуры в ответ на призывы людей к дискуссии, к разговору.

Такие законы, насколько я понимаю, позволяют квалифицировать как террористический акт любое размышление и любое несогласие с принятой точкой зрения. Боюсь, в этом законе заинтересованы спецслужбы, осуществляющие некомпетентное вмешательство в национально-культурную жизнь страны...

– Как вам кажется, какие площадки, платформы, проекты, люди первыми попадут под удар законопроекта?

– Абсолютно все площадки и платформы. В первую очередь молодёжная среда, высшие учебные заведения, газеты, телевидение, радиовещание, всякое пространство, где люди думают и обсуждают, пространство всей страны.

Сейчас дискуссии об этом идут в СПЧ, где я состою. Безрезультатные дискуссии.

По-моему, Совет наполовину напуган тем, что происходит в стране, и не знает, что делать, как это всё квалифицировать.

Люди в нашей стране должны понимать, что этот закон уже принят, противодействовать ему невозможно. Дальше начинаются суды, аресты, тюрьмы, колонии...

– Нас ждет усиление репрессий?

– Без всякого сомнения. Зачем это принимает парламент, я не знаю. ФСИН готов принять новые тысячи заключённых? Новые лагеря будут строить? Посмотрим. Это крайне тревожное и неблагоприятное для страны положение. Парламент работает против молодёжи и образованной части страны.

– Помимо репрессивного момента, что ещё может принести законопроект? Представители научного сообщества говорят, что он неимоверно затрудняет международные и иные научные проекты, договоры, исследования новыми бюрократическими препонами и волокитой.

– Вы ответили на ваш вопрос. Усложняет, затыкает, замедляет и все ограничительные глаголы, какие только можно употребить.

– Что сулит нам жизнь с этим законом в обозримом будущем?

– Это будет кризис гуманитарного развития моей страны, общества, народа.

Николай Васильев.

Рубрика: Политика

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^