Новости дня

24 ноября, вторник
















23 ноября, понедельник






















22 ноября, воскресенье






sobesednik logo

Мовчан: "Правоохранительную систему использовали, чтобы отнять активы у Калви"

07:01, 17 ноября 2020

Мовчан: "Правоохранительную систему использовали, чтобы отнять активы у Калви"
Майкл Калви // АГН "Москва"
Майкл Калви // АГН "Москва"

На днях Верховный суд освободил основателя фонда Baring Vostok (BV) Майкла Калви и других фигурантов дела из-под домашнего ареста. Правда с оговорками: например, нельзя выходить из дома в ночное время. Калви уже заявил, что намерен выйти на работу.

Освобождение одного из крупнейших иностранных инвесторов «Собеседник» обсудил с известным финансистом, управляющим партнером Movchan's Group Андреем Мовчаном.

На самом деле точка в деле Калви не поставлена, а основанием для освобождения суд счел то, что фигуранты выплатили 2,5 млрд вмененного ущерба – в декабре 2019-го обвинение в мошенничестве было переквалифицировано в растрату.

Между тем с самого начала представители крупного бизнеса видели в «деле Калви» скорее следы подковерной борьбы, чем преступление. Так, в качестве «примет» такой борьбы назывались разные неувязки. Заявление о похищенных у банка «Восточный» миллиардах подал в ФСБ член совета директоров и акционер банка Шерзод Юсупов. Сделал он это 7 февраля, а уже 13-го Калви был задержан. Кроме того, при избрании меры пресечения судья Басманного суда указал следствию: часть документов даже не переведена на русский язык.

– Предполагаю, что BV инвестировал в этот банк, не до конца проверив состояние его активов, — высказывал сразу после ареста Калви в разговоре с «Собеседником» свою точку зрения Мовчан. – Сам Калви инициатором преследования называл Артема Аветисяна, одного из руководителей АСИ (Агентства стратегических инициатив), с которым фонд начал разбирательство в Лондонском международном суде по подозрению в мошенничестве в ряде сделок. А арест, видимо, русский ответ... Аветисян, у которого около 30% акций «Восточного», неплохо встроен в систему, у него есть хорошие друзья (начиная, по слухам, с сына главы Совбеза Николая Патрушева).

Андрей Мовчан // Фото: скриншот с YouTube

– Что думаете сейчас, после этого решения? – спросила я Андрея Мовчана.

– Перефразируя одного американского политика (если что-то летает, как утка, крякает, как утка, я имею право называть это уткой): если бизнесменов, которые до этого пользовались очень хорошей репутацией, выпускают после того, как они отдали свой бизнес, то я имею право называть это освобождением после отдачи бизнеса.

– А что сказал Лондонский суд?

– Насколько я понимаю, было условие, что все иски отзываются. И мне кажется, ситуация на самом деле еще хуже, чем она была до этого. Потому что до этого решения еще как-то можно было считать: может быть, имеет место элемент преступления. В конце концов, мы же не можем утверждать на 100%, что преступления не было… Но сейчас, когда их немедленно выпускают непосредственно после того, как они отдали актив другу сына Патрушева и закрыли все иски, сомнений не остается – правоохранительную систему использовали для того, чтобы отнять активы.

– Вы не знаете, чем Калви намерен заниматься?

– У него огромный фонд с инвестициями в Россию и обязательства перед инвесторами. Один актив они потеряли, но, видимо, Калви будет пытаться что-то сделать с другими, чтобы не потерять их.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №44-2020 под заголовком «Майклу Калви запретили гулять по ночам».

Рубрика: Политика

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^