Новости дня

29 марта, воскресенье

28 марта, суббота













27 марта, пятница






























Грядет война народная, турецкая война: Эрдоган готовится к бою или торгуется?

02:07, 27 февраля 2020
«Собеседник» №07-2020

Боевик сирийской вооруженной оппозиции, поддерживаемой Турцией // фото: Anas Alkharboutli / TASS
Боевик сирийской вооруженной оппозиции, поддерживаемой Турцией // фото: Anas Alkharboutli / TASS

В последние недели ситуация в Сирии настолько осложнилась, что выглядит уже как канун российско-турецких боевых действий. Яблоко раздора – сирийский Идлиб. Что там происходит и почему стороны не могут договориться?

Новости с фронта

  • 20.02.2020. Атаки боевиков при поддержке турецкой артиллерии на подразделения сирийской армии.
  • 23.02.2020. ВКС РФ разбомбили дорогу, по которой двигалась турецкая танковая колонна в Идлибе.
  • 24.02.2020. Минобороны опровергло информацию о бомбежке ВКС РФ населенных пунктов Идлиба.
  • 25.02.2020. Эрдоган сообщил о планах встречи с Путиным.

Угрозы для посла

В эту сирийскую провинцию на протяжении последних лет войны сгонялись все радикальные исламисты. И когда встал вопрос, что с ними дальше делать, начались вполне прогнозируемые проблемы: как отделить умеренных от радикальных? Турция, как один из гарантов (наравне с Россией и Ираном) урегулирования ситуации в регионе вроде как взялась за эту непростую задачу. Но особо не преуспела. А Башар Асад, между тем, принялся активно освобождать провинцию, и сирийские войска сильно придвинулись к Идлибу. Это вызвало беспокойство турок, которые обвинили Россию в невыполнении сочинских договоренностей 2018-го и грозят начать полноценную военную операцию в Сирии. Если к 29 февраля сирийские войска не отойдут на дальние позиции. Начнут ли?

Тем временем российский посол в Анкаре получает угрозы – аналогичные тем, что накануне убийства в 2016-м получал предыдущий посол Андрей Карлов…

О том, что конфликт балансирует на грани горячей стадии, признали даже в Пентагоне. Представитель ведомства в начале февраля заявил, что США рассчитывают на достижение между Россией и Турцией компромисса по провинции Идлиб.

Останется ли Россия в стороне от всего этого, или мы и впрямь на пороге новой войны с Турцией?

В зоне

– У меня и тех сирийцев, что живут в России, осталось много знакомых и родственников в Идлибе, – рассказывает политолог из Сирии, доцент кафедры современного Востока РГГУ Низар Буш. – Это все мирные граждане. Мы каждый день созваниваемся. Если, конечно, им удается выйти на связь. Иногда они присылают даже видео о том, что творится в Идлибе. Но все это очень опасно. Если там узнают, что люди разговаривают с нами, что они за сирийскую армию и за Россию, их могут убить. Там осталось очень много мирных граждан, они ждут сирийскую армию, ждут российскую военную полицию. Говорят, что нуждаются в помощи. Что еду им не раздают совсем, воды дают очень мало, а электричество включают на два часа в день. За него заставляют платить, хотя работы нет никакой. Когда Идлиб был сирийским (а я там жил), это был идеальный город мирового уровня, с великолепными школами, стадионами, домами...

Низар Буш уверяет, что радикалам, удерживающим провинцию, турки раздают свои флаги и военную форму. Чтобы ни сирийские, ни российские военные не могли наносить удары по ним.

– Одновременно они обстреливают правительственные войска, – добавляет Буш.

Это делают те, кто надел турецкую форму?

– Да, насколько нам рассказывают. Эрдоган обещал, что за два года отделит умеренную оппозицию от радикалов. Но ничего этого, к сожалению, не сделал. Наоборот, радикалы получали оружие из Турции. Эрдоган хочет, чтобы эта территория находилась под его контролем. Он впрямую говорит, что это турецкое пространство. То есть не чужая для него земля, не чужое государство.

– Знаете, люди уже в таком отчаянии, что даже готовы к тому, чтобы умереть под сирийскими бомбежками, – добавляет Низар Буш. – И это не один, не два человека. Иногда целая группа людей собирается вместе, чтобы поговорить с нами по громкой связи. Они рассказывают, что чувствуют себя заложниками – им не дают уйти по коридору, сразу стреляют. И вот недавно эти люди сказали: пусть бомбят, мы уже не боимся. Часть из нас умрет, зато спасутся остальные, а террористов уничтожат. Вот до какого отчаяния там дошли.

Импровизированный лагерь для детей, перемещенных из-под

бомбардировок у Идлиба // фото: Global Look Press

Международное право поддается трактовкам

– Мы сейчас в Идлибе видим условную игру на повышение ставок между Россией и Турцией, – говорит арабист, кандидат политических наук, доцент НИУ ВШЭ Леонид Исаев. – Ведь на самом-то деле трения по Идлибу проявились не вчера. Так было и летом 2018-го, тогда обострение было связано с выводом американских войск и началом турецкой военной операции. Но в тот раз Путин и Эрдоган договорились в Сочи. Сейчас вопрос в том, можем ли мы достичь договоренности хотя бы по краткосрочной перспективе.

Так все-таки возможно или нет отделить радикалов от умеренных в Идлибе?

– Сегодня, как я понимаю, Турция не видит для себя приемлемой возможности сделать это. Да и Россия не очень-то готова на такое дело. Асад со своей стороны предлагает полномасштабную военную операцию. Но не могу сказать, что это тот вариант, который устраивает и турок, и русских.

В этих группировках очень неоднородный состав. Даже внутри одной могут существовать разные точки зрения на то, как дальше развиваться: одни считают, что нужно занять более умеренную позицию; другие – что продолжать борьбу; третьи настаивают на сближении с Асадом; для четвертых это недопустимо…

То, что сейчас происходит в Идлибе, особенно то, что там гибнут турецкие военные, льет воду на мельницу тех сил в Турции, которые считают, что Россия – противник, и договариваться с ней не имеет смысла: ведь решили же в 2018-м в Сочи, что конфликт не должен завершаться военным путем…

То есть уже забыли про сбитый турками российский самолет, и про то, что Турция самовольно ввела войска в Сирию?

– Подобные аргументы используются под ситуативные интересы той или другой стороны. Когда русским было выгодно обосновать легитимность присутствия Турции на территории Сирии, в Кремле вспомнили про Аданское соглашение 1998-го (Анкара в случае угрозы своей безопасности может ввести войска на приграничные территории Сирии – Ред.)… Не могу сказать, что у какой-то из сторон есть четкая стратегия, которая бы соблюдалась на протяжение всего конфликта. Думаю, все они, присутствуя в Сирии, боятся брать на себя ответственность за принимаемые решения. Это объяснимо. Но усугубляет ситуацию.

Чего хочет Турция

– По разным данным, в Идлибе сегодня находится от 10 до 30 тысяч боевиков в различных исламских группировках. Понятно, что разделить их на радикальные и умеренные, очень сложно. Но, с другой стороны, не стоит забывать, что Турция поддерживает ряд группировок, которые там находятся, – объясняет доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов. – Этот не секрет, поскольку нынешнее турецкое руководство – выходцы из умеренных исламистов, из Братьев-мусульман. Правящая группировка страны идеологически близка к действующим в Идлибе вооруженным суннитским  формированиям. Турция продвигает в Сирии свои интересы.

Впрочем, не только в Сирии, – продолжает эксперт. – мы видим такую же политику и в Ливии, и в Катаре (там Анкара строит две военные базы). Это и поддержка Турцией движения Братьев-мусульман… Все это – политика неоосманизма, то есть продвижения интересов Турции во все регионы, которые некогда входили в состав Османской империи. Причем, это касается не только Ближнего Востока, но и Крыма. А, если говорить откровенно, и некоторых мусульманских регионов России (в первую очередь Татарстана). Идея тюркского мира витает в воздухе. Турецкие руководители сегодня считаются лидерами мусульманского мира.

Отношения между Россией и Турцией были неплохими, – отмечает Долгов, –  до того момента, пока Эрдоган не решил полностью проявить свои амбиции в Сирии. И делает он это настойчиво, жестко, умело играя на противоречиях между США, ЕС и Россией.

Выходит, все переговоры изначально обречены на провал?

– Думаю, в итоге все же будет достигнут консенсус: иначе это приведет к свертыванию общего комплекса российско-турецких отношений. Это невыгодно России, но еще больше невыгодно Турции. Кстати, усиление турецкой экспансии в Сирии невыгодно и Западу. Особенно Евросоюзу, так как это приведет новому витку беженцев в Европу. Но этот вопрос – палка о двух концах – ведь Эрдоган уверяет, что якобы сдерживает этот поток… Поэтому, скорей всего, сейчас Запад будет обвинять Россию во всех смертных грехах, в том числе и в бомбардировках беженцев. Так и раньше было.

Но тем не менее. На этот раз НАТО не поддержало Турцию, своего члена, заявив: не будет вмешиваться в конфликт. Там понимают, что Турция – лидер исламистского мира, который действует не только против России, но и против Запада тоже. Мы становимся свидетелями возвышения нового актора в международной политике.

Что делать?

Отдых в Турции может стать горящим

– Что будет в турсезоне, можно только гадать, – сказал «Собеседнику» вице-президент Ассоциации туроператоров России (АТОР) Владимир Канторович. – Я, например, уже купил путевку в Турцию на лето. И сдавать не собираюсь. Что касается того, будут ли туроператоры помогать туристам в случае форс-мажора... У нас в законодательстве каша: так, мы должны выполнять свои обязанности перед туристами в любом случае, а вот авиакомпании – нет...

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №07-2020 под заголовком «Грядет война народная, турецкая война?».

Тема: Сирия

Теги: #Турция

Рубрика: Политика

Поделитесь статьей:
Колумнисты

^