Новости дня

30 марта, понедельник








29 марта, воскресенье






















28 марта, суббота














"Планировали спланировать теракты". Где в деле "Сети" настоящий акт устрашения

02:07, 18 февраля 2020
«Собеседник» №06-2020

Обвиняемые по делу «Сети» в зале суда
Обвиняемые по делу «Сети» в зале суда

Дело «Сети» (Запрещена в РФ. Во всяком случае, пока.) вызывало немало вопросов. Самый главный: за что держат в застенках молодых анархистов и антифашистов? Когда 10 февраля молодые люди получили сроки от 6 до 18 лет, большинство – строгого режима, вопросов стало еще больше.

Ведь семь человек осудили на основании признательных показаний, которые были выбиты под пытками. Заявления фигурантов дела о пытках суд Пензы счел «несостоятельными».

Хаки, краска, баллон и ток

В отличие от «московского» или «болотного дела», в деле о «террористическом сообществе «Сети» не было информационного повода. Фигуранты не били стекол и не сжигали стульев в офисе «Единой России». О них стало широко известно, когда из застенков дошли известия о жутких пытках, посредством которых из них выбивались показания. Из вещдоков нашлись только несколько подкинутых стволов, сырье для краски-серебрянки, одежда защитного цвета, мемуары Кропоткина и баллон от огнетушителя, назначенный бомбой. Но все это связалось воедино с помощью электротока: ФСБ успешно доказала, что парни «планировали спланировать» (это из уголовного дела) теракты.

– Те, кто инициировал дело «Сети», сказали: «Мы будем делать, что хотим», – считает правозащитник Лев Пономарев. – «Вы просто утретесь, крики "Позор!" не в счет. Пытать можно. Сопротивляться – нельзя. Захотим, дадим 6 лет, захотим – 18. Захотим – и вы будете террористами, сознаетесь во всем».

Политик Дмитрий Гудков назвал приговор по делу «Сети» «еще одной вехой на пути в подвал 37-го года».

Ящик Пандоры открыт

– Возможно, это и есть ящик Пандоры. И часть его хорошо была видна, когда в Пензе после приговора задерживали ребят, приехавших поддержать нас, – говорит Татьяна Чернова, мама фигуранта дела Андрея Чернова. – И когда полиция пыталась попасть в квартиру моего сына (Алексея, брата Андрея. У него остановились часть активистов, приехавших на оглашение приговора. В городе были задержаны как минимум 4 активиста. – Авт.). Это был самый настоящий акт устрашения молодежи.

По словам Татьяны, она и другие родители фигурантов были настроены на тот приговор, что прозвучал в зале суда. Хотя в российской судебной практике судья обычно дает все-таки меньше, чем просит прокурор, в деле «Сети» суд полностью поддержал обвинение.

– Ведь это сфабрикованное дело, по которому нет никаких доказательств, – продолжает Татьяна. – А то, что обвинение предъявляло в этом качестве, адвокаты разнесли в пух и прах. То, что суд оставил сроки без изменений, еще раз говорит о сфабрикованности дела.

Когда все это только началось, многие не интересовались происходящим. Но сейчас мне звонят даже люди старшего поколения – они ужасаются, говорят слова поддержки. Все больше людей выходит на пикеты. Поддержка чувствуется. И  главное – ее чувствуют наши сыновья.

– Когда прокурор озвучил эти цифры, мы понимали, что суд сделает то же самое, – говорит мама Ильи Шакурского Елена Богатова. – У нас одна система, и невозможно, чтобы было по-другому. Но мы будем идти до конца и не отдадим своих детей.

Сейчас родители осужденных вместе с адвокатами готовятся к апелляции. А тем временем в поддержку фигурантов дела «Сети» проходят пикеты по всей стране. За ребят вступились и российские ученые. «Решение по «делу "Сети" и есть самый настоящий акт террора, который наносит жестокий удар по основам российской государственности», – говорится в их открытом письме.

Как плелись «сети»

В середине октября 2017 года в Пензе силовики задержали студента-физика Егора Зорина. Его обвинили в участии в террористическом сообществе, целями которого были «насильственное изменение конституционного строя», «дестабилизация политической обстановки в стране», «раскачка народных масс» и вооруженный захват власти. Зорин дал показания на других фигурантов и был отпущен под домашний арест. Затем его уголовное дело было прекращено. Но проблемы начались у других.

Дмитрий Пчелинцев, 18 лет строгого режима

Работал инструктором по стрельбе, увлекается кино и музыкой. Задержан 27 октября 2017 года. При досмотре машины под задним сиденьем обнаружили две гранаты. По словам Пчелинцева, гранаты ему подбросили.

Вскоре, уже в СИЗО, заявил, что намерен признать вину. В декабре во время свидания с женой рассказал, что его каждый день пытали. Подвешивали вниз головой и били током. Под пытками признался, что он «лидер террористического сообщества». Позже отказался от этих показаний.

Илья Шакурский, 16 лет строгого режима + штраф 50 тыс. рублей

Учился на физмате ПГУ, работал волонтером центра спасения бездомных животных, играл в панк-группе. Дружил с Дмитрием Пчелинцевым. Обвинение назначило его разведчиком. Он якобы отвечал за разведку местности, изготовление СВУ (самодельное взрывное устройство) и обучение навыкам выживания.

Задержан 19 октября 2017 года в Пензе. Во время обыска у Шакурского изъяли зарегистрированное оружие, а также СВУ и пистолет, якобы обнаруженные под диваном. Шакурский говорил на допросе, что СВУ и пистолет ему подбросили. Позже дал признательные показания, но потом заявил, что сделал это под пытками.

В мае 2019 года выяснилось, что файлы на его ноутбуке – одно из главных доказательств обвинения – были изменены после его ареста.

Андрей Чернов, 14 лет строгого режима

Учился в пензенском педагогическом институте на физмате. Работал слесарем-сборщиком на заводе. Помогал бездомным. Играл в страйкбол с Пчелинцевым. По версии следствия – связист в сообществе «Сети».

Задержан на заводе 9 ноября 2017 года в Пензе. Помещен в СИЗО, где ему угрожали, что брата отправят туда же, если не подпишет все, что требуется. Признание он подписал после того, как к нему привели Пчелинцева после пыток. Позже Чернов отказался от своих показаний.

Максим Иванкин, 13 лет строгого режима

Работал поваром, помогал бездомным. По версии обвинения – разведчик.

Задержан 30 марта 2017 года вместе с Михаилом Кульковым. У них якобы обнаружили наркотики. В июне 2018 года на Иванкина и Кулькова завели дело о подготовке к производству или сбыту наркотиков в крупном размере, которое присоединили к делу «Сети». На допросах в Пензенском областном суде Иванкин заявил, что «признание» он дал под давлением сотрудников ФСБ: его избивали и угрожали паяльником.

11 ноября 2019 года Иванкин начал голодовку вместе с Сагынбаевым и Пчелинцевым, требуя расследования пыток. Требования удовлетворены не были.

Михаил Кульков, 10 лет строгого режима

Учился в колледже, вместе с другим фигурантом дела Максимом Иванкиным раздавал еду бездомным. По версии следствия, обучал участников навыкам оказания первой помощи после огнестрельных и минных ранений. Кульков утверждает, что не обладает медподготовкой и никогда не изучал медицину.

Василий Куксов, 9 лет общего режима

Закончил Аграрный университет. Работал инженером-конструктором, был волонтером в приютах для животных. По версии обвинения, Куксов учил остальных шифровать информацию. Сам Куксов говорит, что шифровать не умеет.

Задержан 19 октября 2017 года, при задержании был избит. В сентябре 2019 года Куксов рассказал в суде об избиениях и пытках. В СИЗО заразился открытой формой туберкулеза.

Арман Сагынбаев, 6 лет колонии общего режима

Родился в Новосибирске, переехал в Петербург. Учился в музыкальной школе. Увлекается программированием. Обвинен в участии в террористическом сообществе.

Задержан 5 ноября 2017 года в Петербурге, после чего доставлен в Пензу. В сентябре 2018 года сообщил адвокату, что его постоянно пытали током и избивали. После пыток и угроз, в том числе – изнасилованием его девушки, оговорил себя и других людей, которые стали обвиняемыми по делу «Сети».

Никто из фигурантов не признал вину в участии в террористическом сообществе и намерении свергнуть власть.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №06-2020 под заголовком «"Планировали спланировать"».

Рубрика: Политика

Поделитесь статьей:
Колумнисты

^