Новости дня

20 февраля, четверг
















19 февраля, среда














18 февраля, вторник














Сергей Алексашенко: Новый кабмин не сможет изменить ситуацию в экономике

13:36, 25 января 2020

Сергей Алексашенко
Сергей Алексашенко

Чего мы хотим от власти? Жить лучше, чтобы у нас на лицах были улыбки, чтобы мы получали больше денег и чтобы качество нашей жизни улучшалось.

Президент Путин выделил полтриллиона рублей, чтобы раздать денег самым бедным. На мой взгляд, это не решение проблемы – в целом в жизни людей ничего не изменится. В любой стране граждане могут жить лучше лишь в том случае, если растет экономика. Потому что чем быстрее она растет, тем выше зарплаты, тем больше рабочих мест и тем лучше живут граждане…

А если экономика растет так, как она росла в России в последние 10 лет – со скоростью 1% в год, – то доходы населения, конечно, тоже могут иногда расти, но… Практика показывает, что в такой ситуации растут доходы наиболее обеспеченных слоев. А бедные становятся еще беднее: правительство то один сбор введет, то другой – то на утилизацию мусора, то на систему «Платон», то на капремонт, то еще что-то. Одним словом, правительство заставляет нас платить все больше и больше, а экономика при этом не растет.

Соответственно, ключевой вопрос: может ли российская экономика расти быстрее и может ли новое правительство что-то сделать, чтобы выйти на такой рост, чтобы все россияне смогли наконец почувствовать улучшение жизни?

Я считаю, что нормальный темп роста для российской экономики – 4%. То есть это 3,5% роста мировой экономики плюс еще кое-что сверху.

Экономика – это «существо», которое в мире хорошо изучено, никаких особых секретов там нет. Во всем мире она растет благодаря частной инициативе. Благодаря тому, что частному бизнесу создаются условия для того, чтобы он вкладывал деньги в экономику, чтобы его не кошмарили силовики, суды защищали права собственности… Вот тогда частный бизнес будет работать на развитие. И тогда в стране будет больше производиться товаров и люди в ней будут жить лучше.

К сожалению, Россия не относится к числу тех стран, которые думают о том, чтобы частному бизнесу лучше жилось. Экономическая доктрина Путина хорошо известна: он верит только в государственный бизнес. А то, что происходило в последние два года, после того, как он снова стал президентом, показало: его исключительные надежды на рост экономики и ускорение его темпов связаны с госинвестициями в рамках нацпроектов.

Мне это чем-то напоминает горбачевское ускорение: генсеку тоже казалось, что все очень просто – надо лишь побольше потратить денег и правильно инвестировать. И у Путина нашелся человек, который, похоже, вспомнил про опыт тридцатилетней давности. Его зовут Андрей Белоусов, еще недавно советник президента по экономике.

Андрей Рэмович – человек известный, который никогда не скрывал своего дирижистского настроя: самое главное – правительство должно правильно поставить задачи и выделить ресурсы.

И вот задачи поставлены, инвестиционные планы намечены, но выяснилось, что правительство Медведева за эти почти два года так ничего и не смогло сделать. Национальные проекты толком профинансировать не удалось – деньги были, но их не смогли потратить. Не говоря уж о том, что к целям, которые были намечены Путиным, страна не сильно приблизилась. На мой взгляд, это стало одной из главных причин отставки правительства.

И вот на смену премьеру Дмитрию Медведеву пришел премьер Михаил Мишустин, которого в Кремле считают эффективным менеджером. На смену первому вице-премьеру Антону Силуанову, который ко всем нацпроектам и ко всем тратам бюджетных денег относился одинаково: потратить как можно меньше, а положить в кубышку как можно больше, –пришел первый вице-премьер Андрей Белоусов. Который, собственно, и является автором всех этих нацпроектов и инвестиционных планов.

Если честно, я не верю, что в современном мире госинвестиции могут обеспечить устойчивый рост экономики. В лучшем случае они создадут какие-то условия для этого. Нельзя спорить с тем, что, если правительство потратит деньги на строительство дорог или на развитие аэропортов (и при этом деньги не украдут, а действительно все это построят), то инфраструктура будет лучше и для граждан, и для бизнеса и что в среднесрочной, долгосрочной перспективе это поддержит экономический рост. 

Сами по себе инфраструктура и транспортная доступность – вещи хорошие, но это никоим образом не решает проблемы частной инициативы и желания бизнеса заработать больше. А здесь, к сожалению, ничего не меняется: бизнес в России продолжают кошмарить, суды принимают политические решения в отношении бизнесменов, собственность перераспределяется по решению государства (губернатора, мэра, главного чекиста, главного пожарника, главного санэпидемврача и так далее).

Никаких возможностей у бизнеса защищать свои интересы не существует. Политическая конкуренция в России задавлена, создать партию, которая бы защищала интересы какой-то иной группы лиц, кроме бюрократии, невозможно. Соответственно, никаких политических изменений в этой части в России не предусматривается.

За последние 40-50 лет мировая экономика сильно изменилась, она стала глобальной. Стало понятно: ни одна страна в мире не в состоянии сама произвести все, что ей нужно. Государства должны сотрудничать, должна налаживаться производственная кооперация, инвестиции (а это не только и не столько деньги, но и оборудование, человеческий капитал, знание, навыки) должны свободно перетекать из одной страны в другую – туда, их можно использовать наиболее эффективно.

Но с 2014 года Россия из-за своей внешней политики находится под западными санкциями, которые фактически поставили барьер на пути иностранных инвестиций. В итоге российский частный бизнес, с одной стороны, задавлен силовиками, с другой – из-за внешней политики Кремля современные технологии и знания в Россию не приходят. То есть страна вернулась в состояние СССР, который должен был изобретать все технологии самостоятельно.

Вспомните громко заявленную пять лет назад политику импортозамещения. На это были потрачены сотни миллиардов рублей. А в результате выяснилось: деньги куда-то исчезли, а новых технологий почти не появилось.

Поэтому отношение к новому правительству у меня скептическое: оно принципиально не сможет изменить ситуацию, поскольку у кабмина нет контроля ни над силовиками, ни над внешней политикой.

Смогут ли новые назначенцы улучшить работу, к примеру, социального блока, который определяет качество жизни людей? Вице-премьер Татьяна Голикова сказала, что реформа здравоохранения провалилась. Но ведь именно она была ее идеологом… Сейчас в Минздрав пришел экс-глава Росздравнадзора. Бюрократ вырос на одну ступеньку. Но мы про него фактически ничего не знаем – ни его взгляда на реформу здравоохранения, ни его подходов к тому, что нужно делать…

Минкульт возглавила женщина, еще недавно – директор департамента ведомства. Я в бюрократической структуре работал и понимаю: это очень большой карьерный скачок. И маловероятно, что человек готов к такой работе, тем более если вспомнить, что она прямо и открыто заявляла, как много того, что мы относим к культуре, ей противно или скучно. Поэтому вряд ли можно ожидать, что в сфере культуры что-то изменится.

То же самое в образовании. Человек из Рособрнадзора стал министром, а все, что у него хорошего – более-менее наладил ЕГЭ. При этом именно он закрывал Европейский университет в Петербурге и «Шанинку». То есть его кредо понятно: не раздумывая выполнять приказ начальства. Но что он собирается делать в образовании, мы не знаем. Короче, пришли бюрократы, взгляды которых на жизнь нам совершенно неизвестны.

Теги: #Путин #Мишустин

Рубрика: Политика

Поделитесь статьей:

Колумнисты





^