Новости дня

18 июня, вторник














17 июня, понедельник



























16 июня, воскресенье




Андрей Мовчан: ПМЭФ как светская тусовка и кто такой "хороший инвестор"

23:56, 11 июня 2019
«Собеседник» №21-2019

Майкл Калви до форума так и не доехал // фото: агентство «Москва»
Майкл Калви до форума так и не доехал // фото: агентство «Москва»

Финансист, глава группы компаний по управлению инвестициями Movchan’s Group — об итогах ПМЭФ-2019 на примере «дела Калви»:

— Несколько высоких персон высказались с сожалением, что управляющий партнёр фонда Baring Vostok Майкл Калви не может приехать на международный экономический форум в Санкт-Петербург. Это была хорошая шутка — но Калви так и не появился на форуме, несмотря на готовность ФСИН «этапировать» его на мероприятие, залогом успеха которого должны бы служить гарантии прав и свободы инвесторов. Генпрокурор Юрий Чайка дежурно объявил, что по делу будет проведена проверка — вот и вся реакция власти на удар по крупнейшему иностранному инвестору в России, пользующемуся непререкаемым авторитетом и безупречной репутацией, в результате которого его руководитель оказался под домашним арестом, а несколько менеджеров — в тюрьме.

Я не эксперт в российской юриспруденции. Более того, экспертов сейчас и не может быть, потому что система плохо управляема, и управляется она не законами, а указаниями сверху (которые все чаще игнорируются) и местными интересами, все больше — коррупционными. Ее части функционируют как бы под «государевым оком», но при этом в своих интересах. Дело Калви — яркий пример. Это не кремлевская история, это атака на локальном уровне: вполне конкретные люди отжимают у него вполне конкретные деньги.

В сложившихся условиях власть рада официально заявить о «независимости» системы правосудия и своем невмешательстве. К сожалению, такое «невмешательство» не делает российскую систему правоохранения объективной и основанной на законе: и в деле Калви, и в других громких делах невооруженным взглядом видны многочисленные грубые нарушения. Уровень доверия к системе правоохранения в России крайне (и вполне заслуженно) низок, «независимость» превращается в очевидную ангажированность и вседозволенность, что, к слову, делает бессмысленной любую попытку ведения «честного» громкого дела — в честность никто не поверит.

Андрей Мовчан

Сложно сказать, как на самом деле относятся в Кремле к делу Калви. Судя по всему, оно Кремль мало интересует — иначе реакция могла быть существенно жестче. Возможно, Кремль ничего сделать и не может: вертикаль пробуксовывает, это уже не секрет. Вероятно, в Кремле уже и побаиваются что-то всерьез указывать — режим ведь держится на лояльных силовиках. А силовики лояльны настолько, насколько им позволено делать — за интерес или за деньги — то, что они хотят.

В некотором смысле дело Калви — это «проверка боем»: вот Кремль говорит, что плохо получилось; вот проходит некоторое время, и Кремль говорит, что хотелось бы видеть Калви на форуме; вот еще немного времени — и Путин говорит что-то совершенно нейтральное на тему «воровать плохо». Кремль явно «сдает позиции» — а что еще он сделает-то? Побурчит и перестанет? Пока Калви переведен из СИЗО под домашний арест, но все его коллеги остались в камерах. Что это, результат давления Кремля? Вряд ли — скорее так от Калви удобнее требовать выгодных заказчикам дела действий, шантажируя его судьбой его коллег за решеткой.

Надо заметить, что Кремль традиционно сохраняет свое своеобразное чувство юмора, наиболее ярко проявляющееся по наиболее грустным поводам. Предложение привезти Калви из-под ареста на инвестиционный форум звучит не менее ярко, чем памятное «Она утонула», и наглядно показывает отношение российской власти к иностранным инвесторам, да и вообще — к независимым бизнесменам: власть готова их использовать, когда выгодно, готова обходиться вообще без них, но точно не готова ни защищать их, ни помогать, ни даже — уважать. Хороший инвестор для Кремля — это инвестор, отдавший свои деньги и не возмущающийся результатами; хотеть возврата своих инвестиций — наглость, ждать прибыли — едва ли не преступление.

Что касается самих инвестиций, в последние годы власть в России прекрасно освоила искусство жонглирования словами по разным поводам, в том числе по поводу экономики. Весь разговор на ПМЭФ-2019 о росте инвестиций наполовину состоит из творчества Росстата, которое после истории о том, что у нас выросло строительство, но упало производство цемента, вызывает грустную улыбку, наполовину — из госвложений.

Государство может инвестировать во что угодно, это никак не будет влиять на реальный инвестиционный климат. А прямые негосударственные инвестиции падают, причем достаточно быстро. Все мизерные иностранные инвестиции сейчас фактически делаются из реинвестиционных потоков — то есть из того, что заработано на территории России. Все предыдущие крупные соглашения — и с китайцами, и с Катаром, и с Эмиратами, и приватизация Роснефти — оказались «украшением витрины».

ПМЭФ превратился в светскую тусовку — чиновники отрабатывают номер, немногочисленные иностранцы пьют, едят, развлекаются и кивают головами, организаторы зарабатывают деньги. Ждать иностранных инвестиций во вменяемых объемах не приходится, да Кремлю они и не нужны — проще самим; тем более что нарастающее расслоение в обществе, падение доходов населения и растущая бедность, технологическое отставание страны, кажется, власть не волнуют, пока у узкой элиты есть возможность зарабатывать, а власти ничто не угрожает.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №21-2019 под заголовком «Калви и Питерский форум».

 

поделиться:


Колумнисты


Читайте также