Новости дня

20 ноября, вторник













































Похороны Маккейна и прощание с Кобзоном: две эпохи проводили по-разному

«Собеседник» №34-2018

Слева: стихийный мемориал Джону Маккейну в Фениксе, Аризона // фото: Doug James / ZUMAPRESS.com / Global Look Press; справа: мемориал Иосифу Кобзону в Госдуме // фото: Komsomolskaya Pravda / Global Look Press
Слева: стихийный мемориал Джону Маккейну в Фениксе, Аризона // фото: Doug James / ZUMAPRESS.com / Global Look Press; справа: мемориал Иосифу Кобзону в Госдуме // фото: Komsomolskaya Pravda / Global Look Press

Иосиф Кобзон и Джон Маккейн, которые долго боролись с раком и дожили до 80 лет, представляли разные стороны баррикад. Но каждого из них можно назвать человеком-эпохой.

Иосифа Кобзона официальная Америка не любила, в США его не пускали, подозревая в связях с мафией. Джона Маккейна официальная Россия считала русофобом и врагом. И тот и другой в немалой степени определяли «выражение лица» и репутацию своих стран.

Сенатор Маккейн был республиканцем и противником политики Трампа, депутат Кобзон был коммунистом и защищал все решения Путина. Маккейн воевал во Вьетнаме и защищал идеалы демократии, Кобзон решал в Думе вопросы культуры и был другом криминальных авторитетов. То есть оба они по большому счету были носителями общенациональных ценностей своих стран. Как изменятся эти ценности с уходом таких двух масштабных людей, неизвестно, но Россия и Америка прощались с Кобзоном и Маккейном со всеми почестями. Что-то в этом прощании было одинаковым, что-то сильно различалось...

«Никаких паспортов и обысков, никто не имеет права вас остановить»

Сенатор Маккейн сам спланировал церемонию своих похорон – еще в апреле этого года (диагноз уже не оставлял никаких надежд). Попросил выступить с прощальной речью Барака Обаму и Джорджа Буша-мл., двух президентов, которым он когда-то проиграл на выборах. Маккейн также захотел, чтобы на похоронах гроб с его телом нес российский оппозиционер Владимир Кара-Мурза (мл.), один из его друзей. Об этом же он попросил актера Уоррена Битти, с которым тоже был дружен, и экс-главу Пентагона Уильяма Коэна. Но то, что гроб с его телом для прощания будет стоять на Капитолийском холме в столице США, – этого сенатор, конечно, планировать не мог, поскольку так Америка прощается только с президентами. Лишь 12 сенаторов за всю историю США были удостоены такой чести. 

Перед церемонией в Капитолии США в Вашингтоне с Маккейном несколько дней прощались в Аризоне // фото: Global Look Press

Попрощаться с Джоном Маккейном пришли самые видные государственные деятели: это и Барак Обама, и Джордж Буш, а также Билл и Хиллари Клинтон, вице-президенты США Джо Байден и Майк Пенс, Пол Райан, спикер палаты представителей, и даже 95-летний Генри Киссинджер, столп американского политического истеблишмента. Были все. Все, кроме Трампа. 

Президент США Трамп, согласно воле сенатора Маккейна, не был приглашен ни на прощание, ни на похороны.

– Это следствие враждебного и мелочного по отношению к Маккейну поведения Трампа и, конечно, большая репутационная потеря для президента. С самого начала Трамп отказался от официального некролога,  решив ограничиться коротким твитом с соболезнованиями семье, и через 48 часов после смерти Маккейна распорядился поднять приспущенные флаги Белого дома, хотя в таких случаях флаги на всех государственных зданиях остаются приспущенными вплоть до похорон, – рассказала нам Карина Орлова, журналист «Эха Москвы» в Вашингтоне. – Затем Дональд Трамп под нажимом общества и собственной администрации распорядился снова спустить флаги и все же выпустил официальное заявление о смерти Маккейна. Мелочная и позорная история.

Администрацию Трампа на прощании представляли генералы Келли, Метьюс и Джон Болтон. Также на церемонии присутствовали дочь Трампа Иванка и его зять Джаред Кушнер. С украинской стороны на прощание прибыли президент Петр Порошенко и киевский мэр Кличко. Никто из официальных лиц России не был приглашен, инициативы от российской стороны, впрочем, тоже не было. И хотя посольства всех стран в Америке приспустили на время прощания флаги, российское посольство, по свидетельству Орловой, не сделало даже этого.

Для организации церемонии прощания были выпущены билеты. Они совершенно бесплатные и, как объяснила нам Карина Орлова, нужны были для того, чтобы понимать, сколько придет людей. Учитывая количество желающих, церемонию для публики перенесли на час раньше. В Капитолии она продолжалась с 13 до 20 часов. Людей запускали группами. Какое-то время они стояли в тишине в зале с гробом и уходили.

фото: Christy Bowe / ZUMAPRESS.com / Global Look Press

– Это выглядит не так, как в России, когда люди проходят не останавливаясь мимо гроба, – говорит Карина, – и никаких, разумеется, паспортов и обысков. Капитолий в принципе открыт для публики. По Конституции США любому человеку гарантирован беспрепятственный доступ к представителям власти. Никто не имеет права вас остановить.

 

Да уж. В нашу Думу обычных граждан не допускают. Да не всех журналистов на похороны депутатов, оказывается, тоже...

«Кобзон этого не позволил бы!»

Неразбериха с панихидой по Кобзону началась еще накануне. Как объявили в Московской областной филармонии, которая отвечала за аккредитацию журналистов (прощание назначили в зале им. Чайковского), на мероприятии ожидаются первые лица страны. А значит, каждого будет проверять ФСО. Корреспонденты «Собеседника» вовремя прислали необходимые документы. Но на следующий день нам сообщили, что Госдума, которая утверждала списки журналистов, отказала «Собеседнику» в аккредитации. Не называя причин. Как выяснилось позже, та же участь постигла корреспондентов и других неприятных для властей СМИ – «Новой газеты» и телеканала «Дождь». Но мы все же побывали на панихиде как обычные посетители.

За час до начала площадь Маяковского перекрыли, а также закрыли ближайший к Концертному залу им. Чайковского выход из метро. Чтобы попасть к Кобзону, приходилось делать километровый крюк. Пожилые люди, а их было большинство среди желающих проститься с артистом, возмущались.

– Почему же они поступают с нами как со свиньями?! – недоумевает бабушка с двумя гвоздичками. Она идет медленно, громко вздыхая. – Кобзон этого не позволил бы!

У концертного зала давка. Если обычных посетителей пропускают в общий вход, то вип-персоны растеряны: как им-то просочиться... Музыкант Александр Градский кричит охране: «Что за бардак у вас творится?!» Много венков оставляют прямо у входа – не все разрешают проносить внутрь.

На прощании с Кобзоном собрался весь бомонд: от Валентины Терешковой, Геннадия Зюганова и Аллы Пугачевой до бывшей супруги Армена Джигарханяна Виталины, которая с удовольствием раздавала интервью.

Каждого пришедшего тщательно обыскивают (досматривают даже букетики цветов) и «гонят» по коридорам концертного зала. Просят проходить быстрее и не останавливаться. На сцену обычных смертных не пускают: положил цветы на краешек сцены – давай на выход. Атмосфера тяжелая. И не только потому, что панихида – мероприятие невеселое. Ощущение, что за тобой постоянно следят. Вокруг огромное количество охраны, даже мысленно проститься с любимым артистом в такой обстановке очень сложно. 

Ближе к 12:00 потянулись государственные деятели во главе с премьер-министром Дмитрием Медведевым. Путин зашел через служебный вход. При нем обычных посетителей решили не пускать, только вип-персон, которым, в отличие от нас, дозволялось пройти на сцену и подойти к открытому гробу.

Гроб с телом Кобзона выносили под аплодисменты зрителей. Правда, таких у выхода осталось совсем мало – многих попросили разойтись.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №34-2018 под заголовком «Кобзона и Маккейна похоронили в один день».

 

Теги: Путин, Медведев, Трамп

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания