Новости дня

15 ноября, четверг













































Суд с ФСИН: счет 11:2 в пользу "Собеседника"

«Собеседник» №29-2018

В Измайловском райсуде Москвы завершилось разбирательство между ИК-2 и «Собеседником». Женская колония требовала признать порочащей ее репутацию заметку «Кто зарабатывает на бесплатном труде зэков и мучениях врачей скорой».

ФСИН не понравилось расследование о сомнительных контрактах с частной фирмой на изготовление спецодежды, а также рассказ о тяжелых условиях труда отбывающих наказание женщин. Сведения о пошиве медицинских халатов нам удалось подтвердить в судебном заседании с помощью документов – в итоге в этой части суд в удовлетворении иска отказал.

Всего же из 13 спорных предложений из материала судья Наталья Семенова постановила опровергнуть лишь два: «Рабочий день длится от 8 до 12 часов. При этом людям почти не платят: зарплаты по 200–300 рублей». Это слова участницы Pussy Riot Марии Алехиной, которая сама сидела в ИК-2. Выступившая соответчицей по иску Алехина настаивает, что сказала правду, и вместе с «Собеседником» намерена обжаловать решение суда первой инстанции.

В пользу нашей позиции свидетельствуют и другие экс-заключенные ИК-2. «Самая шикарная зарплата у меня за все время была 800 рублей. Работала до 3 часов ночи, а выходной только воскресенье» – это из показаний Ольги, специально приехавшей в столичный суд из Арзамаса.

«Работала по 13 часов на старых машинках. Под окном была выгребная яма, дышать невозможно. Если отказываешься или жалуешься – отражается на УДО и начинаются придирки» – это уже слова нижегородки Екатерины Чучковой. Даже если писали жалобы – они «терялись», подтвердили в суде еще пять человек.

Низкие зарплаты видны и по справкам о зачислении денег на счет экс-заключенной Светланы Логиновой: от 56 рублей до в лучшем случае тысячи в месяц. Намного ниже МРОТ. Колония утверждает, что Логинова просто работала мало. «Квитки не соответствуют фактическому отработанному времени. Нас просто держали в рабстве», – возражает Светлана.

После резонансного суда мне начали писать бывшие заключенные со всей страны с похожими жалобами. «У меня была зарплата 100 рублей», – рассказал недавно освободившийся из мужской колонии в Свердловской области Алексей.

Эта проблема, как и пытки, имеет системный характер. И говорить о ней, даже если этого не хочется ФСИН, мы не перестанем.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №29-2018.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания