Новости дня

18 декабря, понедельник


































17 декабря, воскресенье











Элла Памфилова: Мерзки ярлыки и "ватника", и "врага народа"

«Собеседник» №2-2016

Элла Памфилова // Андрей Струнин / «Собеседник»

В интервью Sobesednik.ru Элла Памфилова прокомментировала скандальные высказывания Рамзана Кадырова об оппозиции.

В ответ на заявление Рамзана Кадырова о том, что к «представителям внесистемной оппозиции надо относиться как к врагам народа, как к предателям» и «их надо судить за подрывную деятельность», оппоненты назвали главу Чечни «позором России».

Масла в огонь подлила уполномоченный по правам человека Элла Памфилова, сказав, что «подобные заявления (тому, которое сделал Кадыров. – Ред.) вредны, поскольку оказывают президенту страны медвежью услугу, а на саму страну бросают тень». Депутаты Госдумы ее не поняли и посоветовали «выпить валерьянки». А мы попытались понять.

[:rsame:]

– Кадыров, похоже, совсем зарвался. Стоит ему сбавить обороты?

– Не мешало бы. С Кадырова, так же как с любого другого высокопоставленного государственного чиновника федерального уровня, должен быть особый спрос за то, что он декларирует. Поскольку его слова воспринимаются как руководство к действию – и не только подчиненными, но и обычными людьми. Любое неосторожное слово может иметь тяжкие последствия. Руководители такого ранга не могут уподобляться тем безбашенным блогерам, которые отравляют ненавистью, оскорблениями и непримиримостью отечественную блогосферу.

– Так оппозиция – враг или не враг?

– Несистемные оппозиционные течения весьма разнородны: от право-лево-либеральных до национал-патриотических. Естественно, что и несистемные политики резко отличаются друг от друга, в том числе и по морально-этическим качествам. Кстати, среди них есть и абсолютные бессеребренники, «заточенные» лишь на свои идеи. И если они не выходят за рамки правового поля, никто не имеет права подвергать их незаконному преследованию. Даже если у подавляющего большинства наших сограждан несистемная оппозиция вызывает глубокую неприязнь, то это не повод подвергать её травле.

Но если кто-то всерьез ведет подрывную деятельность, то пусть соответствующие правоохранительные органы выявляют и доказывают это в суде.

А то их всех скопом, огульно, под одну гребенку, да в выгребную «госдеповскую» яму, хотя далеко не все из них грезят о «подрывных печеньках».

– Вы как будто симпатизируете оппозиции?

– Наша несистемная оппозиция – это не девушка, приятная во всех отношениях, более того, она слаба, разрознена и маломощна. Она не научилась объединяться и предлагать альтернативные пути развития, чтобы у граждан было больше выбора. В таких условиях оппозицию недальновидно загонять в подполье, доводя ее до высшей степени радикализма, поскольку из легального политического поля вытесняется в никуда определенный слой активных людей, способных приносить пользу стране, расширяя конкуренцию идей и проектов. К сожалению, пока уровень политической культуры и дискуссий оставляет желать лучшего. Этим грешат как провластные политики, так и их оппоненты. В том числе и представители несистемной оппозиции умеют подвергать жестокой обструкции и оскорблениям своих оппонентов отнюдь не интеллигентным образом.

Мерзко, когда за инакомыслие навешивают ярлык «врага народа», но также мерзко, когда с другой стороны в народ запускают «ватниками».

Рамзан Кадыров / Global Look Press

– Значит, Кадыров перегнул палку?

– На самом деле вызовы для национальной безопасности страны серьезны, но он явно польстил оппозиции, назначив ее основным источником этих угроз вместо гремучей смеси неблагоприятных внешних и внутренних факторов. Тем более в условиях, когда весь цивилизованный мир трещит по швам из-за террористической экспансии. В большинстве своем наши люди все понимают. Этим и объясняется их осторожность, ответственность, желание сохранить устойчивость и привычный уклад жизни. Нам сейчас, как никогда, необходимо межнациональное и межконфессиональное согласие.

– Сглаживаете высказывания. В своей первоначальной реакции были более резкой. Теперь боитесь?

– Конечно, боюсь, только не то, что вы имеете в виду. Это только молодые и непуганые виртуальные политики, взращенные в благополучные годы в благополучной Москве, никогда не бывавшие в горячих точках и ни рожна не понимающие в обычаях Северного Кавказа, могут не сомневаться в своей правоте, делая крутые, с их точки зрения, заявления и не думая о том, какой пожар может разгореться. У них на все есть ответы, в отличие от меня, бывавшей там многократно в самые тяжелые и опасные времена. Чем больше знаешь, тем больше сомневаешься...

Я была практически во всех горячих точках, когда в начале девяностых пошли конфликты на Северном Кавказе. Освобождала военнопленных, искала пропавших без вести... В Грозном, вместе с Алексеевой, Ганнушкиной, Политковской и министром российского правительства, совершенно случайно остались живы, когда, занимаясь пострадавшими, всего на пятнадцать минут опоздали и не доехали до правительственного здания, когда его взорвали боевики. Сколько горя, страдания и крови я перевидала за это время, никому не пожелаю... Последний раз была в Грозном в 2010 году и поразилась произошедшим там переменам, вспоминая прошлые руины и развалины. Но души людей – не здания, и раны войны заживают гораздо дольше, чем возводятся города из руин. Не надо бередить старые раны и тем более лихо сыпать туда соль – всего лишь ради пиара и красного словца. Если я чего и боюсь, так это того, чтобы подобное никогда на нашей земле не повторилось.

Но это не означает, что руководитель Чеченской республики должен быть вне всякой критики.

– Вы согласны с теми оппозиционерами, которые называют Кадырова «позором России»?

– Для меня недопустимо переходить на личности с целью оскорбить человека, кто бы это ни был. Моя критика бывает жесткой, но она всегда корректна и не унижает человеческого достоинства. Путь взаимных оскорблений не решает политических проблем, а только их усугубляет. Если оппозиционеры считают себя серьезными политиками, то они должны думать о том, как это воспринимает народ, живущий в Чеченской Республике.

– Стоит ли Путину вмешаться, поговорить с Кадыровым?

– Это президенту решать. Как уполномоченный я представлю ему свои предложения по Северному Кавказу, но прежде надо тщательно поработать. Недавно в Нальчике я провела со своими региональными коллегами совещание по этому поводу – много тяжелых проблем, требующих моих больших усилий. Весной планирую побывать в Чечне для «глубокого погружения» в тему... Только после этого я смогу представить серьезные рекомендации.

– Валерьянку, значит, пить не будете?

– Пусть ее пьют слабонервные и те, кто любит угождать начальникам.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания