Новости дня

17 декабря, воскресенье

































16 декабря, суббота












Илья Пономарев: "Болотное дело" – золотая жила для следствия


Илья Пономарев // Global Look Press

Sobesednik.ru обсудил с одним из лидеров оппозиции в эмиграции, почему «дело 6 мая» не кончается спустя 3,5 года.

Ранее Sobesednik.ru публиковал интервью с одним из тех «узников Болотной», кто уже отсидел и вышел на свободу — анархистом Андреем Барабановым. Между тем в «Болотном деле» продолжают появляться и новые фигуранты. Так, в конце декабря кандидат политических наук, один из создателей анархистского движения «Автономное действие» Дмитрий Бученков был арестован по обычному для событий 6 мая набору обвинений: бил полицейских и участвовал в беспорядках. Cам Бученков между тем утверждает, что его вообще не было в Москве 6 мая 2012 года во время столкновений.

К слову, об «Автономном действии» упоминал небезызвестный Илья Горячев, создатель «Боевой организации русских националистов» (БОРН), в своих аналитических записках для правоохранителей и администрации президента. По мнению Горячева, «Автономное действие» — «важное звено цепи левацкого заговора против России», который якобы готовят политики Илья Пономарев, Олег Шеин и Гейдар Джемаль, а «Автономному действию» отведена роль «пехоты» для «красного реванша».

Sobesednik.ru поговорил с якобы представителем этого «левацкого заговора» политиком Ильей Пономаревым об оппозиционном движении и о том, когда же закончится публичная порка «болотников».

— Признавайтесь, готовите «левацкий заговор»?

— В политических и около политических субкультурах склонны преувеличивать значение ресурсов оппонентов. Причем это касается не только «левых» или националистов, но даже и власти. Вот у меня был в жизни опыт, когда мы строили технопарки в Новосибирске — там против нас была общественность Академгородка и экологи. Так вот, губернатор был уверен, что за этим стоят серьезные ресурсы: финансирование, боевики, и так далее. Хотя на самом деле там была инициативная группа из 20 человек. Так же и здесь: они друг друга сами себя накручивают. Да и у нас — в «левой» среде — так же все накручивают [себя] по поводу националистов, а националисты точно так же накручивают себя по поводу «левых», а все вместе накручивают себя по поводу либералов и так далее. А на самом деле все это равноневеликие величины — великая у нас только Администрация президента, и то исключительно с точки зрения финансового и силового ресурса.

— И что, сильных оппозиционных организаций совсем нет?

— По факту действительно была организация националистов (БОРН), очень крошечная, которая держалась на личных амбициях конкретных людей. Именно поэтому самых жестких (Горячева и компанию) посадили только тогда, когда они вышли из-под контроля и убили представителя власти — судью [Эдуарда Чувашова]. И только поэтому их и разгромили, а иначе бы их так особо и не трогали бы, потому что БОРН не представляла из себя системную угрозу. Думаю, что и дело [об убийстве боевиками БОРН адвоката Станислава] Маркелова не было бы расследовано, если бы не его брат (депутат Госдумы Михаил Маркелов — ред.), который активно давил на то, чтобы расследование было завершено. Есть вполне реальная и сравнительная для такой организации, это движение «Автономное действие» — это анархисты, они не признают никакой организации. Есть несколько лидеров — весь «Левый фронт».

Сергею Удальцову (на фото) не приходится рассчитывать на снисхождение властей, уверен Илья Пономарев / Замир Усманов / Global Look Press

Вообще «Левый фронт» была вполне себе серьезная организация, которая была в нашей орбите, и она была пронизана организационной структурой, — говорит Пономарев. — Вот «Левый фронт», в отличие от БОРН, представлял из себя системную угрозу, который начал подбирать под себя болотное движение. И если в Киеве майдан сложился как альянс либералов и националистов, то российский майдан мог сложиться из либералов и левых — несмотря на то, что этому активно противостояла часть оппозиционеров типа Алексея Навального и парнасовцев, которые хотели больше с националистами дружить. Однако стихийно складывалось больше с левыми дружить, чем с националистами, которых численно всегда было меньше и они не входили в какие-то руководящие структуры.

— Особо объединиться не получается. Почему же власти до сих пор оппозиционеров запугивают и тех, кто был на Болотной аж 6 мая 2012 года, вылавливают? Запугать хотят?

— Я считаю, что это чисто бюрократические и профессиональные интересы силовых структур, которые, грубо говоря, нашли золотую жилу. Ну там было 78 тысяч человек, то есть кого-то искать и сажать можно бесконечно, зарабатывая на этом какие-то дополнительные звездочки на погоны. Вот пока держится эта следственная группа, люди себе придумывают работу.

Сейчас не отдается команда «сажать», а просто никто не отдает команды «не сажать». Вот пока на уровне Бастрыкина не будет принято волевое решение «не сажать» (поскольку Путин в свое время распорядился поймать всех, кто виновен в нападении на правоохранителей), следственная группа будет продолжать делать себе карьеру, и этот процесс, как вы понимаете, может продолжаться еще долго.

— Защита Леонида Развозжаева решила обжаловать приговор, и даже омбудсмен Элла Памфилова его поддержала. Как думаете, получится ли?

— К сожалению, я не вижу для этого никаких предпосылок — и у Лени, и у Сергея [Удальцова], и у многих других... Видна же общая установка системы — не делать никаких поблажек. Поблажки они сделали только в отношении фактически двух девушек — Марии Бароновой и Александры Наумовой (Духаниной). Видимо, было принято решение после опыта с Pussy Riot: больше не сажать девиц. Что же касается попыток Развозжаева вымолить себе прощение, сотрудничать со следствием — не думаю, что это приведет к каким-либо результатам и помилованию. Остальные это понимают — и молчат.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания