Новости дня

19 февраля, понедельник



































18 февраля, воскресенье










Мария Кожевникова: Рада, что освобождавший Украину дед уже не видит этого ужаса


Sergii Kharchenko/Global Look

Депутат Государственной Думы Мария Кожевникова, по приглашению которой на днях более ста детей беженцев из Донбасса стали участниками и зрителями VI-го ежегодного Всероссийского инновационного Фестиваля детско-юношеского творчества «Сто городов России», в эксклюзивном интервью «Собеседнику» рассказала, как текущая политическая ситуация вокруг Украины отразилась на ее друзьях, а также о провокациях информационной войны и о том, как взращивали ненависть в молодом поколении.

— Мария Александровна, что за ситуация сейчас с беженцами? Недавно на Арбате встретила молодого человека, якобы беженца, которому отказались наши органы помогать, так как у него не было ни свидетельства о рождении, ни паспорта. Вот дети к нам переезжают. Много таких случаев сейчас?

— Действительно, сложная ситуация. Подумайте, как без документов принимать человека? А ведь, поверьте, найдутся люди, которые наверняка захотят воспользоваться этими обстоятельствами. И таких, кстати, немало. Но мы открыты для помощи. У меня много друзей, которые вне политики, но не остались в стороне: сдают бесплатно квартиры семьям беженцев, помогают материально. Мне часто звонят и говорят: «Маш, а у нас есть детские вещи, игрушки, как передать?» Так и помогаем всем, чем только можем.

Но сами понимаете, что для государства это тяжёлая нагрузка. Несмотря на санкции, на то давление, которое на нас оказывается, мы всё равно помогаем. Мы до последнего старались не отвечать на санкции. Но когда чаша оказалась переполненной, пошли на ответные меры, введя санкции со своей стороны, и правильно: нужно отстаивать свои интересы.

Взять хотя бы сферу сельского хозяйства. Я в последнее время очень много уделяю качеству продуктов питания, в большой степени из-за того, что стала мамой. Знаете, когда ты что-то ешь, особо не задумываешься, что ешь ГМО, пальмовое масло, красители, консерванты и прочую химию. А когда в твоей жизни появляется маленький ребёнок и в какой-то момент начинается прикорм, начинаешь обо всём задумываться: где и как это выращено, из чего сделан продукт, откуда привезен. Начиная от черники с радиацией и заканчивая всем остальным — творогом, который на самом деле непонятно где и из каких ингредиентов произведен, а потом на рынке продаётся под названием «фермерский», но фермерским производством там даже и не пахнет... И с европейской стороны завоз в нашу страну осуществляется не самых качественных продуктов.

Поэтому санкции, касающиеся ввоза импортных продуктов питания, должны подстегнуть наших отечественных производителей. Я считаю, что наше сельское хозяйство в том виде, в котором оно существует, испытывает большие сложности. А ведь страна у нас урожайная! Нужно защищать отечественных производителей, позволять им осуществлять сбыт их продукции, и санкции в этом сегменте рынка нам как раз должны помочь. Возможны, конечно, перебои с определенными товарами, но в дальнейшем мы должны быть в состоянии сами себя обеспечивать всем необходимым.

Я общалась с фермерами на эту тему, и мне рассказывали, как сложно у нас со сбытом. У меня есть знакомый, который в свое время пытался выйти на рынок с натуральной молочной продукцией без консервантов, но ему не дали этого сделать несмотря на то, что по качеству и пользе его продукция была на высоте! Европейские компании уже заняли эту нишу, а хранится их молочная продукция месяцами, соответственно, магазинам это выгодно. Или взять хотя бы импортные фрукты, те же яблоки: их натирают специальным составом, содержащим воск, поэтому они и хранятся так долго. Но как ни мой, все равно избавиться от этой пленки не удается.

Безусловно, санкции — процесс двусторонний. Я слежу за новостями и вижу, какое количество протестов у тех же европейских фермеров вызывают санкции, касающиеся завоза продуктов питания из Европы. Урожай приходится утилизировать. Фермеры терпят огромные убытки, люди лишаются работы, кому от этого польза? Ведь экономика может развиваться только в благоприятных условиях, а не когда специально создается негативная ситуация.

Знаете, если говорить о личном отношении к сложившемуся украинскому конфликту, могу сказать на своем примере: недавно меня спросили журналисты из одного уважаемого издания, буду ли я поддерживать обращение к Софии Ротару с предложением принять российское гражданство, подписанное некоторыми депутатами Госдумы. Я отказалась, так как считаю это бессмысленным: мы не должны способствовать разжиганию еще большей ненависти между нашими государствами. Наоборот, люди публичные, имеющие вес в обществе и возможность достучаться до других, должны действовать миролюбиво. У меня работают украинцы, и я не собираюсь лишать их работы на том основании, что они из Украины. Я людей воспринимаю такими, какие они есть — за человеческие и профессиональные качества, но ни в коем случае не за национальность и не за графу «гражданство».

— Недавно общалась с журналистом Максимом Шевченко, который присутствовал при обмене пленными на Украине. Он рассказал, что украинский силовик и ополченец Донбасса общались друг с другом как старые друзья, а в конце ополченец сказал: «Ну а что сделать? Война просто свела, так-то что они сделали?»

— Знаете, говорят, умом Россию не понять, а мне эту войну не понять никак. Я понимаю, что молодёжь на Украине специально воспитывали на агрессии по отношению к России, велась определенная пропаганда, которая и дает сейчас свои плоды. На данный момент в Государственной думе я как раз занимаюсь вопросами детского телевещания: у нас кроме канала «Карусель», который не у всех показывает, и программы «Спокойной ночи, малыши», длящейся 5–7 минут, как реклама, практически ничего нет. На чём воспитываются наши дети? На какой культуре? Какую систему ценностей в них формируют низкопробные зарубежные мультфильмы, построенные в основном на насилии и агрессии? А ведь телевидение и интернет сейчас основной источник информации. А дети очень восприимчивы, они впитывают как губки, принимая все за правду, ведь им сложно анализировать то, что они видят.

Огромную роль в этом конфликте играет, безусловно, информационная война, от которой рушатся целые семьи. И я сейчас не абстрактно рассуждаю, а на реальных примерах. У меня знакомая режиссер из Одессы сейчас живет в Москве, а дочь, к несчастью, осталась заканчивать школу в родной Одессе. Так вот, ее избили собственные родственники, у которых она в то время жила, за то, что она не отказалась от русского языка! Сейчас она, слава Богу, уже в Москве, но какую травму пришлось пережить девочке, страшно подумать!

Сколько детей пострадало, сколько жизней поломала эта война. Те истории, которые мне рассказывали беженцы, даже для СМИ не хочется передавать, потому что это настолько жутко, настолько бесчеловечно... Когда все это слышишь, думаешь: так поступают только нелюди. Я верующий человек и верю в суд Божий. И даже не представляю, какой он будет для этих людей.

— А Вы будете в культурной сфере в связи с тем, что происходит, разрабатывать сейчас какие-нибудь законопроекты?

— У меня сейчас более 30 законов в работе, я хочу их довести до конца, среди них есть очень сложные — такая тема, как пальмовое масло, например. Я и не думала, что, подняв ее, столкнусь с таким лоббизмом. На следующей неделе собираю круглый стол в Государственной думе по теме «Использование пальмового масла в пищевой промышленности». Дискуссия будет жаркая, так как помимо сторонников здорового питания — ученых, представителей из Минздрава, представителей пищевых производств, Роспотребнадзора, потребителей, поддерживающих инициативу по установлению показателя качества для пальмового масла, добавляемого в продукты питания — будут также и оппоненты, для которых поставки пальмового масла в Россию очень прибыльный бизнес. Надеюсь, что все же нам удастся добиться результата и кушать мы станем не «техническую пальму», как сейчас, завезенную в страну в нефтебитумах, непригодных для перевозки пищевых продуктов, а переработанный, очищенный продукт, который будет вполне пригоден для изготовления продуктов питания. Есть мировой опыт по обращению с пальмовым маслом, так вот, в Европе в пищу употребляется пальмовое масло с перекисным числом не более 0,5 ммоля активного кислорода/кг (грубо говоря, коэффициент порчи), если это 2 — то уже в мыло, а свыше — это краски, лаки и смазывающие материалы, а у нас можно 10! То есть то, что в Европе не идет даже для технического применения, кушаем мы. В двадцатых числах октября Евразийской комиссией должно быть вынесено решение по нашему депутатскому обращению касательно этой проблемы и, надеюсь, оно будет положительным.

Работы очень много, и при этом у меня маленький ребёнок, я стараюсь совмещать и материнство, и работу. Работаю в разных направлениях по законопроектам. Взять хотя бы тему детского вещания. Из-за запрета в 2006 году на рекламу в детских телепередачах их трансляция по сути прекратилась. И к чему мы в итоге пришли? Детского контента просто нет кроме двух-трех программ, но это ничто. Безусловно, я не большой любитель смотреть рекламу на ТВ, но как быть, если без нее каналы просто отказываются от трансляции? Им это невыгодно. И как бы мы ни стремились, повлиять на них мы не можем. Мы предлагаем разрешить дифференцированную рекламу и только полезных продуктов и услуг в детских телепередачах, ведь дети все равно смотрят рекламу только в передачах для взрослой аудитории.

Что касается ситуации на Украине, я считаю, что мы сейчас должны всё делать — и возможное, и невозможное, — чтобы пошло хотя бы налаживание человеческих взаимоотношений , чтобы потом пошло развитие политических и экономических.

Я какое-то время прожила на Украине, в Киеве, когда шли съемки моего первого проекта, и за это время у меня появилось много друзей и знакомых. Теперь, когда им звонишь, натыкаешься на негатив: «Мы не будем покупать ваши продукты» и так далее. Вот именно на человеческом уровне надо налаживать взаимоотношения, нужно понимать, что мы братские народы, и то, что оказывает влияние извне, не должно нас разъединить.

Сейчас большой резонанс вызвали заявления о сносе наших памятников на территории Украины. До боли обидно, потому что мой дедушка как раз освобождал земли Украины в составе 3-го Украинского фронта и жизнью рисковал, получается, ради тех, кто сейчас выступает с антироссийскими лозунгами и уничтожает историю. Как-то в очередной раз я подумала про себя и мне стало жутко от своих мыслей: может, и хорошо, что мой дедушка этого ужаса не видит (его не стало в прошлом году). Я даже представить себе не могу, что бы с ним было... Как и не представляю, что сейчас происходит в душе у ветеранов, которые живут на Украине. Это поистине чудовищно.

Согласитесь, что и некоторые СМИ тоже подливают масла в огонь. Причем что с одной, что с другой стороны. Вместо того, чтобы освещать факты и события, начинают прибавлять от себя, так «для красного словца» смакуют происходящее. Особенно возмущает, когда начинают при этом эксплуатировать детей. Или — у человека горе, убили близкого, а ему: «Ну скажите, расскажите, что вы сейчас испытываете?» Ну что он может испытывать? И видно, что не факты нужны этому журналисту, а возможность извлечь ту эмоцию, ненависть, на которой потом можно сделать хороший рейтинг. Так и хочется сказать: «Люди, остановитесь! Надо делать всё для того, чтобы восстанавливать человеческие взаимоотношения».

Слава Богу, что Владимир Путин с Петром Порошенко налаживают диалог, будем надеяться на здравый смысл и результат.

 



 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания