Новости дня

16 января, вторник


























15 января, понедельник



















Лев Пономарев: Похороны псковских десантников? Российские власти никогда этого не признают


Sergii Kharchenko/Global Look

Тайные похороны псковских десантников, погибших, вероятно, на Украине, вызывают много вопросов. Почему до сих пор эту трагедию никак не прокомментировали российские власти? Дмитрий Песков пообещал «проверить информацию», но дождёмся ли мы этого в действительности? Какой финал может ожидать эту трагичную историю?

Об этом и не только поговорил с нами российский политический и общественный деятель, исполнительный директор общероссийского движения «За права человека», депутат Национальной ассамблеи РФ Лев Пономарёв, уверенный в том, что Владимир Путин зря бросил вызов мировому сообществу:

— Знаете, мне много поступало сигналов о том, что погибают на территории Украины российские солдаты. Недавно [Валентина] Мельникова из Комитета солдатских матерей сказала, что там находятся 400 человек. У меня тоже есть направления в этом движении, ко мне обращались, я знаю про эту ситуацию. На родителей оказывают давление — покупают, просто «общаются». Отсюда и противоречивая информация.

В боевые действия направляют солдат-срочников, потому что в нашем законе, насколько я помню, который был принят во время Чеченской войны, только контрактников можно направлять на войну, в горячие точки — но и то в горячие точки, которые расположены на территории Российской Федерации, а не за границей. Но контрактник, он на то и контрактник — он договор подписывает, он может туда отправиться, но и в войне сам по себе не участвовать.

Другая проблема — туда направляют солдат-срочников. Насколько я знаю, это именно такой случай. Солдатам говорят: «Хочешь зарабатывать 30–40 тысяч в месяц?». Он говорит: «Хочу», и тогда из армии солдат-срочник направляется в зону боевых действий.

Это рассматривается я не знаю точно как — в качестве командировки или чего-то ещё, но это уже нарушение российского законодательства. Не международного законодательства, а российского. Но пока ребята в армии, за них отвечают в армии, и ни в какие командировки за границу солдат не имеют права посылать.

/ Sergii Kharchenko/Global Look

— Как обстояло дело в Чечне, мы помним. Не может ли такой вариант развития событий повториться и здесь?

— Постепенно эта тема уйдёт и сойдёт на нет, потому что война властями Российской Федерации на территории Украины не объявлена. Поэтому ни Путин, ни правительство никогда не признают, что там воевали наши военнослужащие. Никогда они этого не признают, понимаете? Это может признать какой-нибудь международный суд, например в Гааге или другой. Но я сильно сомневаюсь, что суд будет вообще созван.

Мы ввязались в военный конфликт: вторглись Россия, техника, служащие. Об этом и Запад говорит постоянно. Кроме того, даже наши раненные солдаты там признаются: «Да, я солдат-срочник из России». Как вообще можно после этого говорить, что мы не причастны?

На самом деле здесь ситуация вот какая: Владимир Путин бросает открытый вызов международному сообществу, подставляет нашу страну, наше общество, наших людей. И весь мир подставляет. Посмотрите, приведу вам два примера международного опыта, когда политики бросали вызов международному сообществу.

Первый вызов — когда [в 1914 году накануне Первой мировой войны] был убит эрцгерцог Фердинанд. Австрия попросила, чтобы расследование убийства совершалось с участием австрийцев и сербов. Сербия от этого требования отказалась, тогда Австрия объявила ей войну, а потом уже всё пошло остальное.

И тогда международное сообщество не сумело уговорить Австрию и не пошло ни на какие уступки, тогда война прямо сразу началась. Идея была забрать маленькую Сербию, крошечную. И если бы не последствия, Австрия бы это и сделала, если бы вызов международному сообществу не бросила. Была же жёсткая реакция всех остальных стран: и России, и союзников. Россия Сербию не отдала. Вот пример жёсткой реакции международного сообщества.

/ Игорь Верещагин/Russian Look

Во втором примере было по-другому. Гитлер отхватил кусок Судетской области [Чехословакии], немцы попросили Германию ввести войска туда, и был Судетский договор, и в общем-то это прекратили. Прекратили вводить агрессоров, тоже ничего хорошего, скажу я вам. Помните же, что потом произошло?

Сейчас идёт третий, совершенно новый вариант. Абсолютный вызов мировому сообществу, который организовал Путин. И понимаете, что они могут сделать? Заключить с Украиной военный договор и ввести туда войска НАТО. То есть, вызов такой... можно и войска ввести в Украину на границу с Российской Федерацией.

Кроме того многие вещи, как танки, «Грады», да ещё и неизвестно что они введут туда — может, бомбы введут. Война, конечно, пока не объявлена, и сейчас главная проблема — что будет делать мировое сообщество? А внутри мы ничего не можем сделать — нас, похоже, мало, мало тех, кто не хочет войны.

Конечно, правильно было россиянам остановить существующую агрессию. И хорошо бы немцам тогда было остановить агрессию, но тогда они [этого] не сделали. И мы видим, что происходит с армией, что со всем остальным творится, что бы нам ни говорили по телевизору, как бы ни врали, и я бы сказал, что ситуация очень напряжённая, трагическая.

Владимир Путин / Russian Look

— Давайте вернёмся к псковским десантникам. Власти сейчас молчат — только пообещали, что разберутся. Как Вам кажется — может, в итоге обвинят кого-то на местах, кто недоглядел, но вину на себя не возьмут, как Вы сами сказали?

— Они будут тянуть время. Это я понимаю. Обратите внимание, как они подло хоронят солдат: их хоронят тайком, грубо говоря.

— Общество прореагирует как-нибудь?

— Ну как? Вы же видите, как общество реагирует: кто-то молчит, кто-то говорит, кто-то пишет. Вот вы написали правду, некоторые другие СМИ тоже. Но пока 80–85% сейчас на стороне российской власти.

Наверно, когда много похоронят, тогда реакция будет. Но не дай Бог, чтобы многих пришлось хоронить. Если солдат погибло там наших, по меньшей мере, сотни, а мирных граждан украинских — несколько тысяч... Когда раскачается наша замечательная страна и наши замечательные люди, которые околдованы пропагандой? Я не знаю.

Мы все являлись, как и когда-то немцы, культурной нацией, но немцы в своё время же стали фашистами. Боюсь, что у нас сейчас происходит примерно такое же оболванивание.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания