Новости дня

12 декабря, вторник






























11 декабря, понедельник















Как сланце-газовый туман разорит и погубит Россию


СМИ уже неоднократно упоминали об угрозе финансовому благополучию России из-за падения цен на нефть, которое вызовет развитие сланце-газовой технологии. Эти предупреждения дружно воспринимаются в штыки патриотической общественностью. И вроде бы она права — сланцевая революция действительно гроша ломаного не стоит. Но все-таки угроза есть.

Только угроза финансовому благополучию России исходит не от сланцев — как бы США ни распинались о своих успехах в деле их разработки. Дело в том, что горючий сланец крайне неблагодарный материал. Это, по сути, плотно спрессованная глина, слегка пропитанная органикой. Материал, как и все глины, очень плотный. Уж коли обычная глина не пропускает сквозь себя ни газы, ни воду, то представьте себе, как из неё, дополнительно уплотненной органикой, извлекать бедные запасы газа и тем более вязкий битум!

Не хочу об этом ещё раз повторяться. Я уже писал в статье «Почему украинская альтернатива российскому газу обречет страну на трагедии», что только в США существуют залежи сланца, из которых имеет смысл добывать газ. А во всех прочих регионах добыча сланцевого газа глубоко убыточна. Сланцевому газу явно не светит вытеснить с мирового рынка газ природный.

Может, сланцевая нефть вытеснит нефть обычную и тем самым обвалит цены и на нефтепродукты, и на газ? Тоже вряд ли. Не из всякого сланца можно получить нефть. Дело в том, что в большинстве сланцев органика незрелая. Это так называемый кераген. Хорошо, когда пласт сланца находится на глубинах 2100–5400 метров. Глубинное тепло Земли проделывает с керагеном частичный пиролиз, и тот выделяет углеводороды от битума до легкой нефти. Тогда, применив гидроразрыв пластов, можно добиться хоть и весьма скромного, но всё же — выделения нефти. К примеру, средняя продуктивность одной скважины на формации Баккен составляет всего 50 баррелей в день. Ну и сильно ли на этом можно заработать?

А если сланцы залегают неглубоко, то для получения из них нефти их следует подвергнуть прожариванию при температурах от 200 до 600 °С — в зависимости от технологии. Это можно сделать только на заводе — никакая закачка перегретого пара под землю не сможет превратить кераген в нефть. Следовательно, необходима карьерная или шахтная добыча сланца и переработка его на заводе. А это штука затратная. К примеру, переработка богатых эстонских сланцев прибыльна при ценах на нефть от $65 до $70 за баррель. Соответственно, сия технология не может опустить цену на нефть ниже 65 долларов за баррель.

Схема добычи сланцевого газа / Управление энергетической статистики правительства США

Ныне пошла информация, что американские нефтяные компании нашли новый способ добычи нефти из битуминозных песков и горючих сланцев — закачку в скважины пропана, который работает и как жидкость для гидроразрыва пластов, и как растворитель битумов, и как вытеснитель растворенной нефти в скважину. Вроде как это резко удешевляет добычу нефти, но хоть пропан и подается как возвращаемая субстанция, его нужно закачивать в количестве, сопоставимом с количеством воды, используемой для гидроразрыва. А это по несколько тысяч тонн на одну скважину! Пропан немалых денег стоит, да и его способность растворять битум из толщи глины крайне сомнительна. Тут реально только растворение битумов с тонкого приповерхностного слоя трещин. Что вполне возможно на тех скважинах, которые уже перестали давать сланцевый газ. Но выделение битума, как и выделение сланцевого газа, очень быстро заглохнет. Показуху из этого можно устроить, но опять же — не надолго.

Ну никак не тянет горючий сланец на убийственного конкурента для традиционной нефтедобычи, и вроде бы критики сланцевой угрозы правы. Но не спешите радоваться: дело в том, что вся эта сланцевая шумиха является дымовой завесой, отвлекающей внимание от реальной угрозы, и сланце-газовый туман разорит и погубит Россию.

Битуминозный песок — это вам не сланец! Это природный аналог асфальта. Он при умеренном нагреве легко отдает нефть, какой бы тугоплавкости она не была, и пропаном прекрасно растворяется. Себестоимость термической добычи барреля тяжелой нефти составляет от $18 до $26, и такая добыча имеет смысл при ценах на нефть выше 40 долларов за баррель. И это при нынешней несовершенной технологии, когда битуминозный песок обрабатывается горячей водой или перегретым паром,что весьма прилично сдерживает развитие этой отрасли, ведь вблизи месторождения нужно иметь много пресной воды и газ для её нагрева (уж не на этот ли нагрев уходит сланцевый газ?), а это не везде возможно.

И тем не менее, Канада тихо и незаметно стала главным экспортером нефти в США. И немудрено, ведь её запасы сравнимы с запасами Персидского залива и добыча быстро растет. Хотя и технологии у неё не ахти, и вроде бы опускать на нефть ниже цены $70 за баррель смысла нету.

Горючий сланец / southampton.ac.uk

Четыре года назад я сам занимался разработкой методов добычи битуминозной нефти и разработал три технологии с себестоимостью добычи барреля битуминозной нефти в $8–12. Патентовать на территории Украины я и не пытался — украинский язык в качестве единого государственного лишает патентование всякого смысла. А попытка оформить патенты через Белоруссию провалилась через саботаж белорусских чиновников. Они предпочли сдать свою газотранспортную сеть России, но не брать на себя никакой ответственности. Пока шла бюрократическая волокита, на самый ценный метод взял патент канадец. А на два остальные метода я просто плюнул. Не знаю — может, уже и на них патенты имеются. Кажется, в Казахстане уже и вторую технологию застолбили.

Вот, для примера, технология, которая может обвалить цену на нефть. Это третья моя разработка, которая не требует расхода воды и посторонних топлив, а также идеально подходит для условий Татарстана.

Представьте себе пласт природных асфальтов Татарстана, залегающий на глубине примерно 100 метров. Этот пласт пробуривается по нижнему его уровню рядом параллельных двуустьевых U-образных скважин. Эти скважины группируются попарно. И в нечетные скважины вдуваются под давлением разогретые горючий балластный газ и воздух. Они горят, выплавляют битуминозную нефть в обсаженную перфорированными трубами скважину, и их продукты сгорания выдувают нефть через второй конец скважины на поверхность, где происходит разделение жидких и газообразных фракций полученного продукта. Жидкая часть идет на склад, а газообразная, представляющая собой балластный газ, разделяется на две части. Первая часть поступает в газотурбинный электрогенератор и служит топливом для получения электроэнергии и тепла в виде горячих выхлопных газов. Горячие выхлопные газы нагревают вторую часть горючих балластных газов и воздух, которые после сжимаются компрессором и вдуваются в четную скважину в направлении встречном к направлению продувки в нечетной скважине, где сгорают, выплавляют битуминозную нефть из песка и выдувают её на поверхность. Выдутые продукты там также обрабатываются, как выше описано. Так что единичное предприятие по добыче битуминозной нефти представляет собой две скважины и две станции разделения продуктов и подготовки газа-теплоносителя, включенные по кольцу.

Эта технология не требует ни воды, ни мазута или газа для выплавки битума. Кроме того, битум получается не только разогретый, но и частично крекингованный, то есть ожиженный.

Завод по производству природного газа / Global Look

Такие технологии, способные обвалить цены на нефть, уже на подходе. На разворачивание этих производств нужно лет пять-десять, и это — максимум для российского нефтяного изобилия. Процесс замены технологий в Канаде, похоже, уже начался. Если ещё недавно США активно вкладывали капиталы в добычу нефти в канадской провинции Альберта, то сейчас они начали активную перепродажу заводов с устаревшей технологией Китаю.

А пока, дабы научная общественность не обращала внимание на сей любопытный процесс, США запустили дымовую завесу из шумихи вокруг сланцевого газа — и под этой завесой активно скупают патенты технологий по добыче битуминозной нефти, стараясь сделать так, чтобы к моменту «просветления» в головах нефтяных специалистов уже образовалась американская патентная монополия на возможность добычи нефти из природных асфальтов. А затем США обвалят цену на нефть, которая потянет за собой цену на газ, и Россия резко обнищает.

Что делать россиянам? Ну, по уму-то надо было самим скупать патенты, а не втягиваться в бесполезные пререкания по поводу сланцевого газа. Но боюсь, что это делать уже поздно. Кто же теперь России патенты продаст? Только последний глупец.

Теперь необходимо, пока цена на нефть ещё высока, срочно мобилизовывать свои внутренние ресурсы. А крупнейший ресурс как России, так и всех стран бывшего СССР — массовый саботаж трудящихся на производстве.

Мало кто из высокого начальства знает, что производительность труда наших строителей, работающих на привычной нам советской системе оплаты труда, в пять раз ниже, чем производительность труда шабашников, и в шесть раз ниже, чем в Европе. А производительность рабочих химкомбинатов — в десять раз ниже чем за рубежом. Ну, а в среднем производительность труда промперсонала в СССР отставала от аналогичного показателя США втрое, а Японии — впятеро.

Так что резервы имеются, только для их мобилизации необходимо менять систему оплаты труда. Нужно что-то вроде второй столыпинской реформы.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания