Новости дня

13 декабря, среда































12 декабря, вторник














Мат против Алексея Навального: кто дороже пользователям Рунета


1 августа вступил в силу закон, приравнивающий популярных — то есть имеющих регулярную аудиторию свыше 3 тысяч человек — блогеров к СМИ. А Алексей Навальный буквально в ту же пятницу, 1 августа, избежал помещения под арест по «делу "Ив Роше"». Под следственный монастырь его чуть не подвели всё те же Интернет-блоги, которые — написано в каждом из них специально для самых одарённых — с некоторых пор ведут его друзья и коллеги. ФСИН пришёл к выводу, что раз в них появляются записи — значит, их делает сам Алексей, что есть нарушение условий домашнего ареста...

В первые же часы действия новых норм, в ночь с четверга на пятницу, тысячи пользователей Рунета поспешили записаться в нарушители, нарочно матерясь (что отныне вне закона) по адресу Роскомнадзора в своих веб-дневниках. Таким образом люди демонстрируют своё презрение к идиотскому, по их мнению, закону. Роскомнадзор в лице своего замглавы Максима Ксендзова, впрочем, уже ответил хулиганам, что не собирается реагировать на их провокации — пока: по крайней мере в ближайшие пару месяцев. Комментарий Ксендзова вызвал новый шквал недовольных откликов: дескать, с каких это пор у нас чиновники по своей воле «включают» и «выключают» законы — которые, какими бы дурацкими они ни были, приняты по всей форме парламентом и подписаны президентом.

История знает немало примеров массовых акций демонстративного неповиновения, которые порой действительно вынуждали власти отступиться от своих намерений. Один из самых известных случаев — это эпизод борьбы британских властей в Индии против идеологии свадеши, то есть бойкота британских товаров и перехода на «самообеспечение». Индусам законодательно запретили выпаривать соль из морской воды. На следующий день сто сторонников свадеши пришли на берег моря и демонстративно начали добывать соль. Их арестовали, но на следующий день на их место пришла тысяча человек, занялась тем же — и так же была арестована. Однако когда на третий день на берег пришли десять тысяч протестующих, власти были вынуждены сдаться, ожидая в случае новых репрессий прихода ста тысяч, а затем и миллиона солеваров.

Конечно, смешно сравнивать этот случай с героической борьбой российских блогеров за право пользоваться нецензурной лексикой. В конце концов, в России благодаря Сталину существует опыт успешной «перековки» (а то и переплавки — прямо в полевые цветы) несогласных и в миллионных количествах, которыми побоялась подавиться Британская империя. Но в самом-то деле, повод ведь смехотворный. С одной стороны.

С другой же стороны не стоит забывать, что под запрет отныне попадают не только матерщина, но и разного рода сведения о личной жизни граждан, а также информация, порочащая их честное имя. Блогеры теперь должны стать совсем как СМИ, которые уже не первый год не мытьём, так катанием приводят к первому знаменателю. Впрочем, за последний год преуспели в этом процессе больше всего. Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального на днях сетовал, что практически не осталось изданий, которые распространяют информацию о его расследованиях.

Блог самого Навального формально заблокирован за «призывы к несанкционированным массовым мероприятиям». О чём конкретно речь — хотя бы о каких текстах, — установить не удалось даже в Мосгорсуде неделю назад: надзирающие органы, без всякого закона о блогерах заблокировавшие доступ к «Живому журналу» оппозиционера полгода назад, теперь кивают на... «Живой журнал» — дескать, это они блокируют, а у нас претензий не осталось.

Немногим более года назад Алексею Навальному грозило большее, чем арест на время судебного разбирательства по смехотворному, по мнению многих, «делу "Ив Роше"». 18 июля 2013 года он был приговорён к пяти годам общего режима по не менее правдоподобному «делу "Кировлеса"» и взят под стражу, однако сутки спустя (естественно, по чистому совпадению вскоре после многотысячных несанкционированных акций протеста в центре Москвы) был отпущен под подписку о невыезде; пятилетний срок вскоре был заменён на условный. Пока что это — самая большая победа протестных акций демонстративного неповиновения в истории новейшей России: к тому времени о том, чем чреваты такие выступления, было хорошо известно на примере «Болотного дела».

В этой связи тем печальнее, что протестная общественность, кажется, не хранит что имеет. Во второй половине дня в пятницу организаторы столичного концерта группы «Ленинград», запланированного на вечер 1 августа, объявили, что префектура ЦАО Москвы запретила его проведение. Так вот пока это, пожалуй, все гонения, которым подверглись матюги за время действия нового закона. Того же Алексея Навального, сделавшего себе имя на интернет-расследованиях коррупции и казнокрадства, между тем давно преследуют иски от униженных и оскорбленных чиновников. Он и его Фонд борьбы с коррупцией не сдаются, однако думается, что пока всё обстоит ровно так, как на этой картинке. Вернее, даже хуже — «борьба» выражается теперь даже не в распространении информации от Навального: мысленно вложите в первых трёх кадрах в уста героев комикса реплики типа «Я послала Роскомнадзор на три буквы!»

/ Russian Look

(четвёртый кадр можно не трогать)

Конечно, есть у описываемых событий и обратная сторона. Никто не станет уважать закон, который так легко нарушить, и уж тем более никто не станет соблюдать закон, нацеленность которого на выборочное применение подчёркивал в одном из интервью всё тот же Максим Ксендзов, говоря: «То есть если вы в своем блоге публикуете фотографии котиков, выражаетесь исключительно культурно и не разглашаете государственную тайну, эта обязанность может не наступить вообще никогда — даже если у вас миллион уникальных посещений в сутки». Но это банальщина: что российская власть как будто поставила перед собой цель подрывать уважение к законодательству, доводя его до абсурда, не новость с тех пор, как собралась на своё первое заседание Госдума шестого созыва.

Главное, повторим, то, что дороже всего наиболее прогрессивной, как принято думать, части общества оказалась не ценная информация, не жгучий компромат на политических противников, которого сторонятся СМИ, не что-нибудь содержательное, — а матерные слова. Понятно, что в какой-то мере они стали просто символом протеста против цензуры Роскомнадзора — пока понятно. Не стоит об этом забывать, чтобы не оказаться вдруг на месте героя пьесы Виктора Шендеровича «Перестройка»:

МУЖИК (стоя босиком в луже и топая ногой). Свобода-а! Брежнев — дурак, Ленин — сволочь, Сталин — скотина, Горбач — козел! Свобода-а-а-а!..

Можно, конечно, вспомнить шутки мультперсонажей Хрюна и Степана о том, что ситуацию в стране нельзя описать одним словом, ибо получается нецензурщина — можно только двумя: словом «полный» — и всё тем же первым, которое нельзя. Но те, во-первых, шутили, а во-вторых, не один год комментировали актуальные события четыре раза в неделю жёстко и точно и обходились при этом без матюгов. Если блогеры этого не умеют, самое время учиться — или переквалифицироваться на котиков.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания