Новости дня

10 декабря, воскресенье
























09 декабря, суббота


















08 декабря, пятница



Сколько предателей было на Болотной площади 6 мая?


В преддверии годовщины событий 6 мая шестерёнки «Болотного дела» опять закрутились быстрее. Арест члена Координационного совета Алексея Гаскарова и признания — или, как считают многие, оговор себя и товарищей — Константина Лебедева сплотили оппозицию. Накануне на Болотной площади на митинге с требованием освободить узников 6 мая собрались, по разным оценкам, от 27 до 50 тысяч человек.

Официальная цифра скромнее в разы: 8 тысяч (подробности здесь); полиция и год назад насчитала не больше участников митинга, якобы переросшего в «массовые беспорядки», в организации которых теперь обвиняют оппозиционеров. Это смешно хотя бы потому, что накануне же полиция Сургута, к примеру, отчиталась о предотвращении массовых беспорядков: на въезде в город удалось перехватить полторы сотни человек, вооружённых — внимание — ножами и огнестрельным оружием. Вот это, я понимаю, массовые беспорядки.

Среди орудий «болотных» бунтовщиков фигурируют куски асфальта, пластиковые бутылки и то ли лимон, то ли бильярдный шар. Официальное следствие отчего-то заинтересовано исключительно поиском доказательств вины в «массовых беспорядках» тех, кого удалось изловить, различив на кадрах хроники и разыскав по паспортным столам. Оппозиция заявляет, что полиция повинна и в создании давки, в результате которой стиснутые со всех сторон люди прорвали полицейское оцепление (после чего ОМОНовцы пошли в отмах), и в пособничестве провокаторам, которые забросали полицейских коктейлем Молотова (но попали почему-то только в какого-то пенсионера).

На самом деле посчитать, сколько же предателей было на Болотной площади 6 мая 2012 года, после вчерашнего митинга совсем нетрудно — правда, речь немного не о тех предателях. По самым оптимистичным оценкам, год назад на Болотной площади было 70 тысяч человек. По столь же оптимистичным оценкам, вчера там собралось 50 тысяч. Значит, год назад на Болотной площади было, как минимум, 20 тысяч предателей. «Как минимум» — потому что вполне вероятно, что в митинге в понедельник участвовало немало тех, кого не вдохновляли пресловутые шарики и белые ленточки и кому надоела беспардонность властей, так ярко проявившаяся в «Болотном деле».

Давно пора назвать вещи своими именами — ведь журналисты не политики и могут говорить без лести, не опасаясь потерять голоса избирателей на следующих выборах, будь то выборы в Думу или в Координационный совет оппозиции. Если на Болотной площади 6 мая 2012 года было 70 тысяч человек, по меньшей мере 20 тысяч из них были «рассерженные горожане», «восставшие хомячки» — называйте как хотите; этим хомячкам нравилось ходить на митинги с термосами и весёлыми плакатами, но они же первые заверещали о том, что «протест слили», когда стало ясно, что власть гуляющих со смешными плакатиками не боится, и это занятие стало слишком опасным.

Эти люди впервые вышли на митинг после того, как их впервые обманули на выборах и они этому ужасно удивились. Когда же оказалось, что власть оппозиционеров ненавидит и сажает в тюрьму, они даже не удивились — они испугались. Пресловутый визг о том, что «протест слили», на самом деле был просто способом, как сейчас говорят, «технично слиться» самим, почти не теряя лица.

Речь не идёт об осуждении — речь идёт о признании факта. Эти люди предали своих же товарищей, которые стояли рядом с ними на Малом Каменном мосту 6 мая 2012 года, а полугодом ранее преломляли с ними хлеб на Болотной площади — когда стало ясно, что заготовленные на пропитание в отделении бутерброды и шоколадки не пригодятся, потому что задержаний не будет. Они могли быть на месте тех, кто сегодня сидит в тюрьме — но предпочитают успокоиться на том, что на их месте не оказались, предпочитают забыть о том, что стояли с этими людьми плечом к плечу, и о том, что им следует благодарить лишь слепую судьбу за то, что они сегодня не за решёткой.

Самое мерзкое во всём этом то, что выйди они на площадь в понедельник, им бы грозило не больше, чем послевыборной зимой. При подготовке сцены для митинга погиб рабочий (подробнее о происшествии читайте в этой новости); из-за следственных действий её так и не успели собрать до конца, и звукоусилительной аппаратуры, которая всё же работала, не хватало на всю площадь: что-то слышали только самые близкие к сцене ряды. Лица в толпе были собранные, любой гул и оживление на другом конце толпы заставлял людей озабоченно вглядываться вдаль: очередная провокация? очередной прорыв? очередные задержания?

Но ничего не случилось. И казалось бы: пришли, но даже не пошумели как следует — не слышно команд горланов-главарей, не поскандируешь. Но пришедшие вчера на Болотную сделали это даже не для узников 6 мая — едва ли власть заметит этот протест и отпустит своих заложников. У тех, кто предпочитает безразличие и молчание, всегда находятся уловки и увёртки. Теми же, кто не может молчать, движет совесть, и у них, как правило, нет объяснения своему бесперспективному геройству — они просто не понимают, как может быть иначе.

Именно поэтому те, кто всё же вышел вчера на Болотную, останутся в истории либо победителями, либо жертвами (власть сама навязывает им именно такую борьбу: не на жизнь, а на смерть). А «хомячки», вернувшиеся в свои норки, останутся в истории прилипалами, опрометчиво выбравшими однажды не ту сторону. При любом развитии событий у них, конечно, будет шанс примазаться к чужой победе — но эта слава останется при них только до тех пор, пока сегодняшняя политика, в полном соответствии с догмой советской исторической науки, не опрокинется в прошлое, превратившись в историю.

Читайте также:

Борис Немцов: Есть разнарядка посадить Алексея Навального

Дмитрий Быков: Почему власть сваливает скандал на митинге 6 мая на провокаторов

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания