Новости дня

18 декабря, понедельник












17 декабря, воскресенье

































Мигрантов снова кинут на деньги - теперь официально?

0

Словарь Уильяма Шекспира – 12.000 слов, Эллочки-людоедки – 30, трудового мигранта – отныне как минимум 600 слов, русских. Гастарбайтеров обязали сдавать экзамен на знание языка. Правда, эксперты уверены, что из этого не выйдет ничего, кроме коррупции. «Зачетными» бумажками уже бойко торгуют на улицах.

Мигрантский минимум

Шофер маршрутки Мусулмонкул Олимов в жизни не думал, что после 15 лет трудовой вахты в Москве окажется на экзамене, да еще и в РУДН. Из компьютерного класса, где проходило тестирование, Мусулмонкул вышел совсем оглушенный.

– Там все было сложное, – ему явно не хватает слов, чтобы в красках описать процесс. – Что делать? Приказ есть приказ.

Депутаты Госдумы с 1 декабря ввели мигрантский минимум по русскому языку. Отныне гастарбайтеры, занятые в сфере ЖКХ, розничной торговли и бытового обслуживания, обязаны подтверждать минимальное владение речью на специальном экзамене.

– Задания адаптированы с тех тестов, что сдают иностранцы при получении гражданства, – рассказывает зам. директора Международного центра тестирования РУДН Екатерина Куликова. – Этот тест также состоит из 5 блоков – чтение, письмо, лексика/грамматика, аудирование и говорение. Но заданий меньше, и тест занимает не 2,5 часа, как у соискателей гражданства, а максимум 1,5. В целом надо знать язык на т.н. уровне выживания, с лексиконом в районе 600–700 слов.

Сможет ли мигрант купить лекарство в аптеке или найти врача в поликлинике – проверяется тестом на говорение. Разберет ли на слух объявление в торговом центре – это аудирование. В лексико-грамматической части – 25 заданий: вставить верные слова в нужной форме.

– Правильных ответов должно быть не меньше 65%, – добавляет Екатерина Юрьевна. – Конечно, кому-то это проще. Например, гражданин Молдавии вчера весь тест сделал всего за 40 минут. Граждане из Средней Азии сегодня сидели до упора. Но чтобы вообще не сдать этот тест – это надо совсем не говорить по-русски.

Пока сдают все, правда, за первую неделю в РУДН пришли всего 12 человек. Известно, что 25 мигрантов прошли тестирование в Казани, 15 – во Владивостоке. Всего экзаменационных точек по стране 160 (в Москве – три), как правило, при крупных вузах.

– Но пока наплыва нет, – говорит Куликова. – Кто-то получил разрешение на работу еще до вступления в силу новых правил. А те, кому сертификат понадобится на следующий год, просто еще не приехали.

Рынок бумаг

Преподаватели с ужасом ждут, что уже с января у них начнется непрерывная мигрантская сессия. Но представители диаспор считают, что по пути законных экзаменов пойдет меньшинство.

– В Москве проживают 3 млн мигрантов, из них только 180 тысяч – официально, – говорит глава Федерации мигрантов Мухаммад Амин Маджумдер. – Большинства нелегалов новые правила никак не коснутся. Они уже платят полиции за отсутствие регистрации и пр. – от 500 до 1500 руб. Просто добавится еще 500 руб. за сертификаты.

– Это все для того, чтобы денег заработать, – соглашается глава движения «Таджикские трудовые мигранты» Каромат Шарипов. – Полиции уже за регистрацию платим. Врачам за медсправки – платим. В ФМС – платим. Только учителя остались неоплаченные. Но легально чтобы получить разрешение на работу, 25.000 надо. Теперь еще за экзамен 3000. Откуда такие деньги? Потому люди остаются в тени. Или покупают фальшивые бумажки. Языковые сертификаты тоже уже продаются вовсю.

В объявлениях многочисленных контор – в Сети, на остановках – их просто включили в список других липовых документов. Услугой торгуют на улицах: на площади трех вокзалов не составит труда найти нужного человека. Визитки «бумагомарателей» раздают даже в мечетях.

– Мы позвонили – нужна была регистрация и миграционная карта для брата, – рассказывает мне Фарид Абдумаджидов. – Человек сделал за 1300 рублей, через два дня передал мне у метро. Сказал, если что, любым органам даст свою гарантию. А когда брата через неделю задержали с фальшивками, он перестал отвечать на мои звонки.

Брата Фарида в итоге депортировали. Но «гарант», некий Хоким Мухаббатов, на звонки с других телефонов отвечает по-прежнему.

– Даешь сертификат на русский язык? – пытаюсь придать голосу нужный акцент.

– Делаем, 5000 рублей.

Цена почти в два раза выше официальной. Расчет, видимо, на то, что многие просто побоятся идти на экзамен. Даже Фарид, бегло говорящий по-русски, долго допытывается у меня, не завалят ли его на экзамене. Сами экзаменаторы тоже не удивлены появлению фальшивок.

– Сертификаты продавали и когда они требовались только на гражданство. – В доказательство Екатерина Куликова показывает липу, что принес один из иммигрантов. С оригиналом различия явные, даже краска с бумаги легко стирается пальцем.

– ФМС у нас регулярно запрашивает сведения, когда у них возникают сомнения в подлинности, – продолжает Куликова. – Из 10 таких запросов один подтверждается. Но сейчас мы планируем создать с ними единую базу данных: выдавая сертификат, сразу будем отправлять им номер, на кого и когда выписан.

А вот общественники от диаспор хотят другую базу – учебную. Мол, раз устроили платный экзамен, сделайте и языковые курсы – желательно бесплатные.

– На это наших возможностей может не хватить, – прокомментировал зам. главы столичного департамента национальной политики Олег Агеев. – Желательно, чтобы мигранты заранее, в том числе в своих странах, учили русский язык.

Резонно, но вряд ли стоит рассчитывать на самоподготовку гастарбайтеров, раз ее не наблюдалось и раньше. Потому в Федерации мигрантов планируют открывать свои языковые курсы.

– Начнем через неделю, всего будет около 40 групп в разных районах города, – говорит Маджумдер. – Вести занятия будут учителя из обычных школ. Академический час – 600 рублей с группы из 10 человек.

Подобные курсы давно есть при центрах тестирования. в РУДН час индивидуального занятия с педагогом стоит 300 руб.

– Но за все эти годы к нам по этому поводу из мигрантов почти никто не обращался, – замечает Екатерина Куликова.
В таджикской диаспоре делали свои бесплатные курсы задолго до принятия нового закона. Но и они оказались невостребованны: у приезжих трудяг просто не хватало времени и сил, чтобы приезжать на уроки. Куда легче  купить очередную бумажку у любого ближайшего метро.

Одним словом

Глава таджикских трудовых мигрантов Каромат Шарипов:

– Зачем вообще дворнику русский язык? Чтобы вежливо заметить русскому парню: «Не бросай тут бычки»? Да за это он еще по голове получит!

Короче говоря

Глава Казахской национально-культурной автономии Москвы Полат Джамалов:

– Русский язык необходим, иначе как можно решать свои социальные вопросы? А нелегалов, которые не хотят получать документы, нужно просто депортировать. Но это уже вопросы к органам, которые не делают многое из того, что должны.

Читайте также

Гастарбайтер мечты

Таджикистан: страна, где живут пророссияне
поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания