Умерла Марфа Пешкова – внучка Максима Горького и сноха Лаврентия Берии

Марфа Максимовна родила главе НКВД СССР троих внуков. Её прах будет захоронен на Новодевичьем кладбище рядом с её с дедушкой и отцом

Фото: архив «Собеседника»

Марфа Пешкова с внуком Лаврентия Берии Игорем Лопатченко

Марфа Пешкова прожила долгую, сложную и прекрасную жизнь. Внучка Горького и сноха Берии, подруга дочери Сталина Светланы Аллилуевой пережила много горестей в своей жизни, но оставалась дружелюбной и открытой.

Человек потрясающего обаяния и по-женски манкая, она в августе отметила 95-летие. Марфа Максимовна была вне времени и всех запретов, настолько уверенная в себе. Терпеливая и самодостаточная, она была современна, но при этом никогда не забывала о своих великих предках и ушедших родственниках, беседу о которых всегда поддерживала с удовольствием.

– Никогда и ничего не бойся, – наставляла меня Марфа Максимовна. – При любых обстоятельствах важно лишь одно – оставаться самой собой.

– Ходи больше пешком, – советовала она мне, каждый раз, когда мы с ней общались. – Своей фигуре я обязана, конечно, генетике, но и ходьбе тоже, – делилась Марфа Пешкова, – несмотря на погоду, я всегда хожу среди сосен пешком. Движение – это жизнь. Движение и любовь – вот то, что наполняет человека, даёт смысл и стимул к жизни. Никогда не бойся поправиться, тогда будешь в форме.

Походка у Марфы Максимовны была царственная, она не переходила, а словно переплывала из одной комнаты в другую. В квартире, что находится в знаменитом подмосковном посёлке очень чисто, элегантно и без всякой роскоши, только самое необходимое.

– Здесь, – рассказывала хозяйка всё осталось от бывших хозяев, которые уехали за границу, моей мебели нет, мои – книги, иконы, фото родных и дедушкины вещи.

– Марфа Максимовна, можно я посижу на этом прекрасном комоде, который принадлежал вашему дедушке? – спрашиваю я разрешения.

– Это не комод, – смеётся Пешкова, а ящик для обуви, который стоял у деда в его родном доме в Нижнем Новгороде.

– Иди сюда, – приглашает меня Марфа Максимовна в свою спальню, где на трельяже стоят самые дорогие её сердцу фотографии дедушки, отца, мамы, сестры Дарьи, которая до недавнего времени служила в московском театре имени Евгения Вахтангова.

Потом мы с ней шли на балкон, где она доставала свои тоненькие сигареты.

– Марфа Максимовна, вы всё курите?

– Я на тонкие перешла, – отвечала она мне, – держа красиво сигарету в руке. Потом мы с ней пили шампанское, а после – чай.

– Зачем пить чай, если есть шампанское? – то ли в шутку, то ли серьёзно говорила Марфа Максимовна. Она была сдержанной, но с хорошим чувством юмора. Всё было у неё в меру: и в одежде и в разговорах. Она вся была в стиле «Шанель».

В последнюю нашу встречу она призналась, что любит красное вино, и мы договорились, что в следующий раз я непременно приеду с бутылкой красной вина. Но не сложилось.

«И как всегда прощаемся внезапно, о чём-то главном так и не поговорив…»

Покойтесь с миром, дорогая Марфа Максимовна. Вечная память…

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика