05.08.2021

Белорусский правозащитник: «Это не экспорт революции, а импорт диктатуры»

Игорь Казмерчак – бывший координатор правозащитного центра «Весна» дал развернутое интервью Sobesednik.ru

Экс-координатор правозащитного центра «Весна» города Орши Игорь Казмерчак
Фото: Личный архив

Игорь Казмерчак – правозащитник «Весны»

Игорь Казмерчак – бывший координатор правозащитного центра «Весна». Уже 20 лет (с 15 лет) Казмерчак занимается общественной деятельностью. Регулярно раз в 3 года белорусские власти заводили на правозащитника уголовные дела, все они разваливались, не дойдя до суда. Недавно на Казмерчака завели дело за протестное граффити, сделанное на стене в Орше. В июле Казмерчака дважды задерживали, в его квартире провели обыск. После которого он остался без личного телефона и контактов.

Недавно он владел магазином «Цудоўную краму», торговавшим сувенирами с национальной символикой. Когда Казмерчак объявил скидку на товары, чтобы распродать перед закрытием, магазин закрыла инспекция МЧС.

С 14 июля «Весна» в Белоруссии подвергается проверкам КГБ. За решеткой находятся уже семь правозащитников «Весны». Арестован ее идейный вдохновитель – заместитель председателя правозащитного центр «Весна» Валентин Стефанович (уже 18 дней правозащитник сидит в СИЗО), в конце прошлого года он дал Sobesednik.ru интервью о сложной ситуации с политзаключенными Белоруссии . Стефанович является одним из известных экспертов и аналитиков в сфере прав человека, он – вице-президент Международной федерации за права человека (FIDH).


«Это почерк КГБ»

– В киевском парке обнаружили повешенного руководителя «Белорусского дома в Украине» Виталия Шишова. Полиция искала его со 2 августа, когда Шишов не вернулся с пробежки. Что произошло?

– Это, исключительно, убийство. Не может человек заниматься спортом, думая о суициде. Явно, что у него были планы на жизнь. Тем более, в Белоруссии мы уже имели двух «самоубийц» после протестов 9-12 августа. Так что я уверен, что тут тоже убийство.

– На Украине Шишов возглавлял НКО, которая помогала белорусам, уехавшим из страны по политическим причинам, с легализацией, жильем и трудоустройством. По одной из версий смерть Шишова связывают с украинскими радикалами. Допускаете ее?

– Не думаю. Белорусский протест не так сильно связан с украинцами, которые воевали. Тут следы белорусского КГБ. Это их почерк.

на встрече с журналистами Лукашенко говорил, что чиновники должны знать всех своих блогеров и журналистов, что живут у них на районе и все должны не просто с оглядкой, а писать с разрешения местной власти
Фото: Социальные сети
На встрече с журналистами Лукашенко говорил, что чиновники должны знать всех своих блогеров и журналистов, что живут у них на районе и все должны не просто с оглядкой, а писать с разрешения местной власти.

«Это уже по Оруэллу»

– После протестов августа прошлого года власти Белоруссии преследуют администраторов телеграм-каналов. Заблокировано крупнейшее независимое издание TUT.BY, ряд других популярных СМИ. Против десятков журналистов возбуждены уголовные дела. По данным Следственного комитета Беларуси, за прошедший год было возбуждено 4 691 уголовных дел об экстремизме. Свобода слова в стране, по мнению президента Беларуси, использовалась для прикрытия экстремизма. Лукашенко зачищает информационное поле?

– Давление на СМИ в Беларуси началось не в прошлом году. Оно было всегда. И многие издания уже более-менее к этому приспособились. Когда издавалась «Наша Нива» в бумажном варианте, или что пытаются сделать сейчас с «Новым часом» – в свое время их пытались выбрасывать из подписных каталогов, выкидывали из сети распространения «Белсоюзпечати» и они создавали свою собственную сеть распространения газет. Подобные вещи происходили с 2006 года – было первое серьезное давление на СМИ, когда «Независимая газета» вышла с белыми полосами на главных страницах, на месте, где должен был быть опубликован материал о коррупции в Администрации Лукашенко. Вот оттуда началось это давление. В 2020 году оно усилилось. Но это не что-то уникальное для Белоруссии, многие редакции привыкли жить в этом состоянии прессинга. Это очень плохо, но у нас выкручиваются. Это способ выживания.

Это уже по Оруэллу. Если ты думаешь иначе, чем говорит власть - значит, ты уже преступник. Вспомните, что на встрече с журналистами Лукашенко говорил, что чиновники должны знать всех своих блогеров и журналистов, что живут у них на районе, и все должны не просто писать с оглядкой, а писать с разрешения местной власти. Это «1984», это мыслепреступления. Нельзя ни писать, ни думать и т.д.

– Аналогии с ситуацией в России, с ее позорными метками «иноагентов» наблюдаете?

– Да. До «иноагентов» у нас еще не дошло, но у нас пожестче – просто сажают людей. Если проводить аналогии с РФ, в свое время я был знаком с Ильей Яшиным и с молодежью СПС, и мы в частных беседах обсуждали, что Путин много чего берет из опыта Лукашенко по репрессиям. Сейчас, наверное в меньшей степени это заметно, но боюсь, что и к вам может перекинуться такая жесткость. Это не экспорт революции, а импорт диктатуры.

– Сколько посажено политзаключенных за этот год и сколько вышло?

– Сейчас политзаключенными признано более 600 человек. Эта цифра не соответствует реальности. Их гораздо больше. Министр МВД говорил, что на связанных с протестами заведено более 4 000 уголовных дел.

– Чем завершится история снятого с самолета Романа Протасевича и Софьи Сапеги, недавно их отпустили под домашний арест?

– Тем, что Роман и его девушка окажутся на свободе. Конечно, у нас эскалация репрессий. Власть пытается делать вид, что она все контролирует, но она пожирает саму себя. И не так долго осталось этому режиму. Роман навряд ли будет даже осужден.

– Как вы оцениваете признания Протасевича на камеру, его пытали?

– Однозначные пытки. Если близко рассматривать его лицо во время показаний, то там видны следы пыток. Я не сомневаюсь, что Романа пытали и допускаю, что не так сильно физически, сколько морально. Роман - просто жертва режима, и его слова не надо воспринимать всерьез, он пытался защитить себя.

– Генпрокуратура Белоруссии направила в Верховный суд уголовное дело самой известной флейтистки в застенках минского СИЗО Марии Колесниковой. Она руководила штабом Виктора Бабарико, который считался главным соперником Лукашенко. Какова ее судьба?

– Милейшая женщина. Здесь в Белоруссии просто восхищаются ее прекрасным поступком с разрыванием паспорта – не каждый мужик на такое способен. Мы с ней были в свое время в «Молодом фронте», но ни разу так и не пересеклись.

Новости спорта

– Скандал с вашей легкоатлеткой, сбежавшей с Олимпиады Кристиной Тимановской, которая получила гуманитарную визу Польши. Ее супруг в это время уехал из Беларуси в Киев. Почему белорусы бегут из страны?

– Через пару дней после того, как Тимановская получила убежище в Польше, сбежали в Германию еще два легкоатлета – муж с женой, впридачу с ними сбежал наш гандбольный тренер. Да, в Белоруссии сейчас большой страх. Вспомните, какие у нас были судебные обвинения: «Высказывала проест с помощью зефира». Это реальная цитата из протокола судебного заседания. В начале года женщину осудили за то, что она слепила зефир в красно-белых цветах. И таких ситуаций масса. Людей забирают на улице просто за красно-белые кроссовки. Ну а что сделаешь, «Найк» так вот шьет. Нельзя одеваться в красно-белые цвета. Нельзя наклеивать на окна пустой белый лист бумаги А4. В Минске была такая акция, когда флаги начали срывать, а на людей заводить административные дела, был призыв – вы просто вешайте на окно белый лист бумаги. Людей за это тоже забирали. Это напоминает советский анекдот. На Красной площади стоит человек и раздает бумагу типа листовки, но на ней ничего не написано. кгбшники подходят к нему и спрашивают – Почему ничего не написано? – Так и так все понятно.

У нас в Дубровно есть активист такой Миша Чемурако, после избирательной компании с 9 июля по сегодня (4 августа) он отсидел по трое суток 12 раз. Его в пятницу забирают, сажают до суда – в понедельник выпускают. Несколько раз уже суд признавал, что он ни в чем не виноват в принципе. Один раз его забрали за то, что у него дома внутри висели красно-белые шарики. Он и не задумывался над ними, как в Новый год повесил, но в марте его забрали на трое суток. Абсурдное обвинение.

В Белоруссии человек может сесть за что угодно. И Тимановская в этом плане поступила правильно. Если она не готова, как Колесникова, быть такой жертвой-героем. За такие открытые высказывания которыми она просто открыла людям глаза на проблемы в спорте, ее бы здесь посадили.

Триггер к протестам

– Светлана Тихановская тоже правильно сделала, уехав в Европу?

– А у нее выбора не было, ее посадили в машину и вывезли за границу. И возможности вернуться у нее сейчас нет – если она вернется, ее сразу посадят. Сейчас она очень хорошо выполняет функцию такого публичного представителя белорусского общества. И пускай выполняет, ее место точно не в тюрьме. Сейчас она очень нужна на той позиции, на которой находится.

– Как вы оцениваете ее шансы – Тихановская реально могла выиграть президентские выборы?

– 100%. Обществу надоел Лукашенко. Общество устало от него, его хамства, которое передается сверху вниз. Когда Лукашенко ко всем своим подчиненным обращается на «ты». Это все передается вниз, но при этом усиливается. Хамство, которое себе позволяют те же работники сферы культуры и образования по отношению к людям, стало в порядке вещей. Естественно, людей это уже задолбало.

Идея декрета «Налога на тунеядство», по которому не государство, а неработающий человек должен платить государству. Это был очень серьезный триггер к этим протестам. И люди были просто возмущены, когда государство в лице Лукашенко начало говорить «Что? У нас коронавирус? Лечитесь водкой и трактором». Потом было, что сыр белорусский помогает от коронавируса – это то, что ляпал сам Лукашенко. При этом люди умирали, государство им говорит «Нет никакой проблемы, вон, сыра купите, он вас вылечит»!

Этот маразм еще сильнее подтолкнул людей жить отдельно от государства. Люди стали саморганизовываться, собирать на маски и скидываться на защитные костюмы, которых медикам просто не хватало. Вот с тех пор пошло обособление общества от диктатуры. И дальше оно только усугублялось. Когда появилась легальная возможность высказаться на выборах, люди начали выстраиваться в длиннющие очереди сдать подписи. Когда сняли кандидатов, люди были возмущены, и Тихановская, которая осталась единственным серьезным претендентом, высказавшимся за всех посаженных политиков на тот момент, она просто попала в струю этого недовольства государства в обществе. И да, я уверен, она взяла 50-60% с небольшим, но она, уверен, могла и 70% набрать. Она понравилась людям, а главное = ее программа, которая состояла лишь из одного пункта: 100 дней посижу на месте президента, проведу новые выборы, и я пошла. Это то, что людям просто хотелось – убрать Лукашенко, а мы потом сами выберем.

Будучи в США, Светлана подтвердила, что не пойдет на президентские выборы при условии реальных демократичных выборов. Но если она захочет все-таки делать политическую карьеру, это будет крах для нее – ей надо участвовать в переходном периоде и не иметь амбиций.

– Какая судьба ждет политических соперников Александра Лукашенко – несостоявшихся кандидатов в президенты Виктора Бабарико и Сергея Тихановского, а также активистки Марии Колесниковой?

– Все у них будет в итоге хорошо. Повыпускают их однозначно, у нас редко политические досиживают свои сроки. А тут, я думаю, выпустят уже не по воле Лукашенко, а по воле народа, когда эта система диктаторская просто рассыпается сама по себе. По Колесниковой я не скажу – это человек искусства, а Бабарико, скорее всего, еще будет участвовать в выборах и если не победит, то будет по крайней мере очень серьезным кандидатом. У меня очень много, причем аполитичных, знакомых ходили голосовать за него – опять же потому, что его программа заключалась в том, что он не будет президентом, а просто менеджером по обслуживанию населения. Это тоже очень хорошо людям запало в душу.

«Мы были наивные»

– Как санкции повлияли и еще повлияют на режим в Белоруссии?

– Все санкции всегда имеют долгосрочное влияние. Лукашенко уже встал в позу «Что бы вы ни делали, я все равно не уйду!», поэтому на его личность они не повлияют в принципе, а на экономику они повлияют, ну и слава богу, что повлияют. Они будут иметь отложенный характер. Я не скажу, что экономические санкции эффективны сейчас. На перспективу – да, что-то будет. Сейчас пока незаметно их влияние.

– Ваши долгоиграющие мирные митинги ни к чему не привели. В чем сейчас выражается протестное движение в Белоруссии?

– Мы были наивные, мы думали, что сами протесты решат ситуацию. Но если посмотреть на опыт других стран, которые приходили к революциям через протесты, то на самом деле сами протесты не являются методом смены режимов, они являются его спусковым механизмом. Вспомнить хотя бы Румынию с Чаушеску. Протесты протестами, но поменяло ситуацию то, что его свои же убили. Вспомним Украину, обе ее революции, там протесты были, но не они выслали Януковича в Ростов. Они запустили механизм, по которому Янукович решил, что надо бежать. Последнее слово идет не за протестами. Протест это старт этапа.

Мы наивно полагали, что сами протесты что-то решат. Протест никуда не делся, он ушел с улицы внутрь: кто-то партизанит, расписывая стены, вывешивает флаги, кто-то просто сидит дома читает новости, пишет письма политзаключенным, что тоже немаловажно. Публичного протеста не видно, но он остался в душах и сердцах людей. И при каком-то триггере, какой-то эмоциональной ситуации, событии, которое эмоционально затронет белорусов, люди опять выйдут и уже в большем количестве, потому что за время этого затишья люди еще больше озлобились. В случае новых протестов я бы очень советовал и чиновникам и милиции бежать – люди озлоблены просто капец!

– Белоруссия получила от России вторую половину кредита на 1 млрд $. Как белорусы смотрят на эти транши – как на поддержку режима?

– Это издевательство со стороны Путина. Раньше он регулярно выдавал Белоруссии в год порядка 3 млрд $ наличностью, не считая дешевые нефть, газ и т.д. А в этот раз Лукашенко полетел еще в ноябре к Путину, он пообещал Лукашенко 1,5 млрд $, что само по себе очень мало и Лукашенко явно не хватит для поддержания штанов. И первый транш в 500 млн $ так и не попал – он пошел на рефинансирование долгов. Т.е. эти деньги остались в России, но Белоруссия за них заплатит проценты. Лукашенко в руках эти деньги не подержал, но уже за них должен. Говорилось же как? Да, мы очень быстро поможем Белоруссии, 1,5 млрд $ пожалуйста! Но второй транш только в июле 500 млн $, а до этого Лукашенко несколько раз прилетал и явно, что он просил «Ну дай еще 500, ну дай еще 500, ну дай 3 млрд». Это такое издевательство над Лукашенко, типа «Саша, а чего это я тебе буду давать, ты мне сейчас ботинки лизать будешь и бесплатно».

– Самый важный итог годовщины выборов, которые спровоцировали протесты в Белоруссии?

– Главное, что белорусы впервые и настолько массово заявили про свою субъектность во внутренней и внешней политике. Протесты тоже для Белоруссии не что-то исключительное, они шли очень долго и постоянно, но тот масштаб, который сейчас появился. Когда я наблюдал за оршанскими протестами, по социальному составу это было что-то невероятное: люди с высшим образованием и люди с птушным (из профтехучилищей) образованием выходили на эти протесты и стояли рядом. Вот такой общественной активизации Беларусь не знала еще никогда. Орша, откуда я, отличалась своими протестными настроениями, так в 91-м году у нас заблокировали железную дорогу рабочие. Но даже те, кто участвовал в блокаде 91-го, говорят, что в 2020 году протестующих стало гораздо больше. Произошел очень мощный импульс к активизации общества. И если этот импульс не затеряется, белорусское общество будет просто прекрасно. Это будет общество, в котором чиновники будут нанятыми людьми, а не хамоватыми панчиками, хозяевами жизни. И в те дни пика мирных протестов, 16 августа, когда никого не били и особо не задерживали у них были глаза испуганных кроликов. В свое время у меня отец держал кроликов и когда их ведут на забой – такие же глаза я видел у наших чиновников. Они испугались и очень будет хорошо, если чиновники поменяются, а этот взгляд в разговоре с обществом останется. Чиновник это наемное лицо – не более того. Он должен понимать, он должен трепетать перед своим работодателем, перед обществом. Если это сохранится, если мы сможем это удержать, это государство просто семимильными шагами пойдет вперед.

Все будет хорошо! Если Беларусь все-таки быстро избавится от Лукашенко, мы станем очень быстроразвивающимся государством. Тут такой потенциал открылся у общества за это время, если он не подавится, то это будет просто мгновенный рост государства. Все у нас будет хорошо.

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика