09.05.2021

Три ПЦР, старый плед и дерзкое приветствие Путина: закадровые подробности Парада Победы-2021

Корреспондент Sobesednik.ru побывала 9 мая на главном мероприятии празднования 76-й годовщины Великой Победы

Фото: Sobesednik.ru

Корреспондент Sobesednik.ru побывала на главном мероприятии празднования 76-й годовщины Великой Победы – Параде Победы на Красной площади – и подметила там немало интересного из того, что не показали в телетрансляции.

Разведка справками

В этот раз для допуска на Красную площадь на Парад Победы от журналистов, помимо прочего, просили сдачи аж трех ПЦР-тестов на коронавирус. Причем сообщил об этом Кремль уже после завершения аккредитации. Но с формулировкой «рекомендуется». Причем рекомендовалось пройти тестирование в строго определенные дни:

«В связи с уточненными требованиями Роспотребнадзора в целях предупреждения распространения коронавирусной инфекции всем представителям СМИ, участвующим в освещении Парада Победы, рекомендуется иметь при себе три отрицательных результата лабораторных исследований на Covid-19 методом ПЦР с забором материала 30 апреля, 6 и 8 мая с. г».

И вот понимай как хочешь – пустят ли на Парад, если уже аккредитовали, но не сдал тесты или сдал не все тесты.

Отчасти с целью это разузнать я впервые отправилась на репетицию Парада 7 мая. На нее так же, как и на сам Парад, журналистов организованно забирали в пресс-центре РИА «Новости» и отвозили в автобусах прямо до КПП у собора Василия Блаженного. Чтобы попасть в этот автобус, требовалось собраться с 6:30 до 8:00. В 8:05 автобусы уже стартовали из внутреннего дворика агентства, в 8:40 все уже стояли на площади на отведенном месте.

От своего соседа-журналиста по автобусу я и узнала, что, по его убеждению, с тестами 9 мая будет все серьезно.

– Я два сдал обычно платно, а третий сдам, разумеется, с наценкой за результат в тот же день, причем третья справка нужна обязательно с QR-кодом, – стращал он.

– А обязательно с QR-кодом-то зачем? – пугалась я.

– Ну а как еще сотрудники Роспотребнадзора проверят, настоящая ли справка? За 30 апреля и 6 мая им уже наверняка и самим данные придут, куда надо, а за 8 мая стопудово не успеют, поэтому они точно будут стоять со сканерами и проверять. Везде за справки день в день берут по 4000 – 4500 рублей (это правда, даже если на следующий день, расценки в Москве сейчас в среднем такие. – Прим.  Sobesednik.ru), но я нашел, где всего за 2800.

Про сотрудников Роспотребнадзора он говорил не просто так: каждый второй журналист, получавший бейдж на стойке аккредитации, интересовался у сотрудниц пресс-службы администрации президента, что же все-таки означает пометка «рекомендуется».

– Мы сами не знаем, честно-честно, – одинаково отвечали они. – Мы к этому не имеем никакого отношения, ну вот правда! Это все сотрудники Роспотребнадзора, который будут встречать вас в РИА «Новости» 9 мая – они будут справки смотреть и решать.

Могут и не допустить, но это наши предположения. Написано же – рекомендуется. Кто знает, какая эпидемиологическая обстановка будет в День Победы? Успеете результат получить, но не успеете распечатать и заверить? Ну вы хотя бы получите! Успеете сдать тест, но не успеете результат получить? Ну вы хотя бы сдайте!

Я же, узнав о таком нюансе, решила идти путем бесплатной сдачи в поликлинике, в которой прикреплена по московскому ОМС. И тоже стала обладателем кое-каких ценных знаний. А именно, я узнала, что помимо эсэмэски с результатами теста и файла в электронной медицинской карте, где указаны дата получения результата, номер полиса (без ФИО) и, собственно, результат, в поликлинике можно распечатать справку, где будут и ФИО, и номер полиса, и поставить на нее печать.

Но только на этой справке не пишут – внимание! – дату сдачи самого анализа. Зато пишут дату распечатки справки, а вот вместо даты сдачи – короткий прочерк. Поэтому к утру 9 мая у меня в арсенале для похода на Парад имелись:

  • справка с печатью, но без даты сдачи за 30 апреля и эсэмэска;
  • эсэмэска за 6 мая, без справки, так как весточка от лаборатории пришла за полчаса до закрытия поликлиники и за справкой я уже не успела;
  • а за 8 мая не имелось ничего, так как бесплатно это было заведомо не успеть.

Но еще у меня была в запасе надежда, что в честь праздника мне зачтутся два результата и одна справка из трех.

Со всем этим я встала в довольно большую, но быструю очередь на вход и разговорилась со стоявшим передо мной журналистом из Исландии.

– А я вообще ничего не сдавал, – сознался он. – Неудобно, дорого, но главное не это: Кремль же рекомендовал, а не требовал! Как могут после такого не пустить! Как можно сомневаться в словах Кремля – Россия же всегда точна в формулировках!

И все же мы немножечко, пока стояли, сомневались. И тут спустя минут десять меня осенило: все заходят в РИА «Новости», но нет ни одного выходящего. А вход (и он же сразу выход) тут один и тот же. А уж все стоящие полный набор тестов, судя по этой очереди, точно не сдавали. А значит – пускают всех. И действительно, внутри были десятки сотрудников ФСО, но ни одного представителя Роспотребнадзора, которые в нынешних условиях пострашнее будут.

Поскольку Парад не юбилейный, внутри не кормили, но раздавали маски – ограниченно, только тем, кто забыл или у кого она уже потеряла свежий вид за часы ожидания. Можно было попить горячей и холодной воды из кулеров агентства, но никто этим не злоупотреблял, так как стоять на Красной площади до начала Парада предстояло почти 1,5 часа, а после начала – еще примерно столько же.

Подарки всем, а пледы – только ветеранам

Зато в ожидании праздника можно было пообщаться со всеми гостями, которые постепенно заходили на трибуны. Среди приглашенных мы заметили немало знаменитостей и сильных мира сего – Владимира Жириновского, пришедшего одним из первых, Вячеслава Володина, Михаила Мишустина, Дмитрия Медведева, Михаила Фрадкова, Дмитрия Чернышенко, Сергея Собянина, Андрея Воробьева, Анну Попову, Маргариту Симоньян, Андрея Мерзликина, а также Владимира Меньшова с Верой Алентовой, которые практически никуда не ходят многие годы.

Всем им, как и другим гостям – ветеранам, их родным, активистам и просто счастливчикам, получившим заветный пригласительный, – полагался подарок, лежащий на кресле – в тоненьком рюкзаке, стилизованном под вещмешок. По просьбе Sobesednik.ru один из гостей тут же раскрыл его и показал не все, но перечислил все содержимое: мини-флаг – копия водруженного над Рейхстагом, пилотка, значок, брошюрка, дождевик, а еще модель советской подводной лодки «Щука».

Фото: Sobesednik.ru

А о немногочисленных ветеранах позаботились особо: поскольку день выдался довольно прохладный и ветреный, да еще и дождь накрапывал, сотрудники ФСО лично раздавали им плотные шерстяные пледы. С принтом в виде логотипа 75-летия Великой Победы, то есть прошлогодние.

Фото: Sobesednik.ru

Но ветеранам, насколько я заметила, было все равно, к какой дате выпустили пледы – ведь те отлично согревали, а юбилейное число многие нашли даже более торжественным. А некоторые и вовсе приятно удивились, что невостребованные год назад из-за пандемии пледы не пропали, не ушли тогда же в чьи-то руки (пусть и волонтерские), а хранились для них до следующей годовщины.

Очередной звездный час Жириновского

Но самый неожиданный подарок к празднику сделал собравшимся Владимир Жириновский. Он в отличие от большинства знаменитостей не шел напрямую к трибуне, а останавливался для общения с народом, отвечая на вопросы обо всем на свете.

Фото: Телеграм-канал Владимира Жириновского

– На всем нашем пространстве не нужны эти пограничные столбы – пусть живут и работают белорусы и русские, где хотят, чтобы все было в интересах каждого гражданина, а не чиновников, – говорил он одним.

– Российская империя – для меня Отечество, когда была Киевская губерния, – признавался он другим.

– Нефть не должна быть азербайджанской, поменьше национальной окраски! Хотя азербайджанцы – молодцы, они хорошо относятся к русскому языку, очень мудрый руководитель – я и его знаю, и его отца знал, и все идет на благо – и ваша нефть, и наша нефть, и ваш хлеб, и наш хлеб, и ваши ученые, и наши ученые, – замечал он третьим.

С корреспондентом Sobesednik.ru Владимир Вольфович пообщался, когда Парад закончился, и никого не выпускали с трибун – ждали, пока президент, пройдя по Красной площади, удалится с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном возлагать цветы к могиле Неизвестного Солдата. К Путину в это время подойти было уже невозможно – путь заграждали четыре ряда разной охраны. Да и сам Владимир Владимирович шел, окруженный несколькими кольцами сотрудников ФСО. Однако можно было дождаться момента, пока он поравняется с теми, кто стоял у самого края выхода с левой трибуны (где как раз мы и находились).

Фото: Sobesednik.ru

Жириновский ждал его, как ждет суперзвезд ушлый фанат, который наперед знает траекторию движения и не потеряется. Ему позволили встать на ступеньку ниже, чего не разрешали никому даже ради более удачного фото Парада. А пока в ожидании президента Владимир Вольфович делился со мной сокровенным.

– Я сам привился еще в августе, скоро уже год будет! – агитировал он привиться понятно от чего. – Чувствую себя нормально. Все должны привиться, иначе последствия будут самые плохие. Будут люди болеть от других болезней. Есть заболевание, называется ОРЗ. Не все знали, что это значит. И мы шутили над работниками, расшифровывали – общее разрушение здоровья. И вот спустя 30 лет это так и есть: вирус проникает.

И тут показался он – верховный главнокомандующий.

– Владимир Владимирович, от ЛДПР, от ЛДПР! Эмомали, Рахмон! – крикнул Владимир Вольфович помахал рукой в перчатке, как только Владимир Владимирович поравнялся с ним.

Путин обернулся на крик, расплылся в улыбке и сделал широкий жест руками, словно обнимает Жириновского.

– С праздником! С праздником! Ура-а-а! – закричали Путину стоящие рядом с Жириновским, в том числе и корреспондент Sobesednik.ru.

– С праздником! – отозвался Путин, не переставая улыбаться.

На этом общение закончилось – президент шел, почти не сбавляя хода, и просто скрылся из нашего поля зрения.

– И министр обороны, наш друг! – крикнул Жириновский проходящему следом Шойгу.

Фото: Sobesednik.ru

– Это наш министр – пусть знают, – заметил лидер ЛДПР стоящему рядом с ним депутату Госдумы из его же фракции.

– Да, да, – не раздумывая, согласился он.

– Теперь скоро снимут заграждения, и мы пойдем, – продолжил Владимир Вольфович и снова обратился к своему спутнику. – Слышал, что он сказал?

– Да, он же сказал: поздравляю, – участливо ответил тот.

– А он сказал – Владимир Вольфович? – забеспокоился Жириновский. – Да, сказал?

– Да, он сказал – поздравляю, – повторил соратник.

– Нет, он мне сказал – Владимир Вольфович, – убедил сам себя Жириновский. – Ну вот, ты не слышал, а я слышал.

– Да он вообще только благодаря вам чуток затормозил у нашего угла, поздравил всех нас в ответ, это все вы, Владимир Вольфович, вы огромный молодец! – поддержала я его.

– Ну вот, да-да-да! – Жириновский расплылся в улыбке, точь-в-точь, как его собеседник минуту назад. И чуть не обнял меня на радостях, но в последний момент сдержался. Может, почувствовал благодаря своей проницательности, что третий тест на коронавирус я так и не сдала, и, хоть и давно привитый, не стал рисковать.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика