Новости дня

10 мая, понедельник














09 мая, воскресенье













08 мая, суббота












07 мая, пятница





sobesednik logo

Приключения первого флага России: от путча и Белого дома до Ельцин-Центра

08:20, 22 августа 2020

Приключения первого флага России: от путча и Белого дома до Ельцин-Центра
Фото в статье: Эдуард Жигайлов, Юрий Феклистов, Виктор Ярошенко
Фото в статье: Эдуард Жигайлов, Юрий Феклистов, Виктор Ярошенко

22 августа в России отмечают День флага. Праздником он стал в 1994-м. А вот официальным флагом новой России бело-сине-красный триколор стал именно в те августовские дни ГКЧП 1991-го, когда его подняли над Домом Советов (Белым домом, как его стали тогда называть) в Москве. Правда, с оговоркой: «до установления специальным законом». Сам же закон был принят только спустя два месяца, в ноябре. «Собеседник» нашел участников тех событий.

«Кантария» и «Егоров»

В августе 1991-го члены ГКЧП (Государственный комитет по чрезвычайному положению), выбрав момент, когда президент СССР Михаил Горбачев отправился на отдых в Крым, объявили: страной теперь управляют они. В заговоре участвовали ведущие политики – вице-президент СССР, глава КГБ, руководители ЦК КПСС и т.д. В столицу ввели войска...

Сопротивление возглавило руководство России – президент РСФСР Борис Ельцин, вице-президент Александр Руцкой, председатель правительства Иван Силаев, и.о. главы Верховного Совета РСФРС Руслан Хасбулатов и другие. Дом Советов на Краснопресненской набережной стал их штабом, туда же стекались защитники Белого Дома… Москва бурлила в те дни.

– Мы с фотокорреспондентом Эдуардом Жигайловым были внизу, у площади, где толпился народ. Подходит какой-то мужчина и говорит: «Хотите с нами? Сейчас будем менять советский флаг на российский», – рассказывает фотокорреспондент Юрий Феклистов. – Конечно, мы пошли за ними.

Юрий Феклистов

– Пусть Феклистов будет «Кантарией», а я «Егоровым». – шутит Эдуард Жигайлов, намекая на символизм ситуации. – Это был тяжеленный мешок, без ручек, можно было держаться только за его концы. Замучились, пока заволокли его в лифт. А на башню мешок пришлось тащить по узкой лестнице. Наконец добрались до площадки на крыше. Там спустили флаг РСФСР и подняли триколор. Ровно в полдень 22 августа.

Впрочем, заявление о тяжести мешка спорное (или там было что-то еще): на снимках видно, что флаг много места не занимает, да и, судя по всему, весу в нем немного: один из тех, кто готовится поднять флаг, без напряжения держит его одной рукой.

Кто еще был на крыше

Жигайлов снимал на цветную пленку, но у него в архиве почти не осталось исторических кадров.

– Тогда цветную пленку можно было добыть только у иностранцев. Взамен они просили чуть не все, что отснимешь, – вздыхает он. – Пришлось продать снимки японцам.

Но и на сохранившихся цветных кадрах Жигайлова, и на черно-белых Феклистова видно: на крыше было еще несколько человек. Кто эти люди?

– Может, из службы охраны? – предполагают журналисты. В те горячие дни им было недосуг спрашивать чины и звания тех, кто оказывался рядом.

– В 1990-м функции современного ФСО выполняла служба охраны КГБ СССР, но охрану конкретно Дома Советов осуществлял спецотдел милиции, – сообщили в пресс-службе ФСО России. – Он подчинялся ГУВД Москвы. Но, насколько мы знаем, этот объект был снят с охраны как только начались события – 19 августа. Так что скорее всего, это либо добровольные защитники Белого дома, либо люди из аппарата Ельцина.

– Я видел воспоминания очевидцев, которые уверяли, что флаг поднимали четверо рабочих хозуправления Совмина РСФСР: Казанов, Касич, Киселев и Тульский, – делится своей информацией участник событий Виктор Ярошенко. Собственно, это его флаг первым стал развиваться над Белым Домом.

На «Чайке» сквозь барикады

Как же так получилось, что официальным флагом России триколор еще не был, но, как по волшебству, вдруг появился, да еще такой огромный, что его можно было водрузить на флагшток Белого дома?

– Мне всегда казалось, что у новой России должен быть исторический флаг, тот самый триколор, – рассказывает Ярошенко. – Такого же мнения придерживалась и моя жена Оксана, в то время – реставратор по тканям музеев Кремля. И вот как-то она изготовила в своей мастерской два настольных триколора. Один подарила Борису Ельцину 1-го февраля 1990-го, в день его рождения. Он тогда пошутил: «Это что, программа действий?»… А получилось, что именно так.

В конце августа 1990-го я был назначен министром внешних экономических связей РСФСР, – продолжает Ярошенко. – И тут же попросил помощников сшить триколор для выставки в Швеции: именно такой флаг использовался некогда на торговых судах России. Мне его сшили из технического шелка, внушительных размеров (255х180 см). Но повесить его над российским павильоном не удалось: не разрешил куратор от ЦК КПСС. Тогда я повесил этот флаг у себя в кабинете на стене. И распорядился напечатать триколор на визитках и официальных бланках министерства. Вскоре получил повестку из Генпрокуратуры СССР – за «использование символики неустановленного образца».

Осенью 1990-го Ярошенко на заседании Совмина РСФСР предложил подумать о том, чтобы вернуться к историческим госсимволам. Его поддержали многие члены кабинета. В итоге было принято постановление, дававшее старт работе над созданием проекта флага и герба РСФСР. Уже к апрелю определились: триколор и двуглавый орел.

– Накануне выборов президента России я предложили Ельцину включить этот пункт в его программу, – вспоминает Ярошенко. – Борис Николаевич тогда воскликнул: «Да вы что! Это все равно, что накануне выборов вынести Ленина из мавзолея. После выборов вернемся к этому вопросу. Поговорите с Хасбулатовым, а я поддержу». В июне 1991-го я предложил Руслану Имрановичу выносить это на законодательный уровень. Он сказал, что по флагу вопросов нет, но вот как быть с орлом? Не поймут. Решили отложить до осени. А тут как раз случился ГКЧП…

У защитников Белого дома оказалось много трехцветных флажков, участники «Живого кольца» так же требовали признать триколор официальным флагом России… В общем, народ вынес свое решение.

– 22 августа я приехал в Белый дом на чрезвычайную сессию ВС РСФСР, – рассказывает Ярошенко. – Немного опоздал, тихонько пристроился на крайнее кресло в первом ряду. Вижу, Ельцин делает мне какой-то знак глазами, но не понял, чего он хочет. После заседания мне машет рукой Силаев. Подошел к нему. Оказалось, депутаты приняли мое предложение о флаге, и теперь надо срочно водрузить его над Белым домом. Но флага-то нет! Тут вспомнили, что он есть у меня.

Однако до министерства Ярошенко, где висел флаг, надо было ехать, а машину свою он уже отпустил.

– По такому случаю мне дали «Чайку» премьер-министра России Ивана Силаева, – вспоминает Виктор Николаевич. – Но выехать из кольца баррикад было невозможно. Тогда мы бросили клич: «Расчистим баррикады для российского триколора!» Это возымело действие, в баррикадах разобрали дорогу для автомобиля. Впрочем, потом появилась другая проблема: к флагу надо было пришить петли и кулису, иначе на флагшток его было не поднять. Но справились и с этим.

Парижская жизнь флага

Флаг провисел над Белым домом сутки, потом его заменили специально сшитым для улицы триколором. А вскоре, в 1992-м, Ярошенко отправили в почетную ссылку во Францию – главой торгпредства. Флаг он взял с собой.

– И 12 мая 1995-го в здании торгпредства в Париже мы с женой открыли музей первого российского флага, – с гордостью рассказывает Виктор Николаевич. – Нашлась фирма, которая застраховала флаг на 1 млн евро, он находился у нас на самом почетном месте в особняке торгпредства за бронированным стеклом витрины. Мы там установили камеры, датчики… К тому же нам передали многие исторические артефакты русские эмигранты. Получилась  внушительная коллекция. Она не только украсила мрачные холлы и лестницы особняка, но и привлекала множество посетителей – и экскурсантов, и бизнесменов. При этом музей занимал всего 1% площадей особняка, к тому же мы платили за аренду.

Но с начала 2000-х о музее остались лишь воспоминания. Коллекция, наполовину уничтоженная, томится в коробках на складе. А флаг…

– У меня два раритетных флага, – уточняет Виктор Николаевич. – Еще один – под которым Ельцин приносил свою первую присягу, когда стал президентом РСФСР. Оба флага сейчас в сейфе французского банка Crédit Lyonnais.

Греф и Кожин постарались

– В 2000-м специально для Германа Грефа была создана должность министра экономического развития, под нее объединили два министерства – торговли и экономики, – рассказывает о том, как закончился музей российского флага в Париже Ярошенко. – Первое, о чем он у меня спросил, прибыв в Париж, было: сколько получают президенты крупнейших банков. Был очень недоволен, когда на его идеи о дерегулировании я ему ответил, что можно говорить о дебюрократизации, но регулирование необходимо. Ему потом и американцы это подтвердили, и французы. В общем, мы с ним сразу поспорили, и он потом звонил, требовал выкинуть наш музей из особняка. А все торгпредства тогда передали Управделами президента, которое возглавил Владимир Кожин. И он тут же расторг с нами контракт. Часть экспонатов разбили, когда «помогали» их упаковывать…

Ярошенко готов подарить и флаг, и коллекцию России. Но – не в частные руки (ему уже предлагали 1 млн евро за флаг, он отказался). Писал президенту Путину, в ответ приходили невразумительные отписки от аппаратных работников. Писал премьеру Медведеву – результат тот же. Писал спикеру Госдумы Володину...

В юбилейном для флага 2016-м он демонстрировал его в Ельцин-Центре в Екатеринбурге. А три года назад Ярошенко создал оргкомитет международной общественной организации «Подними российский флаг», и ежегодно 22 августа сам поднимает триколор (покупает обычный флаг в интернете, а тот, что в сейфе, бережно хранит для истории), в предместье Парижа, где живет. В надежде, что инициатива когда-нибудь станет не менее популярной, чем «Бессмертный полк»...

российский триколор в Ельцин-Центре

 

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^