Новости дня

18 сентября, пятница





















17 сентября, четверг























sobesednik logo

Они удивили даже Мюллера. Кем были наши Бонды из "Красной капеллы"

03:03, 15 августа 2020

Они удивили даже Мюллера. Кем были наши Бонды из "Красной капеллы"
Анатолий Гуревич («Кент»)
Анатолий Гуревич («Кент»)

О каждом из членов этой уникальной разведывательной сети времен Второй мировой можно снимать фильм: их жизнь была насыщена такими поворотами, каких не выдумает изощреннейший сценарист. Благодаря им Москва заранее узнавала о самых секретных планах гитлеровцев. А отплатила годами сталинских лагерей: легенды разведки были осуждены как шпионы или изменники Родины...

Большая радиоигра

После того как гестапо раскрыло сеть, глава абвера адмирал Канарис сказал: «"Красный оркестр" стоил Германии 200 тысяч солдатских жизней». А глава службы внешней разведки СБ бригаденфюрер СС Шелленберг писал в мемуарах, что даже после разгрома полностью прекратить работу организации немцам так и не удалось.

На жаргоне разведчиков радисты – это «музыканты», передатчики – «пианино», руководители – «дирижеры». Когда в гестапо благодаря радиоперехватам обнаружили, что во Франции, Бельгии, Германии и Швейцарии работают несколько радистов и все ориентируют передачи на Москву, назвали сеть «Красной капеллой» (капелла – по-немецки «оркестр»).

В группы входило порядка 150 человек, это были люди разных национальностей, среди них были разведчики, аристократы, бизнесмены, женщины, старики и совсем молодые люди… Всех объединяло одно – они были антифашистами.

Благодаря усилиям этих людей уже в мае 1941-го в Москве узнали, что Германия готовится к войне с СССР. А в июне – точную дату нападения. Они предупреждали о том, какие цели прежде всего хотят разрушить фашисты в Москве. О том, что весной – летом 1942-го немцы готовят наступление на юге, стремясь к нефтепромыслам. Сообщали подробности немецкой ядерной программы…

Кто есть кто

Созданием разведсети в СССР озаботились в конце 1938-го. В Бельгию был отправлен резидент ГРУ Леопольд Треппер («Большой шеф»). Он родился в Австро-Венгрии, жил в Польше, в Палестине, во Франции… В 1932-м приехал с семьей в СССР, а с 1936-го стал работать в разведке.

Леопольд Треппер («Большой шеф»)

В 1939-м в Бельгию из СССР прибыли еще офицеры ГРУ. Среди них – Анатолий Гуревич («Кент»). Вскоре он стал вторым человеком в сети после Треппера. Кент родился в Харькове, в Ленинграде изучал иностранные языки, во время гражданской войны в Испании работал переводчиком, в разведку попал в 1938-м. 

В 1939-м в Швейцарии начала работать группа венгра Шандора Радо («DORA»). Он родился в состоятельной семье, юрист по образованию. Вступил в компартию Венгрии, воевал… В СССР жил в середине 1920-х годов. Потом уехал в Германию, а после прихода к власти Гитлера перебрался в Париж. Радо не был разведчиком, работал картографом, во Франции возглавлял агентство печати.

Шандор Радо («Дора»)

В Берлине свою группу создал немецкий аристократ Харро Шульце-Бойзен («Старшина»), семье его жены покровительствовал рейхсминистр авиации Геринг, благодаря чему Харро получил должность в министерстве авиации Германии и имел доступ к ценной информации.

Харро Шульце-Бойзен («Старшина»)

Это лишь самые известные ячейки большой «Красной капеллы»…

Алюминиевые ложки

Гуревич стал Винсентом Сиеррой, отпрыском богатой семьи уругвайцев.

– Анатолий Маркович рассказывал мне, как ему пришлось вживаться в образ, – вспоминает доктор исторических наук, главный научный сотрудник СПбИИ РАН Юлия Кантор, которая в начале 2000-х встречалась с легендарным разведчиком-нелегалом. – Он тогда говорил, что информация о явочных местах, надежных гостиницах и «дружественных» фирмах нередко оказывалась устаревшей, а их вымышленное прошлое рисовали настолько общо, что за рубежом в первых же непринужденных разговорах они вынуждены были с ходу фантазировать. Гуревич, впрочем добавлял, что это ему давалось легко: спасала любовь к лицедейству. Хотя вначале он сделал грубую ошибку: когда утром в гостинице его разбудил консьерж, по-русски спросил: «Кто там?..»

«Кент» оказался неплохим коммерсантом: денег на содержание агентуры Центр не давал, так он сумел организовать свою фирму – Simex, стал сотрудничать с немецкой интендатурой. Ценную информацию удавалось получать из сущих мелочей.

– Гуревич рассказывал, что однажды получил заказ на 1,5 млн алюминиевых ложек, – говорит Юлия Кантор. – Он удивился: зачем столько дешевых ложек? В ответ услышал, что готовится война против СССР и, возможно, надо будет организовать лагеря для военнопленных, ложки для них. И в Центр пошла информация о готовящемся нападении на нашу страну.

Провал

Фашисты долго гонялись за неуловимыми передатчиками. Им удалось-таки накрыть часть из них. Так, полностью погибла группа Шульце-Бойзена, его повесили, а жене отрубили голову. Тогда, в декабре 1942-го, немцы казнили более 100 членов «Капеллы». Уцелели «Большой шеф», «Дора» и «Кент».

Треппер был арестован в ноябре 1942-го, но ему удалось передать в Москву, что он работает под контролем, а осенью 1943-го Лео смог сбежать от гестапо. Потом воевал в Сопротивлении и в январе 1945-го улетел в Москву. Но там его сразу отвезли на Лубянку и в 1947-м приговорили к 15 годам – за связь с «врагом народа» Яном Берзиным (начальником Треппера перед отправкой за границу). В 1954-м реабилитирован. Уехал в Польшу. Умер в Израиле в 1982-м.

На том же самолете летел в СССР и Шандор Радо. Ему вообще удалось избежать ареста: в конце 1944-го «Дора» сумел перебраться во Францию. Но Радо, видимо, понимал, что его ждет в СССР, поэтому во время остановки самолета в Каире сбежал. Через полгода Египет выдал его Москве, и в 1946-м Шандор получил 15 лет за «шпионаж». После смерти Сталина освобожден, уехал в Будапешт, где и умер в 1981-м.

После войны отношения между «капелланами» не сложились: взаимные подозрения в предательстве мешали дружбе.

Его допрашивал сам Мюллер

«Кента» немцы арестовали осенью 1942-го.

– Вот как Гуревич вспоминал появление Мюллера на допросе, – рассказывает Юлия Кантор. – «Среди собравшихся выделялся подтянутый генерал с жестким лицом и небольшими, но буквально буравящими глазами. Это был Мюллер. Посмотрев на меня, он вдруг резко спросил: «Вы хотите мне доказать, что из-за этого мальчишки произошли такие утечки информации, из-за него мы потеряли столько солдат фюрера?» Услышав утвердительный ответ, вышел».

Гуревичу предложили радио-игру против СССР. Он согласился, сумев дать знать Центру, что работает под контролем. Невероятно, но в конце войны ему удалось завербовать главного следователя по делу сети, руководителя зондеркоманды «Красная капелла» Хайнца Паннвица и даже привезти его в Москву: война подходила к концу, а Паннвиц хотел жить (его приговорят в СССР к 25 годам, но в 1955-м передадут ФРГ как неамнистированного военного преступника, в 1959-м сведет счеты с жизнью в Мюнхене).

«Кент» тоже был арестован в Москве. Его обвинили в измене Родине и отправили в лагеря на 15 лет.

– Потом «Кент» с женой жили на окраине Петербурга, в маленькой квартире в хрущобе, – рассказывает Юлия Кантор о разведчике. – Дом без лифта, а Гуревич (ему тогда было уже 90 лет) – на инвалидной коляске. Он видел жизнь из окна квартиры и глазами жены – интеллигентной и мужественной женщины, которая, будучи совсем молоденькой, не побоялась связать судьбу с бывшим зэком с клеймом предателя. И ждала после повторной «посадки». На мой взгляд, это был (умер в 2009-м. – Ред.) абсолютно закрытый, очень сложный человек. Хотя разговаривал охотно, обладал хорошим чувством юмора, рассказывал много любопытного. Но чувствовалось, как много он недоговаривал. Думаю, тут дело не только в профессиональной привычке разведчика.

Едва ли стоит удивляться сдержанности разведчика, вся жизнь которого – сплошной урок: не раскрываться. В середине 1950-х «Кента» амнистировали. Но он стал добиваться реабилитации и снова попал в лагеря. Буквально накануне свадьбы. Окончательно освободился только в 1960-м. Новый отказ на прошение о реабилитации получил в 1989-м. Лишь в 1991-м Родина наконец признала его невиновным. Но так и не наградила.

За кадром

Александр Аравин: Разведчики нам говорили: «Откуда вы это узнали?»

В 2004-м на телеэкраны вышел сериал «Красная капелла». Собственно, многие знают про эту легендарную сеть как раз из этого фильма. Между тем почти сразу же эксперты нашли несоответствия между фактами и показанной на экране историей. «Собеседник» попросил режиссера Александра Аравина прокомментировать это.

– Это все-таки художественное произведение, – объясняет режиссер. – Мы даже имена героев слегка изменили. У нас не было задачи передать точную хронологию событий, разобраться, кто предатель, а кто герой. Нам было важно рассказать о людях, которым хочется поклоняться, которые положили свои жизни на алтарь Победы. О том удивительном феномене, что именно в нашей разведке много нелегальных агентов работают не за деньги, а за идею. Ни в одной разведке мира такого нет. Это были идейные люди, на подвиг за деньги не пойдешь.

Сценарий сделан по книге французского автора Жиля Перро. И, конечно, знаем, что работа «Капеллы» в основном разворачивалась в Бельгии. А потом, когда был засвечен передатчик, Треппер перебазировался в Париж, а Гуревич – в Марсель. Но если мы, снимая картину, начнем бегать по всем этим городам, зритель запутается. Поэтому действие у нас в основном происходит в Париже.

У Жиля Перро есть история о том, как Треппер после ареста умудрился написать на папиросной бумаге донесение, спрятать его в ножку кровати. А когда его вывели в город, – передать его своим. Но, когда мы стали это реализовывать, поняли: такое невозможно. И придумали свой вариант: он набивает сообщение на сигарете. А когда картина вышла, представители разведорганов говорили нам с удивлением: откуда вы об этом узнали? Об этом никто не писал… Таких моментов было несколько.

 

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №30-2020 под заголовком «Они удивили даже Мюллера».

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^