Новости дня

29 февраля, суббота






















28 февраля, пятница






















Чулпан Хаматова — Человек с большой буквы

04:06, 10 февраля 2020
«Собеседник+» №01-2020

Чулпан Хаматова // фото в статье: Андрей Струнин
Чулпан Хаматова // фото в статье: Андрей Струнин

«В чем смысл денег?» – четко и жестко спрашивает за кадром Чулпан Хаматова у Сергея Шнурова, Ксении Собчак, Федора Бондарчука, Владимира Познера в рамках рекламных роликов фонда «Подари жизнь». Знаменитости сначала хотят ответить, потом серьезно задумываются. В итоге вопрос так и остается без ответа. 

А сотрудники фонда во главе с Хаматовой знают: деньги – это тысячи спасенных детских жизней.

  • Время жить и время воевать (материал «Собеседника» за 2019 год о скандале вокруг слов Чулпан Хаматовой о ненависти к Великой Отечественной войне)

Справка

Благотворительный фонд «Подари жизнь» помогает детям с онкологическими, гематологическими и другими тяжелыми заболеваниями.

За 2019 год на лечение детей было направлено 1.238.439.520 руб.

Десять Бесланов за один год

«Благотворительность – это не про жертвы, а про радость», – написала на билетах известная актриса и основатель благотворительного фонда «Подари жизнь» Чулпан Хаматова, приглашая на одно из мероприятий в пользу подопечных.

Публичная благотворительность Хаматовой началась с концерта в 2005 году, который она вместе с актрисой Диной Корзун, друзьями и коллегами по цеху организовала в театре «Современник». Тогда еще не было фонда, был лишь концерт, который так и назывался – «Подари мне жизнь».

«Каждый год в России полторы тысячи детей могли бы выжить, но умирают просто потому, что у нас не хватило денег. В Беслане погибли 186 детей. Это почти десять Бесланов каждый год. Просто потому, что не хватает денег на лечение», – пытались достучаться артисты до сердец зрителей. 

И им это удалось: на собранные средства НИИ детской гематологии купил современный аппарат для облучения донорской крови.

Еще через год, 1 июня 2006 года, в «Современнике» снова прошел благотворительный концерт. В результате акции были собраны средства для детских гематологических отделений Саратова, Калуги, Брянска, Иваново, Томска, Иркутска и оплачен поиск доноров костного мозга пятерым детям.

«Она живет вопросами справедливости»

Вскоре, в ноябре 2006-го, появился фонд «Подари жизнь», который основали Хаматова и Корзун. Но фонд возник не с нуля. Его первыми сотрудниками стали те, кто много лет в качестве волонтеров помогал врачам лечить детей, а детям – лечиться. Тогда же не без помощи фонда начало строиться новое здание НИИ детской гематологии им. Димы Рогачева. Работа шла целых пять лет, фонд помогал закупать новое медицинское оборудование...

«Благотворительность – это такая же работа, как и любая другая, – признавалась Чулпан Хаматова в одном из интервью. – Ее нужно выполнять добросовестно – или не берись за нее».

– Когда Чулпаша меня просит поучаствовать в концерте, акции, помочь как-то, я благодарна за эту возможность тоже внести маленький вклад, – делится с «Собеседником+» народная артистка России Лия Ахеджакова. – Чулпан – трудоголик. Казалось бы, у нее все есть. Она могла бы заниматься только карьерой и своими замечательными дочерьми (их у Хаматовой три. – Ред.), но сохранила в себе чувствительность к чужой беде и никогда не отворачивается от тех, кто нуждается в помощи. Чулпан очень жертвенно относится к фонду: она взвалила на себя этот груз, не претендуя на чью-то поддержку и похвалу. Я знаю, как порой Чулпан ранят бессмысленные и наглые оценки ее деятельности, обвинения. Ей, как и мне, сложно дается оголтелая и мерзкая способность людей подозревать в чем-то. Причем часто это исходит от тех, от кого совсем не ожидаешь. Это больно отзывается в человеке, который живет вопросами справедливости.

Увидела фильм и помогла

Благотворительная деятельность Хаматовой отнюдь не ограничивается фондом «Подари жизнь». Вот лишь одна из историй, мимо которой не смогла пройти Чулпан.

В 2013 году журналист и режиссер Елена Погребижская сняла фильм «Мама, я убью тебя». Фильм рассказывает о сиротах, которые вынуждены жить в интернате, хотя у них есть живые родственники. Большинству детей поставлен диагноз олигофрения в степени дебильности.

Погребижская в течение года ездила со съемочной группой в коррекционную школу-интернат в подмосковном селе Большое Колычево и в результате показала, какой же это холодный ад – детский дом.

В фильме один мальчишка делится с волонтером: «Я узнал, что мама отказ подписала, тогда все, я ее любить перестал. Я до такой степени разозлился, что убить ее хотел, нож ей воткнуть в глотку!» Другой рассказывает, что «в психушку можно попасть за баловство, с воспитателем если огрызнешься». 

– «Мама, я убью тебя» снимался при поддержке фонда «Образ жизни», развивающего благотворительность. На один из своих вечеров фонд позвал известных людей, каждому вручили DVD-диск с нашим фильмом. Среди гостей была и Хаматова, с которой я тогда еще не была знакома, – рассказывает «Собеседнику+» Елена Погребижская. – Знаете, мне тоже часто давали диски с песнями и с фильмами, но, признаться, я их никогда не смотрела и не слушала. А Чулпан, как она мне потом рассказала, пришла домой, поставила DVD и... тут же связалась с вице-премьером Ольгой Голодец. Та тоже посмотрела фильм.

После этого в системе детских домов началась реформа: был уволен директор того самого интерната из фильма, пошли проверки в детских домах, стали пересматривать психиатрические диагнозы – 946 детей в стране перевели из умственно отсталых в нормальные.

– Реформа идет, пусть криво – в формате «шаг вперед, два шага назад», но изменения пошли, – заключила Погребижская.

«Не возьму у тебя деньги, и всё» 

Чулпан Хаматова, став известной актрисой, не забывает про своих первых театральных педагогов – тех, кто когда-то настоял, чтобы она из Казани переехала в Москву. Свою премию имени Станиславского – подвеску с маленькими бриллиантиками – Чулпан подарила Юноне Каревой, заслуженному деятелю искусств Республики Татарстан. Помогала, когда Карева болела. 

– Она привлекла американских специалистов, но было уже поздно (о том, что у Юноны Ильиничны рак, стало известно за две недели до кончины актрисы), – рассказывает народный артист России, актер КАРБДТ им. В. И. Качалова Вадим Кешнер. – Чулпан общественной работой занимается не для пиара – это суть ее. При колоссальной нагрузке в театре, в кино, не знаю, как ее, такой маленькой, хватает на всё – и на воспитание детей, и на фонд. Ведь и детский хоспис в Казани был создан тоже с ее помощью.

Когда Хаматова узнала, что у Кешнера есть проблемы со здоровьем, предложила преподавателю деньги. Тот отказался.

– Но буквально через несколько дней раздается звонок, – вспоминает Кешнер. – Мне звонит министр здравоохранения республики: «Чулпан Хаматова сказала, что у вас какие-то проблемы...»

Надо ли говорить, что артисту помогли – как и сотням, тысячам людей, в чьей судьбе приняла участие Чулпан Хаматова.

Для тяжелобольных детей любовь порой важнее лекарств

Наболело

Лия Ахеджакова: Если бы государство хотело, чтобы дети жили...

– Я езжу за рулем и в этот раз снова наблюдала, как к Новому году осветили Москву. Это ужасно! Скольким тяжелобольным детям можно было сделать операции на эти миллиарды! Мы запускаем ракеты, которые бесконечно падают... Куда летят наши деньги? Можно было помочь тысячам детей и без участия Хабенского, Хаматовой, Раппопорт и других потрясающих людей, которые берут на себя эту заботу. Не нужны были бы нам никакие благотворительные фонды, если бы государство хотело, чтобы дети жили. Во многих случаях детская онкология излечима. И этими вопросами должны заниматься Министерство здравоохранения, президент.

Я не понимаю, почему надо собирать деньги с населения на детский хоспис? Почему артисты помогают детям, когда это долг государства?!

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник+» №01-2020 под заголовком «Чулпан Хаматова — Человек с большой буквы».

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:

Колумнисты





^