Новости дня

10 декабря, вторник











09 декабря, понедельник

































Люди Кургана против урана. Жители Зауралья бросили вызов атомной госкорпорации

01:04, 05 декабря 2019
«Собеседник» №46-2019

Активных антиуранщиков немного, но они не сдаются
Активных антиуранщиков немного, но они не сдаются

В Курганской области местные жители выступают против добычи урана дочерней компанией «Росатома». На днях губернатор Курганской области Вадим Шумков заявил, что добыче урана все равно быть, но активисты не сдаются.

«Нас представляют врагами и вредителями»

В Курганской области антиуранщиков, которые выступают против разработки урановых месторождений, называют «малочисленной группой», упрекают в том, что они дилетанты, совершенно не разбираются в вопросах добычи урана, не дают развивать экономику региона и вообще их деятельность – антигосударственная.

– Нас представляют врагами и вредителями, делают все, чтобы наш протест уходил, как вода в песок, – говорит житель села Звериноголовское Николай Афанасьев. – Но атомщики выкачают уран, заработают деньги и уйдут, а нам здесь жить.

С тем, что Курганская область небогатая, дотационная и нуждается в драйверах развития, не поспоришь. В ней нет нефти и газа, как в богатой соседней Тюмени. Зато недалеко от границы с Казахстаном, где много урановых месторождений, на глубине 500–600 метров под землей есть залежи этого радиоактивного элемента.

Три крупных месторождения геологи открыли еще в 80-е годы. В 2001 году началась разработка Далматовского месторождения, спустя шесть лет – Хохловского. С годами запасы урана исчерпываются, и атомщики уже давно хотели открыть добычу на третьем месторождении – Добровольном.

Региональные власти долго держали оборону и не давали его разрабатывать, но в 2017 году состоялся аукцион на право пользования участком недр федерального значения Добровольное. Дочерняя компания «Росатома» АО «Далур» получила его за 81,5 миллионов рублей. Всего-навсего. Для сравнения: подрядчику только геологоразведочных работ «Далур» готов был заплатить по конкурсу 665 миллионов рублей. По планам в 2021 году на Добровольном должна начаться добыча урана.

Урановые берега, серные реки

Добровольное, в отличие от других месторождений урана, находится в полутора километрах от реки Тобол, в ее пойме. Из Тобола пьют воду жители Кургана и других населенных пунктов региона. Именно этим больше всего и обеспокоены курганские антиуранщики. Уран в Курганской области добывают методом подземного выщелачивания.

– Разработчики бурят скважины на глубину 550–600 метров до рудного тела и закачивают в них серную кислоту и перекись водорода, чтобы растворить уран, – объясняет технологический процесс добычи активист и бывший учитель химии Николай Афанасьев. – На поверхность уран выходит в виде ионов уранила, это окисленный шестивалентный ион урана. Добытую желтую массу пропускают через ионообменные смолы, и на них уже оседает оксид урана, его смывают, высушивают и получают желтый кек оксида урана.

Желтый кек применяется как на атомных станциях, так и для изготовления атомного оружия. Этот урановый концентрат также идет на экспорт. Но если атомщики намывают на добыче миллиарды рублей, то жителям, на чьей земле ведутся разработки, остается совсем другое.

– При перенесении части технологического процесса под землю какая-то доля радиоактивных отходов остается там же, под землей, – объясняет эколог Андрей Ожаровский, эксперт общественной организации «Российский социально-экологический союз». – Часть растворенной породы уйдет в грунтовые воды и будет распространяться. Могут быть загрязнены река и близлежащие территории. Этот метод применим в Средней Азии, где нет питьевой реки, но не в Курганской области.

Подземные воды на месторождении высоконапорные, находятся под большим давлением. Для исследовательских работ на Добровольном было пробурено 567 скважин. По словам местных и экологов, из них до сих пор сочится вода, иногда даже бьют маленькие фонтанчики.

– Компания «Далур» заказывала выборочное исследование этих скважин, и я видел результаты, – говорит Афанасьев. – В соответствии с международным законодательством там превышение по альфа-излучению на 60%. Гамма-излучение в пределах нормы, но вокруг каждой скважины пятно повышенного радиационного фона. Эти скважины нужно зацементировать, но компания не будет этим заниматься. А через 30 лет после добычи урана появится еще тысяча новых сочащихся скважин, которые являются объектами радиационной опасности.

У «Далура» на претензии активистов есть результаты исследований, в независимость которых в российских реалиях хотелось бы верить, армия своих специалистов и на все готовые ответы: извлекаемый на поверхность ион урана не радиоактивен, серная кислота, закачиваемая в землю, слабоконцентрированная… В общем, беспокоиться не о чем.

В такие скважины при добыче закачивается серная кислота

Не митингами едиными

Силы этих двух противоборствующих сторон неравны: гигантская госкорпорация и кучка «не баранов», которым не все равно, какую воду пить им и их детям. Самых активных наберется 30–40 человек. Сочувствующих, подписывающих петиции, около тысячи.

– Курганская область – депрессивный регион, активистов и активности здесь всегда было мало, – говорит еще один участник атомного сопротивления Габдулла Исакаев. – В основном наша команда – это правозащитники, активные еще с 90-х, есть еще молодые ребята-навальновцы.

Исакаев по первому образованию математик, по второму – юрист. Вообще большинство активистов – люди с высшим техническим образованием, и обвинение их в дилетантизме выглядит по крайней мере обидно.

Сопротивленцы начинали с митингов. Первый собрал 800 человек, последний, который прошел недавно, всего 30. Исакаев объясняет: многие курганцы против добычи урана, но не верят в победу, понимая, с кем приходится бороться. Сейчас антиуранщики сражаются в правовом поле: подают иски в суды, оспаривают результаты общественных слушаний.

Пятеро активистов попытались оспорить распоряжение правительства об аукционе на право пользования месторождением Добровольное, дошли до Верховного суда и проиграли. Попытались провести референдум, чтобы жители региона сами могли решать судьбу месторождения, но им, конечно, отказали.

Иногда активистам прилетает бумеранг посильнее, чем высказывания об их антигосударственной деятельности и вредительстве в местной прессе. На Любовь Кудряшову, которая была в числе пятерых истцов, подавших иск об отмене аукциона, возбудили уголовное дело по статье 280 УК («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»). Месяц она провела в психиатрической больнице, где ей делали психиатрическую экспертизу, и антиуранщики уверены, что это связано с протестом.

– Нам нужно, чтобы о нас знали, чтобы к нам присоединялись новые люди, – говорит Исакаев. – До силового сопротивления, как на Шиесе, в нашем регионе дело, надеемся, не дойдет, но в судах мы постоим.

«Опасения людей понятны»

Власти Курганской области уверены, что ситуацию раскачивают «зеленые». Мы спросили координатора антиядерной программы Гринпис России Рашида Алимова, что он об этом думает:

– Мы внимательно следим за тем, что происходит в Курганской области, но активно в этом не участвуем, это не та стадия, когда нужно наше подключение. Опасения людей понятны: уран радиоактивен. Атомная энергетика – это тупиковый путь развития, в Германии, которая больше зависит от атома, последняя атомная станция закрывается через два года. В целом это вопрос глобальный – выбор направления развития энергетики страны.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №46-2019 под заголовком «Люди Кургана против урана».

Поделитесь статьей:

Колумнисты





^