Новости дня

20 июля, суббота












19 июля, пятница

































"Шиес никогда не потерпит крепостного права": протесты против свалки

16:58, 10 июля 2019
«Собеседник» №25-2019

стоп-кадр из видеообращения протестующих
стоп-кадр из видеообращения протестующих

Шиес, жители которого уже больше года активно протестуют против строительства мусорного полигона, уже превратился в место политического паломничества.

О проблеме умолчали на недавней прямой линии президента, а само слово на «Ш» даже удалили из стенограммы эфира. Вместо этого на активистов заводят уголовные и административные дела. 

цифра

500.000 тонн московского мусора планируется свезти в Шиес в течение 20 лет.

Свалка в Шиесе: вид сверху

Не хотим быть колонией!

Гнев жителей вызвала не только перспектива отравления окрестностей, а затем Северной Двины и Белого моря, но и тот факт, что в Шиес намереваются свозить отходы из Москвы, в том числе и строительный мусор, генерируемый собянинской реновацией. Как будто Архангельская область – колония столицы. Власти их гневу противодействуют не менее активно. На прошлой неделе появилось очередное уголовное дело – в отношении архангелогородца Михаила Габова. Речь о крупном столкновении с охраной свалки 4 июня. Габову вменяют ст. 116 УК «Побои», ему грозит срок до двух лет. Активист находится под подпиской о невыезде.

– Одним из первых был привлечен журналист Дмитрий Секушин – за то, что 7 апреля он участвовал в митинге и шествии, – рассказывает адвокат Елена Долганова. – За то, что он шел по Троицкому проспекту, его оштрафовали на 200 тысяч рублей. И потом еще за митинг – тоже на 200 тысяч.

Масштаб преследований активистов затрудняется оценить даже наша собеседница, участвующая во множестве процессов.

Что примечательно, мероприятие 7 апреля было согласовано с властями. Дмитрий Секушин находился на нем по редакционному заданию. Его коллега Евгений Богучарский тоже был оштрафован, но на 15 тысяч рублей. На суде оба настаивали, что выполняли свои профессиональные обязанности, но суд не внял. Остальным задержанным по различным статьям КоАП назначили штрафы от 15 до 34 тысяч рублей.

– Всех статей, которые вменяют активистам, не перечислишь: от 20.2 КоАП (нарушение порядка проведения митинга) и 54-ФЗ (о митингах) до 212.1 УК РФ (неоднократные нарушения на митингах), – констатирует Долганова.

Штрафы на 1,5 миллиона рублей

Обладатель «дадинской» статьи активист Андрей Боровиков пока на свободе, но дело против него не прекращено. Боровиков был задержан 30 апреля. Ему запретили посещать массовые мероприятия, использовать средства связи для их организации и общаться с участниками митинга 7 апреля. То есть  в том числе с братом и супругой, тоже участвовавшими в акции. Между двумя акциями, по которым Боровикову вменяют 212.1, прошло больше отведенных законом 180 дней, но это опять же совсем не смущает суд.

– Вообще, на всех судах наши аргументы не принимаются во внимание, суд не допускает свидетелей, не принимает ходатайств, – рассказывает Елена Калинина, обладательница трех штрафов, один из которых – 47 тысяч рублей за участие в митинге. – Были случаи, штрафовали людей, которых даже не было на акциях. Недавно осудили девушку на основании фотографии какой-то женщины, которая стоит к камере чуть ли не спиной и лицо полностью закрыто. Штрафов нам выписали уже на 1,5 млн рублей. Это хорошо показывает всю позицию власти и кому принадлежит суд.

Елена – член инициативной группы по организации референдума о запрете ввоза московского мусора в Шиес. Она даже выиграла в суде дело против областного парламента и регионального избиркома, добившись права на его проведение. Однако все надежды недавно похоронил Верховный суд, отказавший северянам в праве самим принять решение.

– Я так понимаю, в России мы ничего добиться не сможем, поэтому мы сейчас готовим жалобу в Конституционный суд и намерены решить вопрос в ЕСПЧ, – говорит Елена. 

Затишье перед бурей

Несмотря на довольно смешные попытки властей замолчать происходящее в Шиесе – удаление этого слова из стенограммы прямой линии Путина, недопуск протестующих в эфир, тщательную фильтрацию плакатов на мусорную тематику во время московского митинга 23 июня и др., – тише не становится. Протестует не только Архангельск – в Шиес приезжают активисты со всей области, а в последние месяцы туда началось некое политическое паломничество со всей страны. Расчет властей, что свалку на полузабытой железнодорожной станции никто не заметит, не оправдался. Активист Олег Мандрыкин из Северодвинска был оштрафован по делу о потасовке с охраной полигона 4 июня. Кроме него, на месте задержали еще восьмерых протестующих. География задержанных получилась такая: Архангельск, Великий Устюг, Сыктывкар, Вельск и поселок в Коми. 

– Исторически сложилось так, что Север заселялся свободными людьми, – рассуждает Олег Мандрыкин. – Здесь никогда не было крепостного права, здесь все понимают, что в одиночку в местных условиях не выжить – дух команды и взаимопомощи силен как нигде. О строительстве полигона все узнали случайно: когда забил тревогу маленький поселок Урдома. На глазах у местных стали завозить тонны стройматериалов, топливо и т.д. И тут пазл сложился. Все осознали, что, если не выстоит маленькая Урдома, не выстоит никто. Мы скоро отметим годовщину протестов.

Кто за Козлова ответит?

Как вспоминает Мандрыкин, сначала митинги были крохотные, но постепенно к ним присоединялось все больше людей.

– Начались уже массовые протесты с перекрытием трасс, – продолжает активист. – В ответ нам прислали сначала ЧОП, потом к ним вдобавок – ОМОН, потом – бойцов Росгвардии с приборами ночного видения и со снайперскими винтовками! С кем вы собрались тут воевать? С мирным населением?

Однако собираются. Показательный пример: в ночь на 15 марта блокпост протестующих протаранил экскаватор, которым управлял Алексей Козлов. Активисты подозревают, что сделал он это не по доброй воле. Началась потасовка, в результате которой Козлова госпитализировали, а одного из экоактивистов придавило ковшом. Теперь в избиении Козлова подозревается активист Вячеслав Григорьянц. Против Козлова уголовное дело не возбуждено – полиция не нашла у него преступного умысла. 

– Но чем сильнее они давят, тем сильнее противодействие, – говорит Олег Мандрыкин. – У нас в дни протестов на улицы выходят по 30 тысяч человек. Это, если считать в процентах от населения, в несколько раз мощнее протестов «желтых жилетов» во Франции.

Местным тоже есть за что воевать. Шиес расположен в самых верховьях Северной Двины. По словам активистов, они обращались к ученым-гидрологам, и те подсчитали: ровно 6 дней достаточно для того, чтобы вся река и ее окрестности оказались заражены. А дальше – Белое море.

– Мы (активисты. – Ред.) вступили уже во все мыслимые согласительные комиссии, – продолжает Мандрыкин. – Предлагали властям вместо свалки развивать технологии: вводить раздельный сбор мусора и строить перерабатывающие предприятия. Предлагали съездить к соседям в Финляндию, посмотреть, как это делается у них. Ни в какую. 

Около двух недель назад появилась новость о том, что из Шиеса вывозится строительная техника и все работы прекращены.

– Думаю, что это затишье перед большой бурей, – полагает Елена Калинина. – Власть не пошла на уступки: сейчас они говорят о проведении на месте неких изысканий. Уверены, что эти изыскания делаются с целью окончательно узаконить свалку, потому что совсем уж внаглую без соответствующей документации даже они действовать не решаются. Но проводить какие бы то ни было исследования, когда вся инфраструктура свалки готова, попросту смешно. Мы ожидаем, что в сентябре вновь начнутся активные действия и уже пойдет мусор. Мне кажется, власти не осознают масштабов протеста. Шиес не станет поворотным моментом в истории страны – он уже им стал. Наш Шиес уже употребляют как имя нарицательное.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №25-2019 под заголовком «Кто в Шиес, кто по дрова».

Поделитесь статьей:


Колумнисты


Читайте также