Новости дня

16 июля, вторник









































15 июля, понедельник




"Конвейер работает по-прежнему": как в России заводят дела по статье 228

12:45, 20 июня 2019
«Собеседник» №22-2019

Фото: Global Look Press
Фото: Global Look Press

До четверти зэков страны сидят по «наркотической» статье (ст. 228 УК РФ). Но, как показала история журналиста Ивана Голунова, за тяжким обвинением часто скрывается желание засадить за решетку неугодных. «Собеседник» собрал истории, шитые следователями белыми нитками.

цитата

«Почему таким людям, как я, Киселев, Скабеева, Симоньян, не подкидывают наркотики, а всяким Голуновым подкидывают? Да потому, что они черти, они не уважают власть, они не полезут по приказу Путина на крышу Чернобыльской станции, а мы полезем!»

Владимир Соловьев, телепропагандист

«Чтобы вел себя поскромнее»

Параллельно с громкой историей журналиста «Медузы» Ивана Голунова за 1,5 тыс. км от Москвы, под Нальчиком, развивался похожий сюжет.

Пятничным вечером черкесский общественник Мартин Кочесоков возвращался на своей машине от родственников. Его остановили сотрудники ДПС. Помимо проверки документов, досмотрели машину. И обнаружили пакет с порошком. 

Накануне к родителям Кочесокова приходили люди из администрации и попросили передать сыну: «Необходимо снизить активность. Передайте ему, чтобы вел себя поскромнее».

– Брат – достаточно известный в республике общественник, – рассказала «Собеседнику» сестра задержанного Аида Герг. – Он занимается неудобным «черкесским вопросом». В последнее время он и его движение выступали за права черкесов в Сирии – там достаточно большая наша диаспора, – а также против федерального закона об ограничениях в отношении родных языков. Мартин проводил круглые столы, выступал, готовил национальные праздники – всегда все в рамках закона. Еще: он вообще не курит и не пьет. В молодежной среде уже родилась грустная шутка: «Если взяли с наркотой – значит, почти наверняка – приличный человек». И в наших реалиях это нередко именно так...

«Увидел, как мне в карман кладут наркоту»

– Подброс наркотиков – самый простой способ избавиться от человека, – говорит адвокат Артур Прель, который специализируется на «наркотических» делах. Он, можно сказать, уникальный специалист – сам отсидел по этой самой статье 2 года 10 месяцев.

Гадать, кто его заказал, не приходилось.

– Первоначально я занимался земельными и имущественными спорами, – поведал свою историю Прель. – Как-то стал защищать владельцев домов, которые собирались незаконно сносить, чтобы воткнуть многоэтажку. Заинтересованы были очень большие люди. Мне говорили: не лезть, но я не придал значения.

Дальше – стандартно. Дорога, останавливает ДПС...

– Когда я по просьбе инспектора вышел из машины, на меня налетели 2 архаровца, оттащили в кусты, и один из них, не особо и скрываясь, засунул мне в карман какой-то пакетик. Сотрудники оказались почему-то из ФСБ, а понятые, которые засвидетельствовали всё не моргнув глазом, приехали откуда-то на такси. Мне понадобились почти 3 года СИЗО, пересылок, колонии и весь мой юридический опыт, чтобы добиться отмены приговора, – рассказывает Артур.

При чем тут инстаграм Рамзана?

Дело чеченского правозащитника Оюба Титиева, обвиненного также в хранении наркотиков, стало одним из самых громких.

– Против него свидетельствовал некий Адам Басханов, который «совершенно случайно» якобы дважды увидел незнакомого ему Титиева курящим анашу в разных местах Грозного. Позже мы выяснили, что Басханов – наркоман со стажем, полиция часто использует таких людей в подобных целях. Все видеокамеры в квартале, где задерживали Оюба, внезапно вышли из строя. А его мобильный телефон пропал из вещдоков. Вот такие «доказательства». На суд пришло немало соседей, знакомых, коллег 61-летнего правозащитника Титиева, которые, несмотря на то, что в Чечне это небезопасно, выступили в защиту обвиняемого. Все говорили, что ни разу не видели его ни с сигаретой, ни с рюмкой, – привел очередной пример «Собеседнику» глава правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов.

Накануне своего ареста Оюб Титиев занимался «делом 27‑ми» – молодых людей, исчезнувших в Чечне после задержания людьми в масках.

– Второй причиной, как мы считаем, мог стать нелепый на первый взгляд факт: у Рамзана Кадырова в тот момент как раз заблокировали страницу в инстаграме. Говорили, что это из-за «списка Магнитского», куда Кадыров попал якобы по жалобам правозащитников. На самом деле связи нет, но сыграло свою роль в деле Оюба, – уверен Орлов.

Через 2 месяца после приговора было объявлено об условно-досрочном освобождении Титиева из колонии.

– Его арест был заказан на самом высоком уровне чеченской власти. Но через какое-то время стало понятно, что резонанс от громкого дела слишком велик. И пока Оюб сидит, эта тема так и будет бить рикошетом по региональным властям. Думаю, это главная причина, почему его выпустили по УДО, хотя он не признал своей вины и не раскаялся, что обычно служит основанием для рассмотрения «условки». Но данное дело – необычное, – уверен правозащитник.

В Чечне было еще минимум 2 громких дела по 228-й статье. 

– Журналист оппозиционного «Кавказского узла» Жалауди Гериев был задержан накануне своего вылета в Москву, – продолжает Олег Орлов. – Его вытащили из маршрутки, но в протоколе написали, что он курил марихуану, почему-то – на кладбище. Вторая история возникла вообще практически из ничего. Кадыров перенес День скорби по поводу депортации чеченского народа с 23 февраля на 10 мая. 23 февраля отмечать черную дату было негласно запрещено. Тем не менее общественник Руслан Кутаев собрал в эту дату круглый стол. После этого глава Чечни вызвал к себе всех участников, чтобы объяснить профессорам и старейшинам, как надо и не надо отмечать. Не пришел только Кутаев. Через несколько дней у него нашли наркотики. И Руслан, и Жалауди были о­суждены.

«Похож на фоторобот»

Историей журналиста Андрея Евгеньева сейчас занялся политик Дмитрий Гудков. Парень уже 4-й год отбывает наказание за наркотики. «Собеседник» дозвонился до отца Андрея.

– Андрей возвращался с работы, когда к нему подошли сотрудники полиции: мол, проверка документов, похож по приметам из ориентировки на человека, который приобрел наркотические вещества. Рост 180, вес 80, темные волосы. В общем, как у Пушкина: «нос прямой, кто в России не такой», – вспоминает Анатолий Евгеньев. – Андрей не робкого десятка. Когда его задержали, он начал возмущаться: «Я журналист. Вы все оборотни в погонах! Я защищал Балаклавскую бухту в Крыму (служил там в 2014 г. – Ред.)». Ну, разозлил их, видимо. Они ему предложили сделку: пойти с мечеными купюрами и приобрести что-то – в общем, поработать подсадной уткой. Он отказался. Ну его и «оформили». Будто у него были спайсы – это вообще-то забава 16-летних. А Андрей взрослый, работал на договоре на сайте телеканала «Звезда»...

В октябре Евгеньев должен выйти на свободу, отсидев все 4 года. 

– 11 апелляций, несчетное количество обращений – все мимо, – сокрушается отец.

По тому же УВД «Щукино» проходил и 22-летний Никита Михеенко. Ботаник, астматик – таким его знали все. «Работали» с ним те же самые опера, что и с Евгеньевым. И теми же методами – после допроса Михеенко неделю лежал в больнице с сотрясением мозга. 

Мать, Раиса Михеенко, считает, что делом ее сына повышали раскрываемость – мешать молодой человек, простой студент, никому просто не мог. 

– Многие сейчас, после «дела Голунова», заблуждаются, думая: «Мы победили», – отрезвляет Анатолий Евгеньев. – А система, конвейер работает. По-прежнему, по-гестаповски.

Памятка

Что делать, если вам что-то подбросили, советует «Команда 29» (объединение юристов, адвокатов)

  • Не трогайте чужого и не отдавайте свое. 
  • Позвоните адвокату и не общайтесь с правоохранителями без него. Также вам могут помочь телефоны дежурного прокурора и горячей линии службы собственной безопасности МВД.
  • Сообщите близким о своих подозрениях. 
  • Найдите свидетелей на месте, расскажите о том, что вам пытаются что-то подбросить. 
  • Свидетели должны присутствовать с самого начала, все участники обыска должны находиться в помещении, где он проводится.
  • Внесите в протокол дополнения и замечания: всё, что кажется вам нарушением закона, неудовлетворенные требования.
  • Получите копию протокола или сфотографируйте его. 

P. S.

Выступая на «Прямой линии» 20 июня, президент Владимир Путин исключил возможность «либерализации» статьи 228 Уголовного кодекса РФ: «Нужно ли либерализовать эту статью — на мой взгляд, нет. Потому что угроза для нации, для народа, для людей слишком велика».

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №22-2019 под заголовком «Два-два-восемь — на нары просим!».

Теги: Дело Ивана Голунова

Поделитесь статьей:


Колумнисты


Читайте также