Новости дня

20 ноября, вторник

19 ноября, понедельник
































18 ноября, воскресенье












Просто большой домик у моря. "Собеседник" побывал на даче Киселева в Крыму

«Собеседник» №40-2018

После брифинга хозяин дачи угощал всех и Марию Захарову пловом и вином // фото: Сергей Мальгавко / ТАСС
После брифинга хозяин дачи угощал всех и Марию Захарову пловом и вином // фото: Сергей Мальгавко / ТАСС

Коктебель – особое место в Крыму. Тихий, уютный, очаровательный поселок любила еще советская номенклатура и богема. Он стоит в отдалении от самых шумных и толкучих курортных мест, тем и хорош.

– Дача Киселева? Конечно, знаю. – Дорогу к дому самого известного жителя поселка здесь может показать каждый. 

– Мимо не пройдешь и ни с чем не спутаешь! Она парит прямо над берегом, как бы врезана в склон. Пройдешь мимо дачи Цигалей (художник и супруг актрисы Любови Полищук. – Авт.) – они очень гостеприимные и милые люди. В стороне останется дача писателя и телеведущего Эдварда Радзинского, но он живет замкнуто, мало общается, и мы даже не знаем, когда он приезжает и уезжает. По правую сторону останется улица Демьяна Бедного, где, как мы шутим, живут все «бедные» в своих больших домах. Там же, кстати, поселилась ведущая «Первого канала» Арина Шарапова, – охотно сдала мне все «явки» местная жительница Марина.

Про дачу Киселева Марина, как выяснилось, не только наслышана, но и «участвовала»! Во время строительства дачи женщина устроилась поваром на объект.

– Бригаду рабочих Киселев привез с собой из Москвы – несколько человек, которых он поселил в эллингах (комнаты на берегу моря. – Авт.). Вроде они всем довольны были. А бригадир рабочим говорил, что они никогда больше в своей жизни так вкусно не поедят! – с удовольствием вспоминает женщина.

Телеведущий Дмитрий Киселев решил «дать сдачи» – пригласил к себе в Коктебель журналистов. Заодно здесь же решили провести и брифинг МИДа. Чтобы убить сразу двух зайцев – заклеймить «клеветников» всей России и одного конкретного телеведущего.

Дом-корабль

Мимо действительно не пройти. Ко времени начала брифинга по дороге пылят авто с журналистами, вокруг рассредоточились 3 полицейские машины, а когда я пошла искать выгодную точку для съемки, то в розовых кустах у моря обнаружила еще несколько засевших полицейских.

С берега объект похож на двухпалубный корабль, утопающий в зелени и цветах. Развеваются три флага – России, Крыма и Андреевский. Никакого высокого забора, скромные ворота, где у меня спросили фамилию и сверили со списком приглашенных. Внутри уже хаотично перемещались пара-тройка десятков журналистов с камерами, фотоаппаратами и блокнотами. 

– Это вот гостиная, она же самая большая комната в доме, – показывает Ксения, хорошая знакомая семьи Киселева. Она заводит меня в гостевое помещение со столом, большим диваном со множеством подушек, плазмой, белым роялем и фото семьи на стенах.

Самые примечательные здесь объекты – снимки подмосковного дома-шале Киселева (который, как ненавязчиво акцентировала Ксения, телеведущий заложил, чтобы взять кредит и построить крымскую дачу), а также вмонтированная в стену старая оконная рама с коктебельской дачи поэта Максимилиана Волошина – ее собирались выбросить и сжечь, а Киселев подобрал. 

На этаже еще несколько комнат – небольших по метражу, по убранству – без роскоши, но и не комнаты аскетов. К каждой примыкает свой санузел. Главная фишка – круглые окна и красные железные двери, как в корабельных каютах. По словам Ксении, здесь живут дети Киселева. 

И Киселев в белом

Тут к гостям выходит сам хозяин – Дмитрий Киселев в белом. Реально в белой дутой жилетке. Привычно раздает комментарии коллегам, морской бриз доносит фразы: «любимое место моей семьи», «дети очень любят здесь бывать», «этой даче уже 15 лет», «любим принимать гостей».

Я улучаю момент и представляюсь.

– «Собеседник»?! – среагировал главный рупор госканала, которому газета, признаться, посвятила немало критических строк. Тут же достал телефон из кармана, где у него сразу открылась ссылка на нашу заметку. – Вот у вас тут про фирму по производству вина. Фирма есть, но это «спящая почка», она ничего не производит на продажу. Я действительно делаю вино – для себя и для друзей. Это как вы, например, дома печете пирожки – это же не бизнес!

– Сами, как Челентано, давите ногами виноград в бочке?

– И сам давил, да, было дело. Даже фото есть, хотите, пришлю? (Не прислал. – Авт.) Но основную массу делает наш друг Волошин у себя на участке. Мы принципиально никогда не добавляем в вино консерванты, и в этом году красное у нас испортилось. Белое есть, но мало. Поэтому угощать вас сегодня буду покупным, – показывает журналист на батарею из двух-трех десятков бутылок крымского вина, выставленных на террасе. 

Прогуливаясь, мы дошли до оливковых деревьев, с которыми у Киселева связаны особые воспоминания. 

– Это те самые оливы, про которые писали журналисты, что я в них упал и поцарапался (история с появлением Дмитрия Киселева на публике с травмированным лицом. – Авт.). Помилуйте, у олив нет колючек, это деревья, а не кусты, вот посмотрите, – подводит меня ведущий к своим трем деревцам, усыпанным плодами.

– Можно попробовать, – гостеприимно предлагает и, выждав небольшую паузу, пока я надкушу горькую вяжущую ягоду, добавляет: – Хотя они в таком виде несъедобны.

Пока я борюсь с послевкусием, Дмитрий успевает мне рассказать, что выжимает до 100 литров оливкового масла в год, используя домашний пресс, который ему посоветовали греки – дачные соседи.

– Метраж дачи можете сообщить? – спрашиваю.

– 120 метров – верхний ярус, 90 – нижний, по нынешним временам не так уж и много, но здесь очень сложный ландшафт.

– Потрачено на самом деле 200 миллионов, как сообщал ваш работник Мазурин?

– Да вы что! Раз в 10 меньше – это общий бюджет. А Мазурин – мошенник, на которого я уже подал заявление в полицию. Когда-то он у меня работал, но, что бы он ни говорил, я с ним полностью рассчитался!

Не могу не спросить про коктебельские слухи, которые я зацепила по дороге: Киселев, мол, собирается строить яхт-клуб и поле для гольфа. Оказалось, самый известный дачник Коктебеля действительно предложил такую идею, потому что на весь Крым есть только 1 марина для яхт, а в той же Турции их 120. Что он хочет, чтобы Коктебель развивался, чтобы сюда пришли инвесторы, потому что Крым уже 5 лет, как наш, а ни канализации, ни благоустройства. На коктебельский фестиваль джаза приезжают звезды мирового уровня, перед которыми бывает стыдно. «Розы в нужнике», «позор» и «стыдоба». Так и сказал. Но по госканалу это не покажут. 

В общем, хорошо так говорили, пока не появились телевизионщики. При виде камеры и услышав вопрос про «некоторые СМИ, которые тут писали про дачу и вообще всегда критикуют и нагнетают», Киселев на глазах преобразился: из расслабленного, болеющего душой за свою вторую родину дачника он превратился в ястреба-телеведущего, какого мы привыкли видеть на втором канале. Мне кажется, пара молний из его взгляда долетели и до меня как представителя «некоторого СМИ, которое тут». Но я не дослушала весь спич. 

Филиппинка и «боевые комары» 

По мне, так самое лучшее на этой даче – это многоярусные террасы, с которых открывается удивительный вид на море. Самая большая, на которой и проходил брифинг, вообще не огорожена. Под ногами – решетка, под которой сохранен склон горы с камнями, галькой и даже пробивающейся травкой. Если добивались единения с природой, то это удалось. 

Еще одна терраса – с бассейном и шезлонгами, другая – с лавочками и розами, на третьей кашеварил над огромным казаном крымский татарин Искандер, которого Киселев частенько приглашает готовить для гостей.

Бассейн по нынешним меркам скромных размеров

– Я вообще-то не повар, а врач, – говорит мне Искандер. – Мы познакомились с Дмитрием случайно у общих знакомых, ему понравился мой плов, с тех пор зовет, когда у него гости.

На улице переминаются представители строительной фирмы, которая вела проект. 

– По уровню сложности он действительно уникальный. Нужно было укрепить достаточно крутой склон так, чтобы он выдержал большую нагрузку. Одних только свай завезено 200 штук, 600 тонн бетона. Простоит 100 лет, не меньше! – заверил меня гендиректор стройкомпании «Столица» Дмитрий Тимошенко, но на вопрос о цене ответил: – Коммерческая тайна. 

К началу брифинга приехала Мария Захарова – в голубом костюме, под цвет моря. На открытом воздухе было уже прохладно, но Мария минут 45 без перерыва докладывала (по порядку): про дружбу с Андоррой, арестованную в США россиянку Марию Бутину и на Украине – редактора Кирилла Вышинского, ситуацию на Украине, 17 лет пребывания США в Афганистане, обстановку в Никарагуа и Боснии и Герцеговине и даже про насекомых, которых враги могут использовать с целью намеренного заражения разными болезнями! Где-то в середине речи Дмитрий Киселев, сам переодевшись в теплый пуховичок, принес Марии плед, но она отказалась и продолжила доклад. 

Менее закаленные коллеги постепенно перемещались в теплые помещения. Можно было попросить девушку на кухне сделать кофе или чай. 

– Tea? – переспросила меня по-английски кухарка, оказавшаяся не говорящей по-русски филиппинкой, которая уже 1,5 года здесь готовит. Сказала, что работой довольна, хозяева не привередничают, едят «рыбу, говядину».

После брифинга гостям предложили крымскую дегустацию – плов и вино, обе позиции оказались на высоте. 

– Ну вот много ли кто согласится пригласить к себе домой 90 посторонних человек с камерами? – спрашивал Киселев. Риторически. 

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №40-2018 под заголовком «Просто большой домик у моря».

P. S.

После выхода публикации Дмитрий Киселев предоставил редакции «Собеседника» вот эти фотографии:

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания