Новости дня

20 октября, суббота














19 октября, пятница































Усыновление детей в России: новые правила и старые принципы


Министр просвещения Ольга Васильева // фото: Kremlin Pool / Global Look Press
Министр просвещения Ольга Васильева // фото: Kremlin Pool / Global Look Press

На минувшей неделе министр просвещения Ольга Васильева заявила о необходимости серьезно ужесточить правила усыновления детей, в том числе ограничить максимально допустимое число усыновленных и «ужесточить, здорово ужесточить, очень ужесточить... подбор так называемых родителей». Три глагола подряд — мало не должно было показаться никому.

Вскоре СМИ сообщили о законопроекте, по которому после усыновления детей в семье не должно становиться больше трех. Эти новости спровоцировали протестный флешмоб «Четвертый не лишний»: усыновители выкладывали в соцсетях фотографии своих больших семей с зачеркнутыми «лишними», согласно новым указаниям, детьми.

Возмущение было велико, и сегодня Ольга Васильева заявила, что не поддерживает конкретно этот проект, разработанный еще прежним составом министерства (оно реорганизуется после выборов).

Отрицать наличие самой проблемы нелепо: неделю назад Васильева сама ссылалась на результаты анализа «трагических случаев» в регионах, когда «подбор будущих родителей шел очень небрежно».

Истории насилия в приемных семьях традиционно имеют в СМИ большой резонанс. В публикациях на эту тему вторым планом исследуется и вопрос о том, часто ли в России усыновляют детей ради денег или рабочих рук. Эксперты признают, что «выявить мотив получения материального пособия для того, чтобы обогатиться — очень непростая задача». В то же время авторы другого материала, подробно разбирающего миф о «жадных усыновителях», обращают внимание: «Законодательство местами настолько запутанно, что выбить законно причитающееся получается только по суду... так что, при здравом размышлении, иногда от денег проще отказаться». Но и они отмечают: «Рассказы о тех, кто берёт опеку над детьми ради денег, не прекращаются».

Словом, есть проблема — и есть те, кто ее должен решать (кто, как не профильное министерство?). Предлагаемый ими проект решения те, кто «в теме», восприняли в штыки: решение предлагается очевидно топорное. Кивать на то, что работа над ним еще продолжается, можно, но сложно: это не «слив», в новостях о нем ссылаются на официальное агентство ТАСС.

Дело, впрочем, еще в другом. Самые немыслимые новости о предлагаемых ужесточениях, устрожениях, запретах и ограничениях уже не воспринимаются как фантастика. Мы знаем, что именно так в России сейчас нередко и делается: серьезные, сложные вопросы решают по принципу «лес рубят — щепки летят», и принцип этот никуда не девается после всех проработок и обсуждений. Это уж если не вспоминать всуе, как в России разобрались с проблемами усыновления за рубеж...

Акция усыновителей в соцсетях была эмоциональной реакцией, но показательно то, что им не пришло в голову просто отмахнуться от новостей об идее «не больше трех в одной семье»: да ну, бред же, ну пересолили, скорректируют... То-то и оно, что все мы знаем: не факт, что пересолили, и не факт, что передумают.

Государство и его ведомства существуют для того, чтобы обслуживать нужды общества, в том числе разрешать возникающие противоречия и исправлять собственные недоработки. Усыновители, возмущенные идеей почившего в бозе Министерства образования и науки, знают, как работает эта система, не исходя из общих соображений, а изнутри. Даже они не верят в ее способность адекватно реагировать на вызовы, а не рубить сплеча. Возникает вопрос к уполномоченным: а точно именно вы должны проверять, можно ли кому-то доверить детей? А не, к примеру, наоборот — вас?

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания