Новости дня

21 июня, четверг













































Мусорная проблема в России: откуда взялась и как ее решить. Досье "Собеседника"

«Собеседник» №21-2018

Мусорный полигон // Фото: Global Look Press
Мусорный полигон // Фото: Global Look Press

Сколько мусора производит страна и почему попытки избавится от него выливаются в протесты жителей, выяснил «Собеседник».

Последние два года жители разных районов Московской области регулярно выходят на митинги, перекрывают дороги мусоровозам с ТБО, требуя от властей: «Прекратите нас уничтожать!» Балашихинский, Ногинский, Чеховский, Пушкинский, Серпуховский, Дмитровский, Волоколамский, Коломенский и другие районы Подмосковья – сегодня это красные точки на экологических картах. И таких мест в России все больше. Жители уже не в силах терпеть невыносимый запах, отравленную отходами воду и просто вид на горы мусора. 

Можно ли как-то решить эту проблему, разбирался «Собеседник».

Сегодня в России работает более 1000 мусороперерабатывающих заводов (243 в Московском регионе), 50 мусоросортировочных комплексов и 10 мусоросжигательных заводов.

При этом свалками занято более 7 млн га земли в стране. Ежегодно на них вывозят свыше 250 млн куб. м только твердых коммунальных отходов.

Как очищаются Мытищи

Раздельный сбор мусора – верный способ снизить количество бытовых отходов и минимизировать вред окружающей среде. 

Проблема в том, что далеко не во всех муниципалитетах есть специальные контейнеры. Москва, которая производит до 7,2 млн тонн твердых бытовых отходов в год, занимает лишь 40-е место в рейтинге городов по доступности раздельного сбора (Гринпис). Безусловный лидер – подмосковные Мытищи, где специальная программа по селективному сбору мусора работает с 2009-го. 

Двухконтейнерная схема

В одном из дворов в центре Мытищ стоит памятник дворнику в шапке-ушанке, похожий на мультяшного персонажа. Под ним подпись: «Ты убрал за собой мусор?» Дворник стоит у здания АО «Спецремтранс» – коммунального предприятия, которое отвечает не только за уборку придомовой территории, но и за вывоз мусора.

– В 2011-м было принято решение о модернизации схемы селективного сбора, – рассказывает директор предприятия Алексей Калинин. – Муниципалитет помог нам приобрести 300 контейнеров. Они были установлены на площадках у жилых домов. Два года назад такие контейнеры появились в детских садах и школах.

Мы стоим во дворе жилого дома по улице Мира. На мусорной площадке четыре контейнера: три обычных, один решетчатый. В него жители кладут бумагу, картон, стеклянную и алюминиевую тару. Середина рабочего дня, не самое подходящее время для выброса мусора. Девушка бросает алюминиевую банку в решетчатый, а небольшой кулек летит в общий. Мужчина лет тридцати выходит из машины и кидает пакет в обычный контейнер, пожилая женщина кладет пакет туда же.

– Извините, почему вы не пользуетесь контейнером для раздельного сбора? – не выдерживает Калинин. – Для кого мы все это делаем?

– Ой, да мы пользуемся, просто сейчас ничего такого, что положить можно, нет, – оправдывается та.

Воспитательную работу с населением по раздельному сбору мусора ведут давно: через местные СМИ, управляющие компании и школы. Активнее всего раздельным сбором занимаются школьники и пенсионеры, а молодежь экологические проблемы мало интересуют. Основной мотиватор – денежный. Жители домов, которые задействованы в раздельном сборе (коммунальщиков не обманешь, они ведут учет вывозимого мусора из контейнеров и того, и другого типа), платят за вывоз ТБО на 8% меньше.

Точка сортировки

– Если честно, то контейнеров для раздельного сбора мало, – рассуждает пенсионер Петр Иванович из соседнего двора. У него перед домом тоже два типа контейнеров и еще один для батареек и ламп. – Я по телевизору смотрел, как в Америке приезжает утром машина, жители выходят на улицу и выносят по 6–7 пакетов с разным мусором.

Алексей Калинин говорит, что двухконтейнерная схема – это оптимальный вариант, никто в России не станет держать на кухне по 3–4 пакета для разного мусора. И признает: отдельно собирать и давать вторую жизнь органическим отходам (а объедки – главный источник выделения и взрывов свалочного газа) нереально.

Увы, на сортировке мусора не обойтись без ручного труда
// фото: Ольга Кузнецова / "Собеседник"

– Чтобы получить из органических отходов удобрение, нужен целый цикл – 40 дней, – объясняет он. – Отходы должны быть измельчены, они должны зреть на большой территории, их кто-то должен переворачивать. Нужно создавать предприятие по переработке органики.

С бумагой, стеклом, пластиком проще: предприятий, покупающих их для переработки, хватает. Алюминиевые банки в контейнерах раздельного сбора и вовсе не залеживаются, их вынимают и сдают предприимчивые бомжи.

Мусор из решетчатых контейнеров машины по графику отвозят на окраину города. Там находится сортировочное предприятие «Спецремтранса». На его территории воняет, как на свалке, но старший мастер по производству Наталья Юрьевна уверяет: лет пять назад, когда программа по разделению мусора набирала обороты, пахло сильнее. На самом деле в решетчатые контейнеры не все жители кладут только то, что надо – бумагу, банки, пластик. Несознательные бросают все вперемешку.

На конвейере работают четыре женщины в повязках, отбирают из отходов то, что подлежит переработке. Отобранные пленку, пластик, алюминиевые банки рабочие-мужчины кладут в пресс, формуют брикеты. В месяц сортировочная линия выдает 35 тонн ПЭТ, 35 тонн стекла, 60 тонн макулатуры и 3 тонны алюминиевых банок.

Полигон, который не пахнет

На этом программа раздельного сбора мусора в Мытищах не заканчивается. На полигоне «Каргашино», что в 5 км от города, весь мусор (его сюда привозят только из Мытищ и района) тоже сортируется. Сортировочная линия тут раза в три длиннее. Запах еще жестче, и работают только мужчины – 14 человек в смену. После сортировки мусор также собирают в брикеты. Все остальное отвозится на полигон и засыпается землей.

В Мытищах в раздельном сборе мусора задействовано 25–35% населения, то есть почти треть. На вопрос, почему в отдельно взятых Мытищах удалось приучить жителей, а в других городах – нет, Калинин в ответ спрашивает:

– Вы много контейнеров для раздельного сбора мусора в Москве видите? А мэр столицы часто говорит о раздельном сборе по телевизору?

После событий в Волоколамске губернатор Московской области Андрей Воробьев заговорил о важности этого дела, о введении уроков по селективному сбору в школах. Может, наконец это станет приоритетным направлением в регионе, который завален отходами? Продолжит ли кто-то мытищинскую традицию – большой вопрос.

цифра

По данным ОНФ, 20% всего мусора страны производит Москва.

Вот вам, ярославцы, подарочек из Москвы!

Несколько месяцев назад, после того как жители Подмосковья восстали против местных властей и свалок, столичный мусор стал активно перекочевывать на ярославский полигон «Скоково».

Сегодня вопрос дошел до крайности: жители собирают подписи за отставку губернатора Дмитрия Миронова, потому что тот так и не захотел отречься от московского мусора. Подписантов уже 70 тысяч.

– Отходы к нам по-прежнему везут: ежедневно в «Скоково» завозят 500 тонн смердящих московских отходов, даже просто ехать вслед за мусоровозом невозможно, т.к. из него нестерпимо воняет, – рассказывают ярославцы. – Система очистки стоков с полигона «Скоково» не работает, зафиксированы уже два факта загрязнения реки Норы, впадающей в Волгу выше водозабора Ярославля. Цвет воды власти объясняют паводком, ждем результаты проб.

Правительство Ярославской области заявило, что межбюджетный транш за ввоз мусора в размере 500 млн руб. будет потрачен на мобильную лабораторию, ликвидацию несанкционированных свалок, а бо́льшая его часть пойдет на строительство нового полигона около «Скоково» под прием московского мусора и закупку техники для его обслуживания.

Получается, вместо того, чтобы приостановить нескончаемый поток мусора, власти Ярославля просто откроют еще один полигон.

Один из протестующих на митинге против свалки в Ярославле
// Фото: Виктория Савицкая / «Собеседник»

Где в России чисто?

Если открыть карту свалок проекта «Генеральная уборка» ОНФ (kartasvalok.ru), обнаружится: на ней плюнуть некуда. Уже все заплевано.

Лучше всего обстоят дела лишь на юге страны (в Краснодарском и Ставропольском краях, на Кавказе и т.д.), на Дальнем Востоке и Чукотке. Во всех остальных регионах проблема свалок (хоть и не столь тяжелая, как в Подмосковье) остается открытой. Так, 23 мая новосибирские дачники не выдержали и вышли на пикет против мусорной концессии и строительства полигона рядом с садовыми обществами у села Ярское. Притом что местные власти хотят построить полигон в 1,5 км от дач (а не в 100–500 м, как это происходит в Московской области).

А жители Иркутской области жалуются на планы властей по созданию полигона ТБО в культовом месте поклонения бурятского народа «Бурютын Тудэ». Там испокон веков проводятся обряды, недалеко находятся водопроводная башня с питьевой водой, кладбище и обелиск в память о погибших в годы Гражданской войны. Общественные слушания, как это часто бывает, проводились без участия местных жителей.

Сжигать или перерабатывать?

О проблеме свалок «Собеседник» поговорил с координатором проекта ОНФ «Генеральная уборка» Натальей РОЗИНОЙ:

– Почему сложилась такая катастрофическая ситуация с отходами?

– Основная проблема приходится именно на Московский регион. И мы все понимаем, что мусор на подмосковных свалках в основном московский. Москва решает, где, что строить, куда в Подмосковье свозить отходы… Есть еще проблемы в Ленинградской области. В остальных регионах все гораздо спокойнее: по стране зачастую город и область – не отдельные субъекты, а существуют вместе и стараются не открывать полигоны под носом у граждан.

Решать вопрос столичных отходов надо было еще 5–6 лет назад. Но в тот момент столичное правительство задумало провести очередной эксперимент по вывозу бытовых отходов и раздало контракты 5 компаниям на 143 млрд руб.

Эти компании должны были внедрить в Москве раздельный сбор мусора, а также построить сортировочные станции, заводы по переработке, установить современное оборудование на полигоны для размещения ТБО… Как вы можете догадаться, это не было выполнено.

Столичный мусор завалил Подмосковье и другие регионы – в некоторых социальное напряжение уже началось, в некоторых жители скоро тоже восстанут.

Нужны политическая воля и желание не свозить все на полигоны, не строить МСЗ, а строить перерабатывающие заводы (МПЗ) и сортировочные станции.

– Но есть же в стране МПЗ, хотя их, конечно, немного. Почему до сих пор все отходы отправляют на свалки?

– Объем мусора на ТБО снизился бы в 2 раза, если бы часть отходов перерабатывали. Это факт. А вы знаете, что переработчики страдают от нехватки сырья? Об этом говорят все: и те, кто перерабатывает стекло, и те, кто работает с пластиком, и те, кто занимается макулатурой. Получается, что люди инвестировали средства, построили заводы, но не могут найти сырье.

Кроме того, есть еще одна проблема: из-за того, что Москва и область – разные субъекты, почему-то власти не могут свозить мусор на МПЗ в Подмосковье. То есть свои отходы на ТБО столица увозить может, а отсортированные ПЭТ-бутылки на переработку – нет.

– Есть и другой аспект этой проблемы: даже если где-то и стоят баки для сортировки мусора, их содержимое потом все равно смешивают в одном мусоровозе.

– Не совсем так: есть машины с двумя контейнерами: в один складывают мусор, который нельзя сортировать, а в другой – те отходы, которые пригодны для сортировки. Мусор из второго контейнера привозят на чистые сортировочные станции, где все содержимое делят на несколько фракций.

Чтобы приучить граждан к раздельному сбору мусора, вовсе не обязательно сразу ставить 8–9 бачков. Достаточно для начала поставить урны для двух самых больших фракций (макулатуры и ПЭТ-бутылок).

– Зачем собираются строить новые МСЗ? Они, как и свалки, будут под носом у граждан и снова будут отравлять нашу жизнь.

– Это очень интересная и грустная история: на строительство мусоросжигательных заводов выделяются огромные бюджетные деньги. И будут они работать по принципу: или сжигай, или плати. Это значит: если у МСЗ не будет достаточной нагрузки по сжиганию, то бюджет будет платить этим заводам за «недогруз». А этот оброк автоматически ляжет на плечи россиян.

Кроме того, после сжигания остается токсичная зола, которую нужно свозить на отдельный полигон (правительство Москвы сейчас анонсировало, что построит еще пару заводов и они будут из золы делать дорожное покрытие. – Ред.). По сути, что мы имеем: дорогущие МСЗ и очередные полигоны, только теперь не с мусором, а с золой.

Ну и конечно, вопрос с фильтрами на МСЗ: нам могут обещать, что их будут регулярно менять, но, как показывает практика, об этом можно даже не мечтать.

В Москве есть несколько МСЗ. И только один из них соблюдает все необходимые правила и нормативы. Это МСЗ №3, и он принадлежит австрийцам. 

– Выходит, проблема мусора в России нерешаема?

– Почему? Предотвратить катастрофу можно следующим образом: разорвать контракты, внедрять реальный раздельный сбор (его наличие постоянно показывают в отчетах департаменту ЖКХ Москвы, но в действительности ни о каком раздельном сборе речи нет). Кроме того, Госдума должна срочно принять законопроект по отмене НДФЛ на сдачу вторсырья и увеличить ответственность производителей за переработку хотя бы до 70%. Давно уже есть закон, по которому производители упаковки должны платить за утилизацию упаковки. Сейчас они платят по 10–15%. На эти средства невозможно построить систему раздельного сбора.

Знаешь, сколько ты мусоришь?

По подсчетам Министерства природных ресурсов РФ, на каждого россиянина приходится по 400 кг отходов в год.

В среднем же российская семья, состоящая из четырех человек, выбрасывает за год около 150 кг разного рода пластмасс, примерно 100 кг макулатуры и около 1000 стеклянных бутылок.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №21-2018 под заголовком «Хуже гор могут быть только горы. Мусорные».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания