«Директор "Большого" должен уйти в отставку». Адвокат намерен добиться наказания виновных в гибели Евгения Кулеша

Юрист настаивает на том, что театр должен выплачивать пожизненную пенсию матери погибшего

Фото: ВКонтакте / Евгений Кулеш

Евгений Кулеш (в центре)

Евгений Кулеш погиб на глазах у зрителей, когда в Большом театре давали оперу «Садко» – на него упала декорация. За смерть 37-летнего актёра до сих пор никто не понёс наказание. Виновные лица не изобличены.

Кулеш не был ведущим актёром Большого. Может, поэтому руководство театра особых почестей артисту после смерти не оказало. Все похоронные расходы легли на плечи его мамы-пенсионерки, у которой Евгений был единственным сыном.

На защиту интересов Светланы Львовны Кулеш встал кандидат юридических наук, адвокат Андрей Алёшкин, который добивается максимальной компенсации от именитого учреждения культуры, прославившегося не только своими выдающимися примами и постановками, но и страшными историями.

Андрей Алёшкин

Подобное в одном из самых престижных театров мира происходит уже не первый раз. В июле 2013 года первая скрипка знаменитой на весь мир сцены Виктор Седов провалился в шахту под оркестровой ямой и скончался от полученных травм. В том же году несколькими месяцами ранее был облит серной кислотой балерун Сергей Филин, получивший серьёзные травмы лица. И вот теперь, в октябре 2021-го произошло непоправимое с Евгением Кулешом. Он отдал театру двадцать лет своей жизни и лишился её, по мнению адвоката, из-за преступной халатности технического персонала и его руководителя.

– Андрей Владимирович, чего на сегодняшний день вы хотите добиться от театра в пользу Светланы Львовны?

– Во-первых, Евгению Сергеевичу не выплатили зарплату, заработанную за сентябрь, то есть он её не успел получить по причине смерти. Далее, необходима компенсация всех материальных затрат, которые понесла Светлана Львовна в связи со смертью своего сына, ведь она оплатила всё – от морга до поминок. Кроме этого, Светлана Львовна понесла огромную моральную потерю, которая тоже должна быть компенсирована.

Евгений прослужил в театре не год и не два, а двадцать лет, поэтому, я думаю, что он заслужил не только, чтобы его маме выплатили зарплату, которую он не успел получить, но и определили пожизненную пенсию.

В настоящее время Большой театр в лице его руководства никаких выплат не производил. Светлана Кулеш получила миллион рублей от Фонда Большого театра – некоммерческой организации, которая является самостоятельным юридическим лицом. По имеющейся информации, они частично оплатили похороны, а часть затрат, которые понесла мать погибшего, по настоящее время не компенсированы.

Но необходимы и дополнительные социальные гарантии для матери погибшего, получить которые – моя главная задача. Сумму можно отдать ей единовременно, а можно частями. Евгений помогал маме, больше ей надеяться не на кого, она лишилась единственного сына, а внуков не дождалась, по этому поводу Светлана Львовна тоже печалится.

Виновные лица должны понести наказание. В моём понимании, за всё, что происходит в Большом театре, отвечает его генеральный директор Владимир Урин. Он и должен ответить за халатность своих сотрудников.

– Вы считаете, что Владимир Георгиевич должен понести уголовную ответственность?

– Я не сторонник кого-то куда-то сажать, пусть это делает суд, если до него дойдёт. Я хочу, чтобы артисты Большого театра были в безопасности, исполняли свои профессиональные функции, не боясь погибнуть на сцене, ведь это уже не первая смерть в Большом.

– Почему никто не остановил спектакль, когда начала падать стена? На это счёт сейчас много версий в сети. Проясните, пожалуйста, ситуацию.

– Спектакль остановил актёр этого спектакля. Технических служащих, которые наблюдают за спектаклем, по всей видимости, на своих местах не было или они занимались чем-то другим, но только не следили за техникой безопасности во время постановки, иначе бы сообщили по рации, что произошло ЧП.

Дальше обстоятельства говорят о том, что человек, который курировал двоих сотрудников, отвечавших за занятость, тоже находился не на своём рабочем месте. Существует акт введения спектакля в эксплуатацию, согласно которому соизмеряется необходимость замысла режиссёра и уровень безопасности театра, то есть закон гарантирует артисту, что он может выступать на сцене совершенно безопасно. Трудовым кодексом предусмотрено, что предприятие берёт на себя все риски по безопасности людей.

– Среди театральных работников выдвигается версия, что несчастный актёр сам задел громадину, да ещё и не успел вовремя отбежать.

– Предполагаю, что стена давала сбои давно, есть видео, где это вполне заметно. То есть рано или поздно это бы произошло, а спастись под ней шансов нет никаких. Но есть две кнопки «стоп», которые можно было нажать, чтобы остановить декорацию. Но в Большом театре нажать эти две кнопки было либо некому, либо некогда. Поэтому, говорить, что артист не туда пошёл, извините, нелепо, на сцене должны быть маркеры, должна быть определена зона опускания декораций.

Декорация может опускаться в разных режимах. В данном случае, полагаю, надо было замедлить её опускание. Какова была необходимость опускать декорацию именно на такой скорости, и в каком ритме ей надо было работать на данном спектакле, непонятно. Поэтому, когда мы увидим акт ввода спектакля, конечно, станет ясно, кто это придумал.

Большая беда Большого театра должна стать уроком для каждого театрального цеха. Актёры, выходя на сцену не должны не то, что бояться, а даже думать о своей безопасности. Артист выходит на сцену работать и радовать людей. Неотъемлемое право на безопасный труд нам всем гарантировано статьёй 37 Конституции Российской Федерации.

– Андрей Владимирович, какой должна быть компенсация для зрителей, на глазах которых погиб человек?

– Зрители имеют права обратиться в Большой театр за возмещением стоимости оплаченного билета, если они этого ещё не сделали, поскольку спектакль не состоялся.

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика