Владимир Долинский: Судьба Цивина и Дрожжиной сломлена

Известный актёр вступился за своих друзей, обвиняемых в желании обмануть вдову Алексея Баталова

Фото: Global Look Press

Владимир Долинский

Ровно год длится противостояние семьи покойного актёра Алексея Баталова и известный пары – юриста Михаила Цивина и актрисы Натальи Дрожжиной. Цивина и Дрожжин дружили с семьёй Алексея Владимировича с начала 2000-х годов, а теперь дружба сменилась враждой.

12 октября состоится очередное судебное заседание по этому громкому делу. Но Наталью Георгиевну и Михаила Семёновича СМИ и людская молва давно уже объявили мошенниками. В одночасье, любимые многими актёрами люди стали изгоями общества. А ведь когда-то они были вхожи в семьи самых сильных мира сего, а известные персоны гордились дружбой с этой парой.

Наталья Георгиевна и Михаил Семёнович помогали российским солдатам, побывавшим в горячих точках, выкарабкаться с того света, поддерживали их боевой дух в госпитале имени Бурденко. Это ни помогали старшему сержанту Сергею Комару, за жизнь, которого врачи боролись два года. Защитников нашей родины, которым Дрожжина с Цивиным подали руку помощи, немало, и все им пишут до сих пор и благодарят за свои спасённые жизни, возможность полноценно лечиться и не только в России.

Именно они помогли установить памятник актёру Алексею Баталову, который на смертном одре взял клятву с Дрожжиной, что та не бросит его семью. Но этой семьёй они были попраны так, что все светские персоны быстро забыли имя некогда милых сердцу Миши и Наташи, которые всегда были готовы прийти на помощь. Телефонные звонки теперь в их гостеприимном доме – редкая радость.

Актёр Владимир Долинский один из тех немногих людей, кто не боится поддерживать Михаила и Наталью, он не предал их многолетнюю дружбу.

Фото: личный архив Михаила Цивина
Владимир Долинский и Михаил Цивин

– Владимир, вы любимый многими артист, к мнению которого прислушиваются. Что думаете про ситуацию, в которую попали Михаил и Наталья?

– Я считаю, что никакого криминального умысла в действиях Миши, а тем более Наташи не было. По моему мнению, надо взглянуть на то, что произошло, со всех сторон. Мне кажется, они не искали выгоду, они не преступили закон, а значит, они не преступники. Нельзя клеймить человека и кидать ему в лицо «мошенник», «вор», пока суд не скажет, не вынесет решение, что он виновен. В нашей стране, слава богу, существует презумпция невиновности.

Представьте себе, будет объективный суд, который серьёзно разберётся со всеми свидетелями и выяснится, что они не виновны? Они всё равно уже стали нерукопожатными. И что дальше? У всех сложилось мнение, что это преступники. И теперь уже пусть во всех газетах будет напечатано «они не виноваты», это мнение всё равно закрепится за ними. На телевидении наверняка не будет программы о реабилитации Миши и Наташи, не поможет. Их судьба сломана. Как в том анекдоте – ложечки нашлись, а осадок остался.

– Ваши друзья, к сожалению, с лихвой поплатились за то, что поклялись Алексею Баталову не бросать его дочь и вдову после его ухода. «Да что вы, Алексей Владимирович!» – удивилась Наталья просьбе Баталова, когда он умирал, ведь для неё было так естественно не бросать престарелую Гитану Аркадьевну и её больную дочь. Зачем, по вашему мнению, им понадобилась дружба с Баталовым?

– Они действительно искренне относились к Алексею Владимировичу, его дочери и его супруге. Жили заботами этой семьи, их жизнью. Это они помогали в организации похорон, актёра, а также в установке памятника. После смерти Баталова они занимались здоровьем осиротевшей семьи, возили их за границу.

Поверьте, мои друзья – достаточно состоятельные люди, чтобы их интересовала корысть или нажива, в этом я абсолютно уверен. Это было желание приобщить себя к знаковому человеку. Я не буду говорить о человеческих качествах Алексея Владимировича, я не знал его лично, но в искусстве он был действительно очень знаковой фигурой.

Миша и Наташа всегда стремились общаться с людьми высшего эшелона. У них действительно огромное количество фотографий с первыми лицами нашей страны и не только. Их всегда тянуло в элитарный круг, и в этом я ничего зазорного не вижу, плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Но это никогда не было целью их жизни.

Они много помогали и простым людям: актёрам – ветеранам сцены, раненым солдатам, которые прошли горячие точки, занимались их лечением, устраивали актёрские десанты в госпиталях. Какая им корысть от раненого солдата, у которого ни копейки за душой? Миша и Наташа, используя свои связи, устраивали таких ребят в лучшие госпитали и помогали материально этим бедолагам.

– Вы один из немногих людей, кто продолжает общаться с Михаилом и Натальей…

– Мы с Михаилом созваниваемся раз в неделю. Стараюсь утешить Мишу, ободрить, поддержать. У них было много приятелей, которые считали за благо общаться с этой семьёй. Многие тянулись в их красивый, всегда хлебосольный дом. Многие считали за честь бывать с ними на кинофестивалях, участвовать в благотворительных мероприятиях, которые они устраивали.

Фото: Global Look Press
Наталья Дрожжина

И вдруг в одночасье все исчезли. Мне кажется, что это неблаговидно, просто позорно! Благодаря средствам массовой информации людям навязали мнение, что они преступники. Я слабо дружу с интернетом, но и мне умудряются присылать какие-то гадости.

«Как вы могли себя разменять, – пишут, – какая это подлость!» «Что же вы защищаете жуликов!» «А зачем вы за них заступаетесь, мы вас так любили!» «Мы больше не пойдём на ваш спектакль, если вы такой…»

Какой я такой? Плохо, что имею своё мнение? Повторюсь, если бы наши СМИ по-другому изложили эти факты, то их бы подняли на щит. Но всё было преподнесено со знаком «минус» и наивные люди их просто возненавидели, не понимая, что такое может случиться с каждым из нас.

– Гитана Аркадьевна ведёт себя, по меньшей мере, неприлично, о чём я сказала ей в эфире программы «Пусть говорят». Всю жизнь она жила за фамилией своего достойного мужа, которого в итоге толкнула, а тот упал и так и не оправился больше. А когда её Алёша, как она называет супруга, ушёл, то донимать стало некого, вот и переключилась на благодетелей, которых некогда Мария Алексеевна называла «мои неугомонные». Об этом знает весь город, но не все могут говорить, к сожалению. В посёлке, где была дача Баталовых, за которую тоже было немало крови пролито, их просто терпеть не могут – ведь судились с соседом за какие-то метры. Простите уж такие откровения…

– Абсолютно согласен. Есть документальное подтверждение, что ещё в июле Гитане Аркадьевне было предложено расторгнуть договор ренты, но она категорически отказалась, её устраивает весь этот шум, вся эта суета. Если её что-то не устраивало, всё можно было закончить давным-давно мирным путём, чтобы не пятнать хотя бы имя своего мужа. Вдову Баталова явно кто-то накрутил, и ей нравится вся эта игра, она жаждет крови, смакует чужое горе. У неё появилась возможность изгадить жизнь людям, она эту возможность не упустила.

– Вы давно знаете Михаила Семёновича?

– Мой папа и мама были знакомы с его родителями. Семён Адольфович занимал должность начальника хозяйственных управлений Госстроя и Минюста, они жили в одном доме с моей тётушкой, там мы будучи детьми познакомились. Миша начинал не с нуля – его родители были обеспеченными людьми. Когда они ушли, Мише досталась и квартира, и дача, и машина. Я никогда не был особенно близок с ним, никогда не интересовался, на что он покупает хлеб и мороженое, но я никогда о нём не слышал ничего плохого и даже негативного.

Я знал, что Миша занимается бизнесом, у него был небольшой магазинчик в гостинице «Космос», знаю, что Миша много лет жил во Франции, где тоже успешно работал. Ещё раньше, он был начальником юридического управления в «Мосавтолегтрансе», куда к нему за помощью обращался Володя Высоцкий, с которым Миша дружил, и другие известные люди, у которых были иномарки.

Я очень признателен ему за то, что он помог купить мне квартиру для дочери. Я помню, как кто-то из наших общих знакомых узнал, что я ищу в нашем районе на Кутузовском проспекте или Дорогомиловской улице квартиру. У Миши на тот момент была квартира, которую он хотел продать, это жильё было наследством Наташи.

«Я продам тебе квартиру даже дешевле, – сказал мне Миша, – если ты сейчас дашь мне аванс». В тот момент ему нужны были деньги. Я отдал ему половину суммы. Потом через три или четыре месяца я отдал ему остальную сумму и купил эту квартиру, это было в 2007 году. Квартиру я искал для дочери, Полька уже взрослая была. Я скопил денег и знал, что должен обеспечить дочку жильём.

– Владимир, как дела у вашей дочери Полины? Она же сейчас одна из ведущих актрис Малого театра.

– Всё хорошо, спасибо. Полина репетирует Настасью Филипповну в «Идиоте», это спектакль ставит Андрей Житинкин. Она сыграла в «Варварах» главную роль, она играет Софью в «Горе от Ума», играла Нину в «Маскараде» с блистательным Борисом Клюевым. Уверен, что на следующую премьеру ко мне или к моей дочери мы придём вместе с Мишей и Наташей. По крайней мере, я этого очень желаю, и пусть так и будет!

Фото: личный архив Владимира Долинского
Полина Долинская

Комментарий адвоката:

– Михаила Цивина и Наталью Дрожжину обвиняют в том, что они заключили договор пожизненного содержания с обременением путём обмана, – объясняет известный адвокат Сергей Гроза. – Но это неверно, так как с Гитаной Аркадьевной условия договора обсуждались в течение полугода.

Инициатива заключения таких договоров принадлежит Гитане Аркадьевне Леонтенко, которая, желая обезопасить свою дочь, инвалида 1-й группы (ДЦП), хотела подстраховаться и сохранить имущество дочери в случае своей смерти. Для этого она выбрала Наталью Дрожжину, которую давно знала и абсолютно доверяла ей.

Фото: личный архив
Сергей Гроза

Учитывая большую разницу в возрасте в двадцать один год и опасаясь большой ответственности, которую на неё возлагала Гитана Аркадьевна, Дрожжина согласилась почти через полгода. Надо сказать, что переговоры с Дрожжиной Гитана Аркадьевна начала вести в марте 2019 года, после приступа гипертонии и мерцательной аритмии, в связи с чем она была доставлена в больницу в Кунцево. Но после настойчивых просьб и помня клятву заботиться о Маше, данную Алексею Владимировичу Баталову за два дня до его смерти, Дрожжина в конце концов согласилась подписать такие договоры.

1 августа 2019 года Леонтенко сделали операцию по замене хрусталика глаза, ремонт в квартире был практически закончен к сентябрю, (всеми организационными делами по просьбе Гитаны Аркадьевны занимались Цивин и Дрожжина), поэтому ссылаться на плохое зрение, пыль и отсутствие юридического образования, что делает Гитана Аркадьевна – это, мягко говоря, несерьёзно. 25 октября 2019 года Дрожжина подписала завещание на имя Марии Баталовой на всё своё имущество и только 17 декабря зарегистрировала договоры пожизненного содержания в Росреестре.

Если бы Гитана Аркадьевна сомневалась в своём решении, то она могла посоветоваться с юристами и нотариусами, которые есть в её окружении, тем более что сами по себе договоры ренты не предполагают продажи, залога, сдачи в аренду или дарения имущества без разрешения рентополучателя – Марии Алексеевны Баталовой. Согласно конкретно этим договорам Дрожжина не могла продать, подарить, сдать в аренду, заложить имущество.

В данном случае, корыстная цель не могла даже предполагаться, так как Дрожжина на 21 год старше Баталовой и не очень здорова. Единственно какие цели преследовала Дрожжина – это защитить Марию от недоброжелателей, которые как раз могли в корыстных целях подписать с Баталовой договор дарения или договор купли-продажи, и эта семья могла вообще остаться на улице, потому что после смерти отца и мужа, они остались одни – кроме Цивина и Дрожжиной их никто не поддерживал.

Все документы и договоры пожизненного содержания были подписаны лично Гитаной Аркадьевной Леонтенко, что подтвердила почерковедческая экспертиза двух институтов МВД. Дрожжина хотела защитить беспомощную Марию Баталову от нечестных людей, поэтому Наталья Георгиевна, ещё не зарегистрировав договоры пожизненного содержания, написала завещание на всё своё имущество на имя Баталовой, копия этого документа хранилась у Марии Алексеевны.

Таким образом, договор ренты – ещё раз подчёркиваю – это стена, защищающая Марию Баталову от мошенников. Но, к сожалению, травля Натальи Георгиевны и Михаила Семёновича достигла уже такого апогея, что все забыли про тяжбу с соседом по даче, которую Цивин с Дрожжиной выиграли, и все решения судов выполнили по просьбе Алексея Владимировича Баталова.

При всём уважении к своим коллегам, которые могли без афиширования всей ситуации просто переоформить и расторгнуть все договоры, мы пришли опять к ситуации как с актёром Ефремовым. Коллеги, не надо забывать, что за нами судьбы всех людей, в том числе и противоположной стороны. В этой ситуации нет и не может быть уголовной составляющей и искать её именно адвокатам как минимум не делает чести, и это не повышает их уровень профессионализма. А вот кто первый примирит стороны, вот тому почёт и уважение.

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика