11.07.2021

Россия в Каннах: от "красного списка" до красной дорожки. Репортаж

Масочно-ковидные будни и кинооткрытия Каннского фестиваля глазами Sobesednik.Ru

Пол Верхувен целовал женщин, не снимая маски
Фото: Global Look Press

Пол Верхувен целовал женщин, не снимая маски

Еще за несколько дней до начала главного кинофестиваля мира было полное ощущение, что русских здесь не очень ждут. 23 июня Франция внесла Россию в «красный список» государств, гражданам которых въезд на территорию страны практически невозможен. Визы перестали выдавать, а если кого-то и соглашались пустить, то с предварительным десятидневным карантином. Это значит – новые даты, новые билеты, новые отели.

Большинство российских журналистов решили не ехать в Канны. Встал вопрос и о делегациях фильмов: их пришлось сильно ограничить, а режиссеру Алексею Герману накануне премьеры его картины «Дело» вообще пришлось ночевать в гостинице рядом с московским аэропортом. Не пустили.

Все это заставило отнестись еще более серьезно к поддержке нашего кино в Каннах, тем более что его здесь в этот раз беспрецедентно много. Прежде всего это, конечно, «Петровы в гриппе» Кирилла Серебренникова, которого из России в Канны, конечно, не выпустили. Фильм участвует в основном конкурсе, а рядом с ним – «Купе номер 6» Юхо Куосманен, которое снято в России и при участии России, с Юрой Борисовым в главной роли. Герои фильма едут в поезде Москва – Мурманск.

Во втором по значимости конкурсе «Особый взгляд» - уже упомянутое «Дело» Алексея Германа и драма «Разжимая кулаки» ученицы Сокурова Киры Коваленко. Примечательно, что над сценариями «Разжимая кулаки» и «Купе номер 6» работала сценарист Любовь Мульменко, а продюсер «Кулаков» Александр Роднянский (он же привозил сюда до этого обе ленты Кантимира Балагова, а до этого – картины Андрея Звягинцева) представил вне конкурса публицистический анимационный фильм «Найти Анну Франк» Ари Фольмана – того самого, что в 2008 году участвовал в каннском конкурсе с «Вальсом с Баширом» и ввел тем самым моду на анимадок.

Этот вид кино сегодня один из самых актуальных и востребованных, и то, что рассказ об Анне Франк идет под именем российского продюсера – очень почетно. Добавим сюда еще «Белой дороги!» Эллы Манжеевой, XR-проект Георгия Молодцова «Под подушкой» (одновременно мультфильм и видеоигра) и смонтированный из советской хроники «Бабий яр. Контекст» Сергея Лозницы, который практически все свои фильмы снимает на русском языке и уж точно принадлежит к русской культуре.

Остается только гадать, откуда такой интерес к нашему кино, но Канны – большие, и, например, израильских фильмов в этом году представлено в разных программах фестиваля семь. Просто важно, что мы остается серьезной кинематографической территорией.

Канны этого года отличаются от прошлых лет (в 2020 году фестиваль не проводился). Вместо 40000 участников в этот раз 28000, и это сильно сказалось на восприятии фестиваля: практически исчезли фирменные очереди, на любой фильм можно так или иначе попасть, пусть не на премьеру. Хотя билеты на фильмы тут по-прежнему приобрести нельзя: допускаются только посвященные.

Рядом с фестивальным Дворцом расположилась полевая лаборатория: каждые два дня (а на самом деле ежедневно) всем, у кого нет признанной в Европе прививки (то есть нам), нужно сдавать ПЦР, иначе… Иначе пустят только в самые большие кинозалы Канн, а в те, что поменьше, - нет, потому что Франция разрешила проход в кинотеатры без ограничений и стопроцентную рассадку, но только если у них есть вход с улицы. А если через другие помещения, в том числе Дворец, то нужен QR-код. Парадокс, но ничего не поделать. Все смотрят кино в масках, закрывающих нос и рот, это важное требование фестиваля.

Александр Пасюгин, Канны

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика