Ученица Меньшова: "Как переживала Вера Валентиновна, не переживал никто"

Мы подошли на похоронах к плачущей девушке, узнать, кем она приходится усопшему. Студентка мастерской Владимира Меньшова поделилась с нами своими переживаниями, а также поделилась последними воспоминаниями о мастере

Фото: стоп- кадр "YouTube"

После официального прощания народного артиста Владимира Меньшова увезли на отпевание, похороны назначили на 4 часа. Несмотря на большую разницу во времени между прощанием и похоронами, на Новодевичьем кладбище собрались сотни человек, большинство из них были обычными людьми, многие привели с собой и детей.

Из коллег на кладбище мы заметили только Дмитрия Харатьяна. Вдову народного артиста поддерживала семья, женщина стояла в объятиях внука и безмолвно наблюдала, как ее спутника жизни опускают под землю. Во время погребения все пристально следили за реакцией Алентовой или Меньшовой, однако ни лишних слез, ни рыданий зеваки не увидели. Женщины что-то долго обсуждали. Надо заметить, Алентова держалась довольно стойко.

Наше внимание привлекла молодая девушка, она много плакала на прощании, а на похоронах стояла у могилы вместе с неким молодым человеком. Они держали фото Владимира Меньшова и цветы. На девушке не было лица, мы было подумали, что девушка – член семьи Меньшовых. Как оказалось, Юлия Максимочкина – староста актерско-режиссерской мастерской Владимира Меньшова.

– Вы переживали, казалось, больше, чем близкие Владимира Валентиновича, почему вы так плакали?

– Хочу поправить вас, я не согласна с постановкой вопроса.

Как переживала Вера Валентиновна, не переживал никто. Я стояла с цветами перед могилой своего мастера и видела все очень близко. Мне очень жалко Веру Валентиновну, зная, какой она чувствительный человек и как мужественно она все это проживала, она была убита горем.

Они оба были нашими мастерами. Жизнь нашей мастерской разделилась на до и после. Мы верили, что наш мастер будет с нашим курсом до конца, он так стремился преподавать. Еще 24 июня Владимир Валентинович был с нами на большом экзамене…

Я убита горем, ведь я поступала к мастеру, работать с ним было моей целью и мечтой, – добавила дрожащим голосом Юлия. – Я понимаю мастера, когда он сказал лишь слово, даже его молчание – целая Вселенная.

– Вы запомнили какое-нибудь его важное наставление?

– Нашего мастера можно цитировать. Я запомнила то, что нам сказал Владимир Валентинович именно 24 июня. Он сделал нам очень большой подарок, в следующем семестре он дал нам произведение, которое очень сильно ему нравилось, «Плач в пригоршню» Гуркина, сценариста, который написал «Любовь и голуби».

Вчера я стояла у могилы Владимира Валентиновича, когда люди подходили бросать горсть земли, я поняла: моего мастера закапывают! И это так символично, что он дал нам именно произведение «Плач в пригоршню», будто чувствовал…

– Когда вам преподавали Меньшов и Алентова, чувствовалось, что они супруги?

– Безмерно! Мы увидели образцовую, великолепную пару, которая настолько синхронно работает друг с другом. Я и ребята видели, насколько Вера Валентиновна чутко относилась к Владимиру Валентиновичу, буквально берегла его, ведь он всего себя посвящал своим студентам.

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика