Новости дня

15 апреля, четверг





14 апреля, среда

























13 апреля, вторник














sobesednik logo

"Ужасные, отвратительные!": Наталью Фатееву обворовывают домработницы

04:07, 02 апреля 2021

"Ужасные, отвратительные!": Наталью Фатееву обворовывают домработницы
Фото: Global Look Press; в статье: кадры из фильмов с участием Натальи Фатеевой
Фото: Global Look Press; в статье: кадры из фильмов с участием Натальи Фатеевой

Sobesednik.ru встретился со знаменитой артисткой, которая рассказала, как стала жертвой халатности и некомпетентности врачей.

Наталью Фатееву называли одной из самых красивых актрис советского кино. Сейчас 86-летняя артистка почти не выходит из дома и не дает интервью. Но для нашего издания она сделала исключение. Фатеева призналась, что живется ей непросто: она вынуждена мириться с помощницами-воровками и ходить на костылях из-за врачебной ошибки...

«Мои помощницы – ужасные, совершенно отвратительные»

Наталья Николаевна, в последнее время о вас почти ничего не слышно. Говорят, что вы стали едва ли не затворницей и не выходите на улицу!

– Зимой проблема была большая – скользко. Летом тоже почти не выходила: у меня не было помощницы. Я хожу нормально, но побаиваюсь одна: а вдруг зацеплюсь и упаду?

Я знаю, что вы отказываетесь и от работы, хотя вам регулярно поступают предложения. Почему?

– Я сейчас не могу работать. Возраст. Я очень ответственный человек, и для меня это большое напряжение и ответственность. Два года назад Рената Литвинова предлагала мне играть. В ее картине было пять главных ролей, одну из них доверили мне. Но я отказалась. В моем состоянии и возрасте нужно осторожнее и медленнее жить. Для того чтобы работать в любимой профессии сейчас, нужно, чтобы у тебя дома была нормальная обстановка, чтобы ты был от всего огражден. Но это же нереально! Мы очень зависимы от помощниц, которые рядом. А они часто бывают ужасные совершенно. Раньше мне часто помогали украинки. Но сейчас их не пускают из-за ковида, поэтому мне вообще очень трудно. Совсем нет людей. У нас есть фонд, который нанимает патронажную фирму. И они находят людей. Но сейчас плохо, все люди – ужасные, отвратительные. Очень тяжело. Когда были украинки, было лучше. Хотя тоже хватало. Они приезжают сюда деньги зарабатывать, и больше их ничего не интересует. Бывает, попадаются приличные люди, но это большая редкость.

Неужели помощницы вас не боготворят?

– Ничего подобного: такое же хамство. Потом все воровки еще вдобавок.

У вас тоже воровали?

– Да. И еще как! Все, что им нужно, забирали. Чего у них нет – есть у меня. Это все достаточно трудно принимать.

А почему вы их не выгоняете?

– Не на кого практически менять. Этим занимаются случайные люди. Очень сложно. У меня и сейчас подобная история. Тема воровства существует постоянно и у всех. А так я нормально живу. Всю жизнь работала, и очень много.

При этом, как я понимаю, вы никогда не шиковали?

– Все, что я себе намечала, покупала. Но все мне давалось очень большим трудом. Во-первых, мы снимались меньше, чем должны были. Материал был отвратительный, не было выбора. В советское время, как и сейчас, наверное, наша власть выбирала десять человек, которых называли обоймой. Их снимали: у них были чудесные роли и все другие блага. А остальным было очень трудно. Тем более что я была в Театре киноактера. И к нам относились... даже не знаю, как сказать... Тем не менее, я неплохо зарабатывала. Очень трудные времена наступили, когда увеличилась норма выработки. Количество съемочных дней уменьшилось, а работы стало больше... Раньше все время придумывали какие-то штуки, чтобы нам меньше платить.

Почему вы не протестовали?

– Протестовала. Я свое нормальное существование поддерживала тем, что очень много гастролировала по стране, проводила творческие встречи. У меня было три ставки. Потом, правда, заявили, что мы слишком много зарабатываем, и стали платить не три ставки, а две. В знак протеста мы какое-то время не ездили, а потом все равно уезжали. Надо деньги было зарабатывать: мы выступали и на Дальнем Востоке, и на Камчатке. В общем, вся жизнь была тяжелой.

Вы сейчас живете на одну пенсию?

– Я не жалуюсь, нормальную пенсию получаю. Конечно, сейчас деньги обесцениваются настолько быстро! Сколько бы их ни было, они все будут уничтожаться в самое ближайшее время все больше и больше! Нам помог наш мэр Собянин – выписал добавку в размере тридцати тысяч рублей ежемесячно. Без этих денег было бы довольно сложно. Хотя у меня много надбавок всяких! Я еще почетный гражданин Харькова – мне тоже дали там стипендию. При Борисе Николаевиче у меня была президентская пенсия, которая составляла десять прожиточных минимумов. Когда пришел Путин, наши пенсии передали в Пенсионный фонд, стали платить по-другому.

При этом у вас большой стаж!

– Да. Но в нашей стране все построено на лжи и на обмане. Я получила трудовую книжку уже в 1953 году, через год после окончания школы. Тогда я жила в Харькове, где был организован конкурс на диктора телевидения. Я училась на втором курсе института и его выиграла. После этого работать не прекращала. Но так как у нас делают все, чтобы людей обмануть, я не поднимаю вопрос своего стажа. Для чего? Наговорят чего-то такого, что будут правы... Я ни у кого ничего просить не хочу: мне денег хватает. Но всем остальным – хотела бы, чтобы прибавили. Людям нужно лекарства покупать, сейчас все за деньги...

«Лечили неправильно: инфекция съела мягкую ткань»

Наталья Николаевна, а как у вас со здоровьем?

– Я болею... У меня было шесть операций, за которые, кстати, нужно было платить очень большие деньги. Мне помогали люди. Фактически я спасена благодаря им.

Это друзья?

– Скажем так: люди, которые ко мне очень хорошо относятся. Я не могу сказать, что друзья. Две операции на позвоночнике мне делали в Израиле, четыре – в России. Я же жертва нашей медицины, их преступной халатности!

Да вы что!

– Да. У меня была операция по замене тазобедренного сустава. Сама операция прошла хорошо, но в организм попала инфекция. Меня положили в больницу. Через месяц все затянулось и стало нормально. Прошло несколько месяцев, и все началось заново. Вместо того чтобы все вскрыть и назначить антибиотики, меня отдали в руки заведующего отделением, у которого была совершенно другая специализация. Он, по-моему, коленями занимается. Так вот этот врач мне все время назначал перевязки. Три месяца я ездила на перевязки, изводила всех друзей и знакомых, которые меня возили в больницу. Но мое состояние не улучшалось. Наоборот, в какой-то момент стало хуже. Развилась катастрофическая инфекция. Я пришла в свою поликлинику. И там мне врач сказал: «Если вы немедленно не поедете к хирургу, чтобы вам вскрыли, у вас будут очень большие неприятности!» Мне вызвали скорую и отправили в больницу. Заставили целую неделю лежать в вестибюле, ждать операции. Когда мне все вскрыли, оказалось, что инфекция съела мягкую ткань и кость. Кость восстановили, а мягкую ткань – нет!

Как же так?

– Из-за этого всю оставшуюся жизнь я вынуждена ходить на костылях. Так что у нас такие радости жизни... Но я не погружаюсь в уныние, жизнь продолжается. Тем более что два китайца сказали, что я долгожитель. Обожаю Китай: была там девять раз. Там есть клиника, где делают иглоукалывание, массаж чудесный. Вот в ней мне и сказали про долгожительство. А еще один врач-геронтолог сказал: долгожительство мне дано для того, чтобы я преодолевала все трудности, которые есть.

Наталья Николаевна, не могу не спросить: о чем сейчас мечтаете?

– Я ни о чем не мечтаю. Этим занимаются только молодежь и дети. Вот они рассчитывают, что в жизни могут многого достичь и сделать. А так как мы уже многое знаем и через многое прошли, то мечтать уже не хочется. Я живу тем, что есть. Очень много читаю. Что касается моей духовной жизни, то с годами ничего не изменилось. Конечно, много проблем, приходится решать. Но ничего страшного, все нормально. Если вы другим сможете помочь, обязательно помогайте. Потому что в нашей стране жить невыносимо.

Тема: "Уханьский" коронавирус

Рубрика: Культура и ТВ

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^