Новости дня

26 ноября, четверг









25 ноября, среда
























24 ноября, вторник











sobesednik logo

Предупреждающий эффект без морализаторства: "Спайс бойз" Владимира Зинкевича

08:12, 21 октября 2020

Предупреждающий эффект без морализаторства: "Спайс бойз" Владимира Зинкевича

Молодой парень по прозвищу Чистый (Александр Головин) только вернулся из армии и готовится к свадьбе со своей невестой Инной (Анна Андрусенко). В компании двух друзей – Ламбады (Александр Тарасов) и Колбасы (Владимир Аверьянов) – он выбрал коттедж для совместной вечеринки, однако тут же решил организовать незапланированный мальчишник. Недовольная таким поворотом Инна вместе со школьной подругой Василисой (Маргарита Аброськина) подрывается и едет на разборки с женихом. По итогу ребята мирятся и решают провести веселую ночь в загородном доме все вместе. Тусовка проходит гладко, но только до того момента, пока парни не решили покурить спайс – его Колбаса взял у одного барыги, который впоследствии узнал, что новая партия наркотика является крайне мощной и оттого более опасной. Как следствие, героев накрывает галлюциногенными волнами, после чего они учиняют кровавую баню.  

После просмотра показанного в рамках ММКФ «Спайс бойз» Владимира Зинкевича первым делом всплывает в памяти «Экстаз» Гаспара Ноэ. Сходства с французской картиной в свое время опасался и сам Зинкевич, который даже думал прервать съемки фильма. Когда работа Ноэ только вышла в белорусском прокате, то и режиссер, и рабочая группа отправились ее смотреть, но в итоге создатели заключили, что «Спайс бойз» – это совершенно другое кино. Что ж, несмотря на то, что сюжеты обеих картин можно описать одним и тем же коротким предложением, это действительно так. Начать хотя бы с того, что действия у Гаспара Ноэ заводятся с пол-оборота, а вся лента в целом похожа на один большой дурманящий клип. Лента же Зинкевича в этом плане разгоняется долго и не всегда гладко. 

Подавляющий час картины посвящен знакомству с персонажами, в процессе которого мы наблюдаем раскрытие характеров и волнообразно возникающие конфликты. Наряду с этим автор активно вплетает в фильм ситуации, подсвечивающие в том числе темы гомофобии, жизни людей с ДЦП (такой диагноз у Ламбады) и потребительского отношения к женщинам. Увы, но данная часть ленты заставит зрителя подустать. От каждого из персонажей знаешь, чего ждать в то время, как многие ситуации и конфликты кажутся несколько натянутыми. 

Если Инна, которая сперва вроде как не сидит молча, если ее что-то не устраивает, впоследствии ожидаемо неоднократно спускает жениху выходки (вторичного характера), то более волевой характер Василисы позволяет не удивляться, когда она яро вступается за подругу, порой подставляя свою шею. Более многообещающим на этом фоне выглядит внутренний конфликт Ламбады, чувствующего от общества отторжение и задающегося вопросами о Боге и вере, однако и эта составляющая картины кажется недожатой. 

Резко набирает обороты фильм с тем, как герои принимают спайс, и, можно сказать, что с этого момента картина разделяется на до и после. Тут персонажи делятся на две группы: на тех, кто употреблял наркотики, и тех, кто пытается спастись от первых. Нам Зинкевич предоставляет нам возможность смотреть на происходящее, скорее, от лица последних. В ленте нет приемов, согласно которым в реальном мире материализуются самые безумные галлюцинации, и даже в самые напряженные моменты камера ведет себя относительно сдержанно, так что обо всем, что видится накурившимся парням, мы узнаем лишь с их слов, находясь на месте героинь. 

Нужно сказать, что наша предварительная ассоциация себя с девушками, работает фильму только на руку. Глазами героинь мы видим постепенно внушающее все больший страх поведение парней, и этот дискомфорт плавно перетекает в шок от кровавой бани, развернувшейся в усредненном загородном коттедже, который прямо у нас на глазах трансформируется в ад. Тут, к слову, по степени бескомпромиссности и радикализма многие эпизоды с расправами роднят картину Зинкевича с фильмами-представителями французского нового экстремизма. В этом ключе отдельно хочется отметить работы актеров, образы которых были крайне убедительны – особенно выразителен был Владимир Аверьянов, надевший на голову шкуру собаки и вооружившийся гвоздометом. 

Роднит «Спайс бойз» с «Экстазом» и еще кое-что. Оба фильма сняты по реальным событиям. Но если у Гаспара Ноэ его кровавая баня – художественный вымысел, то Зинкевич в гиперболизированном виде отразил события, произошедшие в Гомеле в 2014 году – тогда трое парней покурили вместе спайс, затем двое из них решили, что в третьего вселился дьявол, и изувечили его.

Сам автор говорил, что ему «было важно шокировать зрителя, но в то же время обойтись без нравоучений». Можно сказать, что в целом поставленная задача была выполнена. Как хоррор «Спайс бойз», действительно, шокирует, и вторая половина фильма определенно порадует фанатов жанра. Морализаторство в общей сложности в картине чувствуется не так сильно, но в то же время сложно сказать, насколько сможет ответить «Спайс бойз» другим словам режиссера: «а вот если как следует напугать, то человек хорошенько подумает, когда ему предложат что-нибудь покурить или понюхать. Возможно, он вспомнит мой фильм, эти лица и последствия». Что ж, хотелось бы верить и в предупреждающий эффект. 

Теги: #Белоруссия #Кино

Рубрика: Культура и ТВ

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^