Новости дня

01 октября, четверг







30 сентября, среда


























29 сентября, вторник











sobesednik logo

Юлия Михалкова: На ТВ я принесу больше пользы, чем сидя в кресле на Охотном Ряду

02:03, 05 августа 2020

Юлия Михалкова: На ТВ я принесу больше пользы, чем сидя в кресле на Охотном Ряду
Юлия Михалкова // фото в статье: пресс-служба телеканала СТС
Юлия Михалкова // фото в статье: пресс-служба телеканала СТС

10 августа на СТС стартует новый развлекательный проект «Сториз». С главной звездой скетчкома – актрисой Юлией Михалковой, известной как «Юля-красотуля» из «Уральских пельменей» – «Собеседник» пообщался накануне премьеры.

О ее жизни – прошлой и будущей – на ТВ, в политике и кино.

  • 1983 – родилась 12 июля в Верхней Пышме (Свердловская обл.)
  • 2000 – участница команды КВН «Непарни», с 2009-го выступает в шоу «Уральские пельмени»
  • 2008 – получила второе высшее образование (специальность – актриса, по первому диплому – учитель)
  • 2016 – выдвинула свою кандидатуру для участия в праймериз «Единой России»
  • 2019 – объявила об уходе из «Уральских пельменей», переехала в Москву

«Роль голодной стриптизерши в сауне мне понравилась»

Какие образы вы примерили в рамках нового проекта «Сториз»? Они вам показались выдуманными или взятыми из жизни?

– Незабываемое впечатление осталось после роли элитной селебы XIX века – во многом благодаря винтажному наряду. Удивил образ учительницы из будущего. Усилиями гримеров удалось сотворить нечто невероятное – я потом долго не могла узнать себя в зеркале, удивлялась, какой, оказывается, я могу быть разной.

Ах, да! Роль голодной стриптизерши в сауне понравилась. Пока снимали, я успела неплохо подкрепиться фруктами. Режиссер, правда, ворчал из-за того, что я уничтожаю реквизит.

Всего было порядка 20 ролей, и каждая, на мой взгляд, срисована из реальной жизни. Я, когда читала сценарий, даже ловила себя на мысли: «Да-да, точно, было такое».

Какой из образов в «Сториз» потребовал наиболее кропотливого подхода?

– Есть огромная разница между игрой на сцене и съемками в кино, сериале.

Вспоминаю выступления с «Уральскими пельменями». Ты играешь на сцене, и у тебя со зрителем как будто диалог. Ты особыми интонациями, движениями очаровываешь зрителя, околдовываешь его. У работы в кино другая специфика: полная сосредоточенность на своем образе, на сценарии. Ты не думаешь о зрителе, а пытаешься понять, как твой герой думает, как он говорит, как дышит.

Поэтому в первый день у меня на съемочной площадке был период адаптации, перестраивалась с формата шоу на кино. Но школа Станиславского не забывается никогда: навык вернулся быстро. В этом плане работа над каждым образом была кропотливой.

Вы исполнили роли, созданные сценаристами, или предложили свой вариант?

– Хороший вопрос, что первично: сценарий или актер, который по нему играет роль? Это как загадка про курицу и яйцо. Что было вначале?

В «Сториз» меня пригласили на готовый сценарий, у меня были роли, подходящие мне по характеру, настроению: изящные, шумно-юмористические с элементами «комичной наглости».

Другой вопрос, что сценарий – это текст на бумаге. И благодаря актеру он оживает, приобретает новое звучание. И вот здесь я иногда предлагала свое: движения в кадре, замена какого-нибудь слова, потому что дословные реплики не звучали так, как нужно.

Такая притирка сценария. Как обкатка новой машины.

«Галустян и Светлаков – Ильченко и Карцев наших дней»

Можете назвать самого злободневного героя «Сториз»? Какие персонажи, фразы могут, что называется, уйти в народ?

– Время покажет! Но… что-то уйти точно должно. Сценаристы у нас классные были, диалоги прописали – зачитаешься! Да и мы, актеры, хорошо поработали.

Про злободневность. Первое, что вспомнила – вопрос школьного образования. Из-за коронавируса в российских школах ввели дистанционное обучение. И я не знаю, как вам, а мне подруги все уши проговорили про него. Тема прочно ушла в народ и начала там непредсказуемо бурлить.

Разумеется, эта дискуссия нашла отражение в «Сториз». Там и про настоящее, и про будущее школы.

А кто из актеров-коллег заставил вас смеяться на площадке?

– Постоянным источником моего хорошего настроения на съемках стал Антон Лирник (шоумен, сценарист, режиссер. – Ред.). Он шутит постоянно. Обо всем, обо всех, обо мне. Но что мне нравится: у него юмор всегда получается добрый, открытый, смех – заразительный. Он из тех людей, которые могут рассмешить одним своим присутствием. Такая вот у человека энергетика! Компанию ему составлял Дима Колчин. В этом плане они с Антоном похожи.

Ну, а самое главное для меня открытие: режиссеры на площадке тоже смеются. Случалось, актеры импровизировали, на ходу придумывали «добивки», от которых сами же и сгибались от смеха пополам. Глядя на нас, начинал смеяться режиссер. Мы смотрим: режиссер смеется – и нам становится еще смешнее.

Еще «Тик-ток»! Тот еще источник фишек и шуток. Во время съемок ребята-школьники помогли мне завести там аккаунт, мы сняли первый ролик. И пошло-поехало.

Вот с Игорем Чеховым снимали сценку в загсе и в перерывах «запилили» очередной залипательный ролик для «Тик-тока», после просмотра которого актерский состав еще долго не мог снова сделать серьезные лица. В общем, я за дни съемок отсмеяла свою годовую норму! Теперь пару недель буду серьезной.

Скетч-шоу – довольно распространенный на ТВ жанр. В чем отличие «Сториз» от того же шоу Юрия Стоянова или «Одна за всех», «Наша Russia»?

– Говорят, всем сестрам по серьгам, а на российском ТВ – всем возрастам по скетчкому.

Шоу Юрия Николаевича, которого я уважаю как гениального мастера перевоплощений, рассчитано, как мне кажется, на взрослых. Юмор там злободневный, да. Но взрослый. Ребенок посмотрит и подумает: «А чего это там дядя делает, где смеяться?» А в это время взрослый будет до слез хохотать.

«Наша Russia» – грандиозный дуэт Миши Галустяна и Сережи Светлакова, такие Ильченко и Карцев наших дней. Они берут за душу молодежь от 15 до 40 лет.

«Сториз» – это легкий, воздушный, полный надежды юмор, тоже злободневный, актуальный, но при этом понятный для детей в возрасте от 6 до 106 лет.

В «Сториз» Юля (на фото слева) сыграла порядка 20 ролей

«Совместных разовых проектов с «Пельменями» не планирую»

Расскажите, что вы делали во время карантина. Как употребили освободившееся время?

– Интересно, вот вы спросили, что было на карантине в апреле – мае, а я… А я не помню! Лето как-то внезапно затянуло меня в круговорот дел, съемок, встреч. И апрельское заточение в квартире быстро выветрилось из памяти.

В апреле я строго соблюдала самоизоляцию, была дома. Много читала, общалась с друзьями, коллегами, экспериментировала на кухне. Кстати, успешно! Каждый день готовила новые овощные салаты, совершенствовала мастерство приготовления бульона: перепробовала в качестве основы самое разное мясо, но в итоге остановилась на индейке.

Но все-таки главное, что позволил сделать апрель – это ненадолго остановиться, выдохнуть и посмотреть по сторонам. В таком состоянии сразу становится понятно, что в жизни действительно важно, а что – нет. Генеральная уборка в душе и в голове. Полезная практика.

Что из отложенных дел сделали сразу после снятия режима самоизоляции, когда  заработало то, что раньше было закрыто?

– Не хватало личного общения с друзьями. Поэтому при первой же возможности, когда начали ослаблять карантин, я выходила на улицу, на свободу, на свежий воздух, к людям!

С кем из коллег по «Уральским пельменям» вы продолжаете поддерживать отношения? Собираетесь делать разовые общие проекты?

– Разовых проектов с бывшими коллегами не планирую. Но вы сами видите, сколько всего нового, интересного производится на СТС к каждому сезону. Кто знает, возможно, на будущих ярких проектах я с кем-то пересекусь. Потому что в «Пельменях» есть по-настоящему талантливые артисты.

Что касается личного общения, то я сохраняю с «пельмешками» теплые отношения. За десять лет совместной работы многие из них стали мне как родные. Конечно, общаемся редко, но это тот случай, когда важно не количество, а качество. Иногда одна искренняя эсэмэска может перевесить неделю болтовни. Я всегда за качество!

Актриса прославилась на всю страну, 10 лет участвуя в «Уральских пельменях»

«Странно было слышать совет от Владимира Соловьева сменить фамилию»

Несколько лет назад вы участвовали в праймериз «Единой России». Чего вы хотели добиться победой?

– Политика – настолько сложная для меня тема… Я ей отдала почти треть моей новой книги «Не говори мужчинам нет». Обязательно почитайте.

Мотивы были благородные, даже наивные. Хотела добиться полезных, положительных изменений в родном городе, в обществе, в стране. Опыт у меня уже был, к тому времени я несколько лет занималась общественной деятельностью, работала с детьми, молодежью.

И я полагала, что удостоверение депутата может сделать эту работу более эффективной. В общем, была настроена решительно, рвалась в бой.

Конечно, буду откровенна: глубоко в душе меня увлекала сама мысль будущей политической борьбы. Все эти штабы, технологии, встречи, плакаты. Всё необычное, новое, свежее! Азарт, адреналин!

Не было желания изменить свой имидж «Юли-красотули» на более серьезный?

– Нет, этого я не планировала. Понимала, что зрители, поклонники любят меня именно такой. Серьезных и хмурых товарищей в политике и без меня хватало.

Как вы отнеслись к совету Владимира Соловьева, довольно резкому, сменить фамилию? Считаете ли вы нужным делать это, чтобы дистанцироваться от Никиты Михалкова?

– Никита Сергеевич – он как солнце. Как бы далеко ты от него ни отходил, его лучи вдохновения тебя всегда согреют. А учитывая его вклад в мировой кинематограф, талант, в принципе уникальный взгляд на киноискусство, от него хочется не дистанцироваться, а, наоборот, внимательно всматриваться, учиться, перенимать опыт.

В этом плане мне было странно слышать совет сменить фамилию. Я же не советую Владимиру Рудольфовичу тоже сменить фамилию – на том лишь основании, что, к примеру, для меня личность выдающегося историка Сергея Михайловича Соловьева является на сто порядков значительнее личности одного из сотрудников телевидения.

«Меня уговаривали сняться с выборов. Были ли угрозы? Были»

Почему вы тогда сняли свою кандидатуру с выборов? Не жалеете, что не пошли до конца? Ведь у вас были хорошие шансы.

– Снятие кандидатуры – это отдельный сюжет, настоящий триллер. Вообще, рассчитывала ли я на победу на праймериз? Скажем так: была готова победить. В случае избрания, конечно, добросовестно работала бы депутатом. Другой вопрос, что я была реалистом, полагала, что есть профессиональные, серьезные такие политики в костюмах. Где я, актриса, – и где они…

Но жизнь в России – это нескончаемая череда чудес. Я в итоге заняла в общем зачете третье место. Хотя была информация, что первое. Для политиков это стало шоком: как так, а что, а почему?

Ответ на самом деле простой. Люди голосовали не столько за меня, сколько против них. Каждый год они видели одно и то же, одних и тех же, а тут пришла я – как глоток свежего воздуха, встряхнула всех. Логика у избирателя была простая и понятная: «Лучше наша Юлька, чем старые депутаты многолетней выдержки».

Разумеется, меня уговаривали сняться с выборов. Были ли угрозы? Были. Но нужные слова в разговоре со мной нашел в итоге только один, совершенно неожиданный человек. Подробности читайте в моей книге. Там захватывающая история.

В сентябре в России пройдут очередные выборы. Планируете ли вы идти на них – от какой-то партии или в качестве независимого кандидата?

– В обозримом будущем не вижу для себя политической перспективы. А зачем? Работая на телевидении, на сцене, я принесу больше пользы, чем если буду сидеть в теплом кресле на Охотном Ряду.

«Если москвичи хотят что-то сделать в Хабаровске, нужен диалог»

Сейчас в Хабаровске проходят митинги в поддержку экс-губернатора Сергея Фургала. Многие говорят, что жители Дальнего Востока пошли по стопам жителей Екатеринбурга, которые на улицах выражали свою позицию против строительства храма в сквере. Как вы относитесь к нынешним митингам? Поддерживаете, понимаете ли протестующих?

– Я поддерживаю любую гражданскую активность, которая не противоречит действующему законодательству. Хорошо, когда люди цивилизованно выражают свои претензии к властям. Плохо, когда этим пользуются провокаторы и всё скатывается к бытовому хулиганству. Единственное, что может уравновесить все интересы и амбиции – закон.

Что касается Хабаровска, то, насколько я понимаю, там митинги не за бывшего губернатора, а против того, как именно этот губернатор стал бывшим: пришли соседи, забрали самовар.

Вы москвичей называете «соседями»?

– Россия – невероятно большая страна. И люди по-разному смотрят на мир, на отношения. Кто-то из хабаровчан смотрит на москвичей, как на инопланетян, прилетающих откуда-то издалека – с Марса, например. Кому-то в пределах МКАДа это покажется смешным, но я знаю: так и есть. Была в Хабаровске на гастролях, знаю.

Поэтому если москвичи хотят что-то сделать в Хабаровске, то нужен диалог. Как в фильме Спилберга «Инопланетянин». Встреча двух миров. И всем тогда будет хорошо.

В Екатеринбурге ведь то же самое было. Митингов могло и не быть. Достаточно было заранее рассказать горожанам, что будет строиться, где, когда, как это изменит сквер. Этого в нужном объеме не было. Поставили строительный забор и успокоились. Конечно, люди возмутились.

Диалог всегда лучше молчания.

Хотя соглашусь: иногда помолчать тоже полезно.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №29-2020 под заголовком «Юлия Михалкова: Работая на телевидении, я принесу больше пользы, чем сидя в теплом кресле на Охотном Ряду».

Рубрика: Культура и ТВ

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^