Новости дня

10 августа, понедельник
















09 августа, воскресенье



















08 августа, суббота









Монологи о шансоне. Часть 2: Сергей Трофимов

14:01, 29 июля 2020

Монологи о шансоне. Часть 2: Сергей Трофимов
Фото предоставлено продюсерской компанией "Алроз"
Фото предоставлено продюсерской компанией "Алроз"

Продолжаем публикации в рамках проекта «Монологи о шансоне». В свой юбилейный год «Радио Шансон» делится архивными интервью, где ключевые герои жанра рассуждают о шансоне и не только. Первый «Монолог о шансоне» от Михаила Шуфутинского можно прочитать тут. Теперь представляем вам Монолог №2: Сергей Трофимов.

Синтетический жанр и актуальные тенденции

Изначально шансон для меня – это синтетический жанр, который возник как альтернатива истеблишменту шоубизнеса. И естественно, как все, возникающее внове, как контр что-то, все эти черты шоубизнеса в себя вобрал. А когда появилось «Радио Шансон» целый пласт культуры, который тогда не являлся официальным истеблишментом, вышел в эфир. Но внутри самого жанра уж больно много всего, чтобы это как-то каталогизировать. Шансон, как и рок, – это одновременно и культурное явление, и торговая марка, бренд. И, если говорить о русском шансоне как о культурном явлении, то впервые он стал упоминаться в связи с выходом пластинки Александра Вертинского в Париже. Достойные последователи Вертинского – это Петр Лещенко, Владимир Высоцкий, Александр Галич. Ну а сегодня, во времена глобального взаимопроникновения жанров и культур, любая характеристика мне кажется условной.

Меня беспокоит, что из шансона уходит контр-истеблишмент. Это знамя сейчас подхватывают молодые рэперы. Я их слушаю иногда, и у них все сложно: «моя морда в крови, но я встану, чтоб идти». И еще обязательно, чтобы оружие было. Непонятно только, где это они живут, что с ними такие события случаются. Где все это происходит? А шансон стал такой лапочкой, как если бы суровому дядьке накрутили кружева – остались сплошные пустые рыдания. Но я сейчас много жду от слияния шансона и рэпа (смеется). Хорошо, что сейчас меняется формат радиостанции, и она показывает всю палитру русской музыки. «Радио Шансон» в более или менее полной мере отражает песенную культуру.

Про песни и смыслы

«Ядрена-Матрена» о том, что для нас является основополагающим, главной духовной скрепой – это неожиданность какой-либо ситуации и принятие такого же неожиданного решения, чтобы из этой ситуации выйти. Я написал ее, когда случайно прочитал какую-то аналитическую статью о том, что большинство планов, которые были сформулированы в начале двухтысячных, или не выполнены вовсе, или реализованы совершенно не так, как планировалось. И я понял, что «Ядрена-Матрена» – это единственное, что на самом деле работает в нашей стране, и что не понять ни одному западному аналитику.

В принципе, хиты довольно легко вычисляются: главное поймать нужную музыкальную фразу, которая крепко засядет в голове, и на которой построится вся дальнейшая песня. Хит – это ремесло. А вот написание песни совершенно неожиданной для тебя, когда что-то снисходит сверху, и ты пытаешься разобраться, что же на тебя такое снизошло – и есть настоящий кайф. Мне очень нравится писать такие песни. В частности «Ты не бойся» и «Боги мои, боги» – вот это из той области. «Я скучаю по тебе» тоже была написана по полному вдохновению, и то, что она стала хитом, для меня стало неожиданностью. Редко когда такая тихая лирическая песня может завоевать сердца стольких людей. И это действительно здорово.

У меня хиты появляются после того, как я послушаю Иоганна Себастьяна Баха. Он минор так перекопал, что после него делать нечего.

Иногда пишутся песни, которые не совсем подходят для меня, не в моей стилистике. Тогда я ее предлагаю артисту, который лучше меня сможет донести эту песню до слушателя. Потому что я не жадина, и если что-то пришло свыше, но это не мое, лучше это отдать тому, кто сможет этим правильно распорядиться.

Про Михаила Круга и «Музыкальный ринг»

То, за что публика так полюбила Михаила Круга, я бы назвал «проникновенностью со скупой мужской слезой», в этом и был его особый шарм. Но в его творчестве найдется очень много по-настоящему глубоких и серьезных песен, которые, к сожалению, не стали всенародно известными. И это жалко, потому что всегда потребляется то, что проще, а какие-то глубокие философские изыскания автора остаются в тени. Но, наверное, это судьба любого рынка, в том числе и музыкального, когда что-то настоящее остается не востребовано.

С Мишей Кругом мы выступали на «Музыкальном ринге» в 1999 году. Тогда победа его была закономерной – он был на пике популярности и представлял тот пласт городской культуры, который определяют к шансону. Наверное, шансов на победу у меня не было, но и я шел на ту программу не с целью победить, а показать как можно большему количеству людей свои песни. Единственное, что омрачило тот день – я подхватил грипп, и выступать пришлось с температурой 39, поэтому я весьма смутно помню сам съемочный процесс. Хорошо, что мы успели 2 дня порепетировать с группой «Аэроплан» – ребята мне тогда очень помогли выступить на том «Музыкальном ринге».

Жизнь на сцене и за кулисами

Трофим я на сцене, а в остальных случаях я или Сергей Трофимов или папа. Папа, наверное, главнее остального. Кстати, если дочь попросит начитать для ее трека рэп – соглашусь легко. 

Непонятно, почему ко мне на концерты приходят люди с маленькими детьми. Все-таки у меня не очень детские тексты. Но тем не менее дети всегда танцуют под мои песни с большим воодушевлением.

Говорят, мне удаются очень яркие алкогольные образы. А на самом деле я не пью с 1993 года. Но память о тех ощущениях у меня сохранилась, и я очень четко помню себя выпившим. Поэтому и описывать отношения человека и алкоголя я могу вполне реалистично. Очень важно детей воспитывать не в ограничениях, а прививать им осознанность и понимание меры – что пить, сколько пить, где и с кем. То есть культура потребления алкоголя такая же, как и общий этикет поведения– мы же не закидываем ноги за стол, когда садимся к обеду. Другое дело, когда человек прибегает к спиртному от какой-то безысходности, от отчаяния и этим пытается заглушить свои проблемы. Вот это уже болезнь, это надо лечить, и таким людям надо помогать, потому что сами они не справятся. Я же просто в какой-то момент понял, что алкоголь мешает мне жить – мы с алкоголем оказались несовместимы на физиологическом уровне.

Рубрика: Культура и ТВ

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^