Новости дня

01 апреля, среда

























31 марта, вторник



















Яна Недзвецкая: артхаус или звягинщина — для меня оба слова ругательные

20:05, 18 марта 2020

Фото в материале: личный архив Яны Недзвецкой
Фото в материале: личный архив Яны Недзвецкой

Известный дизайнер модной одежды и режиссер Яна Недзвецкая представила в Москве свой первый полнометражный фильм «Убойные вести из Чухломы».

Сюжет картины построен вокруг Марка – модного стилиста, сделавшего невероятную карьеру в Москве. Он приезжает в Чухлому, где когда-то родился и вырос. Всего на три дня, но за это время происходит множество событий, которые возвращают персонажа в «ад» его детства. В главных ролях снялись Анна Чурина, Марина Яковлева, Марк Бенцлер, Серафим Двуреченский, Нияз Оспанбаев, Марфа Лемешева, Viktor Neb.

Кроме того, в фильме задействованы реальные жители небольшого северного городка, которые играют самих себя.

Примечательно, что при съемках фильма в двух экспедициях (на север, в Солигалич, Чухлому и в дальнее Подмосковье — город Озеры), фильм удалось снять за рекордно низкий бюджет – 4,5 миллиона рублей, включая постпродакшн и графику.

В России фильм был показан впервые две недели назад, а вот участники и гости ASTI FILM FESTIVAL смогли ознакомиться с работой в ноябре 2019 года в Италии, где картина получила гран-при в номинации «Лучший иностранный фильм».

Sobesednik.ru попытался узнать, что для Яны Недзвецкой важнее: чтобы костюмчик сидел, показать, как живет российская глубинка, или доказать себе самой, что и полнометражное кино ей вполне по плечу.

Экономим на прекрасном

— Яна, Вам стало тесно в мире дизайна? Почему кино?

— Мне интересно делать то, что до меня никто никогда не делал. Первый подводный показ «Хар-Магедон. Псалом 36:29» ошеломил своей смелостью много стран. Его показывали по ведущим каналам мира. Канал Fashion TV в Париже был в восторге от этого показа, разместил на своем канале и собрал гораздо больше просмотров, чем собирают самые известные мировые бренды. Было много шума по поводу этого показа. Российский Fashion TV, кстати, запросил кругленькую сумму за то, чтобы выложить этот ролик у себя. Послала их к черту, конечно. В России еще с прошлых веков больше ценят иностранное. Свои мало кому интересны. На втором подводном показе «Алфавит Бен-Сиры. Лилит» юные прекрасные модели прыгали со скалы высотой 10 метров в Черное море на Тарханкуте, в Крыму. И не только модели. Известная Актриса Юлия Арзамасова играла в этом ролике прекрасную Лилит. А солисты московского балета Александра и Михаил Киршины сыграли Адама и Еву. Эта короткометражка завоевала много наград на мировых фестивалях Fashion фильмов. А потом был уже более серьезный фильм о трагичной странице истории нашей страны «Исход 20». Мне всегда было интересно, как сейчас живут потомки лагерных вертухаев, охранников, начальников сталинских лагерей. Знали/не знали что творили их недалекие предки, и как с этим живут сейчас. Фильм тоже завоевал много наград в разных странах мира. В Майами, Чикаго и Сараево — сразу по 4 награды — забрала все, что можно.

На премьере первого полнометражного фильма «Убойные вести из Чухломы» и специалисты, и зрители сказали мне самое важное, что я хотела услышать — у меня есть свой стиль и мой фильм не похож на другие фильмы. Да, кто-то нашел нечто общее с Кирой Муратовой (известный кинорежиссер, сценарист и актриса - ред.), хотя ничего общего с Муратовой нет. У нас сейчас любят заигрывать с Европой и лепить для западных фестивалей чернуху — «звягинщину». Я считаю это довольно легким путем вползания на карачках на чужой сомнительный олимп, где взахлеб радуются, когда мы — русские, сами себя очерняем больше, чем нас очерняют. Хочется не вползать, а красиво подняться на этот олимп с красивым фильмом о нашей красивой стране. Чтобы сюжет и проблема фильма были понятны всему миру почти без слов. 

— Чего не хватает российским режиссерам?

— Наши режиссеры мало что понимают в дизайне и в цвете. Дизайн невероятно важен для фильма. Тем более цвет. На западе, даже если режиссер не соображает ничего, он ищет высококлассных профессионалов. Дизайнеры с громкими именами часто работают над костюмами для фильмов. Там на кино дают деньги спонсоры, а не государство, как у нас. Там невозможно заниматься распилом бюджета фильма, как это происходит долгие годы у нас.

Раньше пилили хотя бы 50/50, сейчас — две трети по карманам расходится, и лишь на 30% снимается кино. Потому оно часто убогое, картонно-пластмассовое с нищенской дешевой одеждой. Похоже, режиссерам всё равно, в чём актёр выйдет в кадр или на сцену. 

В моем фильме с точки зрения художественности и костюмов все выверено по цветам, по пропорциям. Нет никаких лишних пятен.

Однажды меня попросили сделать примерку костюмов для фильма одного знакомого у меня в шоуруме. Еле сдержалась, чтобы не позвонить знакомому, чтобы выгнал к черту художника по костюмам. Та явно пробежалась по рынку, собрала всё что можно было на распродажах и в масс-маркетах. И в этом барахле должны были сниматься актеры. Смешно. Не позвонила. Меньше конкурентов будет для моих фильмов. 

У нас в 90-х выходил сериал с Татьяной Арнгольц «Наследница по прямой». Многие мои знакомые восхищались: «Ты посмотри, как красиво одели актрису, когда она из Золушки стала вдруг богатой! Какие у нее наряды. Наконец-то в нашем сериале богатая похожа на богатую». И я отвечала: «А теперь догадайтесь, чья это одежда».

Я считаю, что одежда, эстетика в кадре — это 50% успеха любого фильма. Даже если он сам по себе ни о чем.

Конечно, у меня очень много косяков в фильме. Тем более, задумывался он как короткий метр. Это уже потом сюжет стал, как тесто нерадивой хозяйки, выползать за объем кастрюли. Но картинка — заглядение. Трейлер фильма — просто Голливуд, как говорили мне продюсеры и критики в осуждение. А меня это радовало. Лишь бы не говорили, что у меня получился артхаус или звягинщина. И то, и другое для меня — самое обидное ругательство. Зрителям мой фильм понравился, и это для меня самое главное. Кино — это визуальное искусство. Это не книжный роман и уж тем более — не аудиокнига. Как учил меня мой мастер во ВГИКе — Николай Фигуровский — зрители должны смотреть фильм с интересом, даже если выключен звук. На том и стою.

На премьере моего фильма «Убойные вести из Чухломы» я видела реакцию зрителей — они были в восторге, кажется, что они вообще впервые видели такое красивое русское кино. Жаль, что мало кто у нас в стране знает фильмы прекрасного российского режиссера и потрясающего визуала — Алексея Федорченко. Но не думаю, что наш зритель в состоянии досмотреть хотя бы один его фильм до конца. А мне хочется снимать для зрителя и безупречно по картинке.

Не хочу снимать фильмы в стол. Хочу чтобы их смотрели.

Главная проблема российского кино это...

— Проблема российского кино в том, что наши режиссеры часто не хотят снимать зрительские фильмы. Они снимают о том, как на Руси жить плохо, снимают про алкашей, наркоманов, бедняков, придурков законченных, чтобы потом «стричь» премии на зарубежных фестивалях. Потому что за рубежом хотят видеть, как мы здесь все загибаемся и скоро — конец это плохой России. Я хорошо знаю английский и постоянно общаюсь с иностранцами по всему миру. Всегда первая лезу поговорить и пообщаться. Я вижу, как у них округляются глаза и не складывается в голове пазл. Им-то долбят годами, что русские — это тупые придурки, алкаши и далее по списку. Да и сами эти русские так же про себя рассказывают на всех фестивалях мира. Значит — так оно и есть.

А я не понимаю главного — почему я должна идти в кинотеатр и платить за «звягинщину» свои кровные. А мне за мои же деньги будут рассказывать, что я тупое быдло и живу в говне. Зачем меня мордой тыкать в грязь? Эти фильмы не про меня, не про моих близких и друзей. Каков ты — таково и твое окружение — на том стою и в том уверена. Конечно, бывает всякое, и не только в России. Если бы вы слышали эти аплодисменты после показа моего фильма в Италии! Причем, только моего. И восторженные крики — «Прекрасно, как красиво! Где это? Что это? Куда можно поехать и это все увидеть?»

Снимать! Срочно!

— Почему фильм снимался в Чухломе?

— Как-то я разозлилась на мужа, сижу и тихонько говорю: «Вот, Чухлома тупая...» И тут меня осенило — откуда вообще взялось это выражение? Я залезла в этимологический словарь, и ахнула. Оказывается, Чухлома — это город. Да еще совсем недалеко от Москвы. Представляешь? Я, как и многие, кто посмотрел мой фильм, даже не знала, что есть такой город. Хотя мы с мужем объехали на машине всю европейскую часть России: от Белого моря и Соловков до самой западной части Крыма.

А ведь Чухлома находится всего в 500 км от нас. На следующее утро мы уже ехали в Чухлому. Это было осенью. Я всегда восторгалась Русским Севером — это моя любимая часть России. А в Чухломе, на закате, на берегу потрясающе красивого Чухломского озера, а потом у стен Авраамиево-Городецкого монастыря XIV века, стоя на высоком берегу, я сказала себе: «Я сниму здесь фильм!» Это должны видеть все, а не только я. То же самое я говорила себе на берегу Белого моря, где сняла фильм «Исход 20». А рядом с Чухломой расположен еще более красивый городок — Солигалич. Там у нас прошла большая часть съемок. 

Несколько раз возила туда съемочную группу, пока писала сценарий...

— То есть, вы не только режиссер, но и сценарист?

— … и на дуде игрец — как в известной поговорке. Творческая группа именно на съемках, на площадке — это я и хлопушка. Я не беру оператора и его помощника. Когда я закончила сценарий, мы очередной раз приехали в местный Дом культуры. И попали как раз на какой-то праздник с участием детских ансамблей. Там я и увидела этот чудесный детский танцевальный ансамбль — мне очень понравился их матросский танец. Этот праздник меня настолько вдохновил, было так колоритно, меня все это так впечатлило, что сценарий пришлось переписывать и всю суть истории переделывать. Я никогда в жизни не слышала эту дурацкую песню «Роза белая, роза алая», которую, как оказалось, поет вся Россия. Этот мотивчик потом долго еще сидел в голове у всей съемочной группы.

Надо сказать, что все мои фильмы рождаются благодаря интересным местам. Сначала находится каким-то случайным образом потрясающе красивое место, а потом уже в голове бьется мысль — что можно там снять.

Примерно такая же история была с короткометражкой «Исход 20»: мы поехали с мужем на Соловки, в Кемь. По дороге я вдруг случайно увидела маленькую стрелку и криво-косо написанное от руки слово Сандармох. Крикнула мужу : «Сворачивай!» Сама не поняла, зачем и почему. Вот так, совершенно случайно мы заехали на это страшное кладбище — Сандармох. К своему стыду, я ничего о нем не знала. А в этом урочище расстреляли около 10 тысяч человек, когда закрывали лагерь на Соловках. У меня в этом месте волосы дыбом встали. Мы шли к этому кладбищу, долго по узкой лесной дорожке, и вдруг перед нами появились бесконечные столбы-памятники с именами убитых. Это ужас.

Мы дошли до часовни, в которой лежала огромная толстая книга с именами всех убитых в этом месте. Я тут же в истерике стала листать эту книгу. Почему-то я была уверена, что мой прадед погиб именно там. Он не вернулся из лагеря. Могила его неизвестна. Я стала смотреть книгу — искать фамилию деда. Но в книге его имени я не нашла...

Вы только представьте себе -— сколько было убито людей, сколько нерожденных детей и внуков.

В общем, я тут же поняла, что должна снять хотя бы небольшой фильм об этом.

— Путешествуете по России с мужем, с ним же находите и места, где потом снимаете фильмы. Муж поддерживает Ваши идеи?

— Мой муж — тот самый близкий и родной человек, который помогает осуществить все мои безумные идеи. Он не ходит и не говорит, что мои задумки невозможно воплотить в жизнь, а берет и помогает.

Это ведь он во время съемки фильма «Убойные вести из Чухломы» надел гидрокостюм и залез в ледяную воду, чтобы помочь лодке, в которой сидел юный актер Серафим и от холода не мог грести веслами, лодка крутилась на месте. Илья просто спрятался за лодкой и толкал ее, плывя рядом в ледяной воде.

Вообще, ему везет на мороз и ледяную воду. В фильме «Исход 20» он также толкал среди льдов лодку с маленькой актрисой — Ксенией Кулеевой. Илья даже отгонял с заднего плана нерпу, которая, как назло, резвилась и играла на льдине в самый драматичный момент фильма. Для меня это особенно ценно. Я в своей жизни наигралась в любовь, теперь мне нужен надежный партнер рядом, на которого можно положиться всегда и во всем. Без него, в отсутствие бюджета, таких грандиозных проектов мне было бы не осуществить никогда. Он на съемочной площадке заменяет всю техническую группу.

Соль земли

— Главный герой вашего нового фильма — молодой дизайнер, приехавший из Москвы в родной город в глубинку. Про Вас? Были мысли вернуться в Воркуту?

— Совсем нет, у меня и в мыслях не было возвращаться, так что история героя фильма — точно не про меня. Она родилась как-то сам собой. Чухлома сюжет подкинула, и конечно друзья, подруги, сотрудники. Все они приехали когда-то в Москву из своих дальних уголков России. Причем, заметь, у меня нет ни чисто положительных, ни чисто отрицательных героев — они все меняются и всегда по-разному себя проявляют. Все как в нашей жизни. Нет заведомо подлецов и заведомо героев. Обстоятельства жизни диктуют нам всем форму поведения. Герой может легко превратиться в подлеца, а подлец вдруг стать героем.

Весь фильм мой зритель сидит и думает: а кто здесь положительный герой? Стилист или дизайнерша? Мальчишка блогер-подленыш, новый «Павлик Морозов»? А оказывается, что это довольно подлый старший сын мэра, который в школе издевался над Марком, троллил его, был детским кошмаром главного героя. В итоге, этот сын мэра — единственный, кто вкалывает в нашей стране. Как Лопахин в «Вишневом саду». Вот такие, кто честно работает, как он, и есть соль нашей земли. Это не специально так вышло, герои вышли из под контроля.

— Ну как — не специально: а «Исход 2.0», а «Что думает о моде дохлый кролик», который вы в коровнике снимали? Тянет же к земле, к крестьянам?

— В «Кролике» я иронизировала, конечно. Но я действительно считаю, что люди, создающие материальные блага нашего мира, — и есть соль земли, хотя как раз они сейчас совсем не популярны и меньше всех зарабатывают. Больше всех зарабатывают те, кто о себе громко кричит в сетях. Особенно блогеры. Высокооплачиваемые программисты и все, кто обслуживает интернет и живет в нем — самый модный пласт современного общества в нашем веке. Хотя непонятно, что они будут есть, если весь мир вдруг нырнет в интернет. Жрать-то хочется всем и всегда. Мне обидно, что столица высасывает из регионов все таланты, забирает себе лучших. Голод на профессионалов сейчас в регионах огромный.

С другой стороны, у людей в регионах намного больше времени, чтобы задумываться над собственной жизнью и собственной судьбой. Как мне кажется, они более философски относятся к жизни. Мы об этом в суматохе своей редко задумываемся.

Москва и все столицы мира живут и работают преимущественно ради карьеры и денег. Регионы живут, похоже, больше ради самой жизни, своего окружения, соседей, интереса к своей работе, своих детей. Которые, впрочем, все равно уедут в Москву, как ни печально. В том же Солигаличе учительница музыкальной школы работает в школе за сущие копейки и как педагог искренне переживает за своих детей, которые выступают на сцене. Это очень важно. У них свои правила жизни — и об этом мой фильм тоже.

Россию любить дорого

— Вот вы фильмы Звягинцева не любите, а ведь после «Левиафана» в ту самую Териберку, где снималась картина, туристы начали активно ездить (хоть местные этому и не сильно рады). Как думаете, такие фильмы помогают развивать внутренний туризм? Чухлома может стать очередным модным центром притяжения для туристов?

— Если дорого любить свою родину — сделай так, чтобы любить ее было бюджетно. Комфорт, инфраструктура — кто ее делает? Люди! Жители страны! Почему весь Китай лет 30 работал без единого выходного по 14 часов в сутки и восстановил свою страну из руин? Именно Китай теперь — первая экономика мира. Мы так можем? Нет, конечно. Потому мы и не первая экономика мира. Так на кого жаловаться? Только на себя. В Италии на фестивале многие записывали это сложное для них слово — Чухлома, они наверняка захотят приехать туда и посмотреть все своими глазами. 

Хватит уже иностранцам в Москву ездить — пусть Русский Север посмотрят. Увидят потрясающе красивый восстановленный деревянный терем в Асташово под Чухломой, познакомятся с прекрасными людьми, которые его восстановили. Есть еще и такие бескорыстные люди в России, кто не разваливает, а восстанавливает и возрождает историю нашей страны. 

Вообще природа — это третий герой моих фильмов. Все мои фильмы — и короткие, и полный метр — видовые. 

Жаль, что среди наших сограждан внутренний туризм пока недооценен. Это и понятно. Маловато еще бюджетных уютных гостиниц. Наша съемочная группа с большим трудом разместилась в двух гостевых домах Солигалича. Больше жить было негде. В город даже газ не провели, что меня просто возмутило! Ладно, в деревнях нет газа, но как ухитрились не провести газ в город — это просто преступление! Конечно, в фильме об этом есть.

— Скорее — переоценен: просто дорого летать, ездить.

— Это, конечно, оскорбительно. Я тут увидела рекламу, что сейчас за 16 тысяч рублей можно в Нью-Йорк слетать туда и обратно. В Стамбул вообще за 4 тысячи... Да куда угодно. А попробуй слетать во Владивосток или на Сахалин. А почему билет в Мурманск стоит столько же, сколько и в Италию, а то и дороже? Конечно, проще ехать куда-то за рубеж, а не знакомиться со своей страной. Кто виноват? Что делать? Извечные наши вопросы, на которые мы сами не в состоянии ответить. А я знаю ответ. Виноваты мы сами. Надо работать. Как сын мэра в моем фильме. Как ни странно. Но удобнее всегда винить кого-то в том, в чем виноват сам. Отличная позиция.

Рубрика: Культура и ТВ

Поделитесь статьей:
Колумнисты

^