Новости дня

03 апреля, пятница




02 апреля, четверг






























01 апреля, среда










Спектакль "Люся" – для тех, кому не чужда ностальгия по великой актрисе

03:23, 13 марта 2020
«Собеседник» №09-2020

Фото: Global Look Press
Фото: Global Look Press

Накануне 8 марта в Театре имени Вахтангова сыграли премьеру. «Люся. Признание в любви» – это и спектакль–посвящение Людмиле Гурченко, и мюзикл – жанр, который так жестоко ускользнул в свое время от Людмилы Марковны. 

«Люся» – спектакль не для прожженных театралов или музыкальных критиков. Эта история будет понятна обычным зрителям, для которых Гурченко была своей, знакомой, любимой. Для тех, кому не чужда ностальгия в хорошем смысле этого слова. После спектакля актриса станет еще ближе. «Любовь» – ключевое слово, на котором держится постановка, родившаяся на квартирниках у Сергея Сенина в Музее-мастерской Гурченко в Трехпрудном переулке. 

Эпизоды, поставленные на сцене, взяты из книг актрисы. Любовь к своей работе, к дочке, к родным харьковским дворикам, от которых приходилось отрываться ради поездок сначала в Москву, а потом по всему миру, и к отцу – обаятельному, простому и излучающему счастье мужичку, разговаривающему на очаровательном суржике и распевающему песни то на украинском, то на русском, а то и вовсе на каком-то странном, но очень народном языке: «Распростри глаза ширей! Не стремняйсь и дуй свое!»

Global Look Press

Песен много. Как и костюмов. Нонна Гришаева, сама звезда мюзиклов, находит в себе многое из того, что переживала Гурченко. Она копирует звезду советского экрана ровно настолько, насколько это нужно, чтобы не скатиться в пародию. Но, пожалуй, и не дает повода усомниться: да-да, это и есть та самая Гурченко, которая удивительно интересно рассказывает о себе, о гастролях, о встречах с нелепыми обаяшками-простаками где-нибудь в поезде, о Басилашвили и Миронове, Гердте и Никулине, о родном советском «Аэрофлоте» с посиневшей курицей на обед, о войне... Да, даже в рассказах о войне, не говоря уже о мелких актерских интрижках, сквозит какое-то совершенно феноменальное жизнелюбие и... все та же любовь. Да, она, еще совсем маленькая девочка, и немецких солдат покорила своим талантом, спев... «Катюшу», и притащила домой целую миску фасолевого супа. 

В самом начале спектакля Нонна Гришаева объясняет, почему именно она играет Гурченко. Объясняет, сидя перед зеркалом, какие обычно располагаются в актерских гримерках: «Девять лет ее нет с нами... С раннего детства, когда я карабкалась на табуреточку, меня сравнивали с ней. Папа так же обожал свою доцю. И в Щукинское училище поступала в обнимку с ее книгой...»

– Я не могу приехать домой в Одессу, поэтому монолог о любимом Харькове мне произносить очень сложно: всегда комок в горле, слезы, – за кулисами после предпремьерного показа Нонна перечисляла все, что ее объединяет с образом Гурченко. – Папа – еще одна опорная точка, бесконечно люблю. Вот только в кино ничего такого вроде «Механика Гаврилова» или «Вокзала для двоих» до сих пор не сыграла... Все жду. 

На эту роль Гришаеву позвал вдовец Гурченко – Сергей Сенин.

– Он позвонил и предложил. Я была поражена. Я пробовалась в кино, но меня не утвердили (в сериале «Людмила Гурченко» роль досталась Юлии Пересильд. – К. Б.). Я была ужасно расстроена, потому что знала: я это должна играть, никто так не сыграет. 

***

Материал вышел в издании «Собеседник» №09-2020 под заголовком «Девять лет ее нет с нами». 

Рубрика: Культура и ТВ

Поделитесь статьей:
Колумнисты

^