Новости дня

17 сентября, вторник













































Поклонник Элины Быстрицкой: В нее были влюблены Козаков и Бондарчук

01:04, 14 сентября 2019
«Только звезды» №17-2019

Элина Быстрицкая // фото: Global Look Press
Элина Быстрицкая // фото: Global Look Press

Сценариста, режиссера и писателя Владимира Васильева на «Мосфильме» знают все: он – один из старейших сотрудников легендарной студии, его трудовой путь начался аж в 1955 году.

– Моей большой любовью была Элина Быстрицкая, – рассказывает Владимир Николаевич. – Помню, когда впервые ее увидел – 26 июля 1955 года. Это был первый день моей работы в кино. А она пробовалась на главную роль в фильме «Убийство на улице Данте». Уже была знаменита – вышел фильм «Неоконченная повесть», где снималась с самим Сергеем Бондарчуком. Рассказывали, он пытался за ней ухаживать. Но она его отвергла... Узнав, что я играю на трубе, а еще на пианино и гитаре, Элина попросила меня научить и ее, хотя бы немного – это требовалось для роли. И мы занимались музыкой. Рядом с Быстрицкой у меня перехватывало дыхание. Но было смешно даже надеяться на взаимность. Она на одиннадцать лет старше, относилась ко мне, как к младшему брату. 

Писатель, сценарист и режиссер Владимир Васильев
// фото: стоп-кадр / Youtube / Россия 1

Был в нее влюблен и Михаил Козаков. И тоже без взаимности. Возможно, в отместку через много лет в книге мемуаров он написал, будто Быстрицкую отстранили от роли в фильме «Убийство на улице Данте», потому что она якобы с ней не справилась. Ложь! Она тяжело заболела, лечиться предстояло три месяца. И по распоряжению мосфильмовского начальства ее заменили, сыграла Евгения Николаевна Козырева. На некоторых кадрах осталась Элина, если присмотреться, ее можно узнать. 

«Моргунов был хохмач и матерщинник» 

– С Евгением Моргуновым мы познакомились в 1969-м, он снимался в главной роли в моей первой короткометражной картине «Когда торопят минуты». Он был хохмач и матерщинник, всегда с шутками-прибаутками. Я называл его на «ты», но по имени-отчеству: Евгений Александрович. Он при встречах приветствовал меня так: «Вовик – хрен тебе в лобик, давай рассказывай, чего нового у тебя?» Вместо «хрен», честно говоря, было другое слово, менее литературное...

Была такая история. На «Мосфильме» проходил партсъезд, в большом зале собрались несколько сот человек. Все – члены партии, с сосредоточенными лицами, в строгих костюмах. Секретарь собрания предоставил слово Моргунову. И тот с трибуны произносит с каменным лицом: «Уважаемые коммунисты! Я только что вернулся от Юрия Владимировича...» В зале возникла гробовая тишина, все подумали, что он ездил к Юрию Владимировичу Андропову, который в те годы был председателем КГБ СССР. А Моргунов закончил: «...от Юрия Владимировича Никулина. Он просил передать всем привет!» 

Моргунова народ любил, он везде проходил бесплатно: на футбольные матчи, в кинотеатр. Шутил на этот счет: «Моя рожа всюду пропуск». Он умел извлекать выгоду из своей узнаваемости. Как-то Евгений Александрович пригласил меня в ресторан «Варшава». Там по случаю очередной победы в матче гуляла футбольная команда, тренер – знакомый Моргунова. Стол буквально ломился от закусок и выпивки. Актер был доволен: «Наедимся, ох, наедимся». Достал из кармана сетку, в таких раньше продукты носили. Попросил официантов: «Рыбки мне заверните с собой. И колбаски отрежьте, вот той. И бутерброды». И сам поужинал, и с собой еще унес, домой, семье. 

«Белов страдал паническими атаками» 

– Руководство ГАИ заказало мне картину «Светофор». Там хотели, чтоб в ней снялась гайдаевская троица. Я договорился со всеми. Жутко занятый в цирке Никулин нашел окошко для съемок. Моргунов дал согласие, Вицин тоже. И вдруг за пару дней до начала съемок Георгий Михайлович исчез. Домашний телефон молчал. Я был в панике. Директор «Мосфильма» обещал открутить мне голову и сказал: «План горит, ищи замену артисту!» Я оставил в фильме Моргунова, а вместо Никулина (с ним я объяснился, он не обиделся) и Вицина пригласил Савелия Крамарова и Юрия Белова. С Крамаровым сработались, а вот с Беловым было сложно. Он страдал паническими атаками. Ставлю перед ним актерскую задачу: «В этой сцене сыграй так, будто ты Рубинштейн – великий дирижер». А Юра вдруг начинает метаться, плакать и повторяет: «Не могу сыграть, как Рубинштейн, потому что я – Белов». Очень хорошо пел, дисциплинированный был, талантливый, но серьезно болел. С огромным трудом мы досняли сцены с его участием... А через месяц, когда фильм был готов, смонтирован и принят руководством ГАИ, объявился Вицин. Оказалось, уезжал на юг сниматься в другом фильме. Там у него было сорок съемочных дней, главная роль и высокий гонорар. Выгоднее, чем сниматься у меня, я понимаю, но мог хотя бы предупредить! Он этого не сделал, подвел меня. Конечно, я на него был обижен. 

«Главными донжуанами «Мосфильма» были Гафт и Крамаров» 

– Главными донжуанами «Мосфильма» были Валентин Гафт и Савелий Крамаров. Валя женщинам очень нравился. Как-то мы с ним шли по киностудии. Вдруг навстречу Леночка Изоргина, невероятно красивая девушка, недавно устроилась декоратором. Валя встал как вкопанный. Спросил меня шепотом: «Ты ее знаешь?» – «Да». – «А она замужем?» – «Вроде нет». – «Я на ней женюсь». И ведь женился! Вот только они через несколько лет брака развелись. Потому что Валя продолжал влюбляться в красивых женщин, а те отвечали ему взаимностью. Какой законной жене такое понравится?

А Крамаров любил пофорсить. На «Мосфильм» приезжал на иномарке. Из салона выпархивали одна, две, а то и три красавицы. Каждый раз разные. Он с ними прямо на остановках знакомился: «Девушки, хотите, подвезу с ветерком?» Ну кто же откажется прокатиться со знаменитым артистом? И при этом Сава жил в коммуналке. У него была уже всесоюзная слава, но он не имел отдельной жилплощади. Узнав об этом, я позвонил приятелю, занимавшему пост первого секретаря райкома комсомола: «Ты знаешь, что Савелий Крамаров живет в коммуналке?» Через месяц артист переехал в отдельную однокомнатную квартиру. Позвонил, очень благодарил. 

Поделитесь статьей:


Колумнисты






^