Новости дня

19 сентября, четверг







































18 сентября, среда






"Крамаров знал, что ему не сыграть Гамлета, но и роли идиотов ему надоели"

11:01, 21 августа 2019
«Жёлтая газета. Зажигай!» №32-2019

Савелий Крамаров // фото: личный архив Елены Милявской
Савелий Крамаров // фото: личный архив Елены Милявской

Необыкновенная внешность и недюжинный актерский талант – в этом весь Савелий Крамаров. 13 октября этого года одному из самых популярных артистов советского экрана исполнилось бы 85 лет.

Артист умер, когда ему было 60 лет, на чужбине, но любят его здесь, на Родине, любят за роли простаков, фразы которых ушли в народ. «Джентльмены удачи», «Неуловимые мстители», «Иван Васильевич меняет профессию»,  «Большая перемена», «12 стульев» – на счету актера около ста ролей. 

Перед отъездом за рубеж Крамаров делился с близкими самым сокровенным. Об этом впервые рассказывает Елена Милявская, дочь известного конферансье, поэта-песенника Олега Милявского, в доме которого часто бывал артист. По сути, он оттуда и улетел за океан.

Елена Милявская

Каким в жизни был друг вашей семьи?

– Савелий Викторович провел в нашем доме не один день и не одну ночь, мне было лет 15–16, когда он впервые к нам пришел. Это было в конце 78-го или начале 1979-го. Ранее он пересекался с моими родителями Олегом Анатольевичем и Натальей Леонидовной в гостях у других людей. За не самой привлекательной его наружностью скрывалась тонкая натура. Деликатный, с хорошим вкусом, он был вынужден всё это скрывать в силу навязанного ему экранного образа. Он понимал, что ему никогда не сыграть Гамлета, но и роли идиотов ему надоели. Он был собранным, серьезным, чрезвычайно интеллигентным человеком. 

Перед отъездом на Запад он делился с вами, чем рискует?

– Крамаров не знал, как себя позиционировать в качестве артиста, он понимал, что там его карьера будет начинаться с эмигрантских кругов. Америка была единственной альтернативой для него, в Израиле русская культура была еще не распространена. Будучи профессионалом высокого класса, он понимал, что туда надо приехать не просто с хорошо записанными видеороликами, но и с более серьезным багажом, например со связями. Были у него там кое-какие знакомые, но в принципе он ехал в полную неизвестность. 

Столько фраз Крамарова разлетелось на цитаты! «Глянул в стороны: гроб с покойничком летает над крестами, а вдоль дороги мертвые с косами стоят. И тишина!..» Как вы думаете, сам актер был суеверным?

– Он был глубоко религиозным человеком. Он интересовался, как держать субботу, не смешивал синтетическое с натуральным. Пробуя еду, которая стояла на столе, он прежде всего спрашивал, как это готовилось. Блюдо должно было быть кошерным. Если в мясных блюдах была сметана или сливки, он чуть не выплевывал эту еду себе в руку. Он стремился придерживаться всех канонов и законов, которые диктовала еврейская религиозная традиция.

В комедии «Джентльмены удачи» герой Крамарова Косой на даче у профессора закладывает Хмыря Доценту: «А он еще губной помадой на зеркале голую женщину нарисовал». Как у Крамарова складывались отношения с дамами? 

– Мужчина с большой харизмой, как сейчас принято говорить. Кроме знаний кинематографа, он обладал огромной эрудицией и прекрасным чувством юмора. Крамаров нравился женщинам. К нам он приходил в сопровождении красивой женщины, это была его учительница английского. Я так понимаю, он состоял с ней в более близких отношениях. Это были отношения не только ученика и преподавательницы. Похоже, она была его дамой сердца. Язык ему было учить сложно, ярко выраженных лингвистических способностей у него не было. Между этой парой всё было достойно и интеллигентно. Но когда заходила речь о его отъезде, об их расставании, у нее на лице было грустное выражение. Она была очаровательна!

Как Крамаров одевался, следил за собой?

– Очень! Он уделял своей внешности большое внимание. Тщательно следил за фигурой. Был одет с иголочки, а пахло от него дорогим парфюмом.

Этому уникальному человеку был отмерен срок всего лишь в 60 лет. Вы заметили, в чем была его драма?

– Савелий очень много рассказывал о своей маме, чувствовалось, что между ними была очень сильная эмоциональная связь. Могила мамы была самым дорогим, что у него было, из-за чего он не хотел уезжать из СССР. Драма состояла в ее раннем уходе, Савелию было всего 16 лет, когда не стало Бенедикты Соломоновны. Как только он начинал о ней говорить, на глазах появлялись слезы, и он этого не стеснялся.

Поделитесь статьей:


Колумнисты






^