Новости дня

17 июня, понедельник



























16 июня, воскресенье


















"К любому голосованию надо подходить серьезно". Эксперт по выборам – о "Голосе. Дети"

20:01, 21 мая 2019
«Собеседник» №18-2019

Кадр: проект «Голос. Дети»
Кадр: проект «Голос. Дети»

«Первый канал» решил не заминать историю с сомнительной победой дочери Алсу в проекте «Голос. Дети», а погасить ее, проведя спецвыпуска шоу 24 мая.

Отмена результатов выборов, да еще и в России, да еще и вследствие народного гнева – это, безусловно, прецедент. Стоит того, чтобы обсудить случившееся на детском «Голосе» с лидером взрослого «Голоса» (движения в защиту прав избирателей, следящего за честностью выборов на региональном и федеральном уровнях. – Ред.) Григорием Мельконьянцем.

Может, мы слишком серьезно отнеслись к нарушениям на «Голосе»? Ведь это всего лишь детский конкурс.

– К любым выборам надо подходить серьезно. «Голос. Дети» – полноценный конкурс, у которого есть правила, победители, денежный приз. Процесс подсчета голосов должен быть под строгим контролем, о чем сейчас «Первый канал» с владельцами шоу (голландская медиакомпания Talpa. – Ред.) и задумались.

До сих пор все было отдано на откуп тем сервисным компаниям, которые занимаются обработкой поступающих голосов. А они заинтересованы в одном – количестве звонков и сообщений, так как каждое из них стоит отправителю денег. Если компании будут активно бороться с мошенничеством при голосовании, с ботами (программы для накрутки голосов. – Ред.), то столкнутся со снижением прибыли. К сожалению, в России никто не занимается серьезными исследованиями опросов с помощью сервисов. Ситуативно возникла проблема – пытаются разобраться. Но детальных отчетов нет, отрасль живет на доверии.

Вот мы и думаем: верить ли обещаниям «Первого», что случившееся не повторится?

– Посмотрим. Раз целостность голосования была нарушена, в любом случае необходимо полностью дезавуировать итоги. На кону репутация. Дабы избежать воспроизведения проблем первого голосования, стоит договориться о некой фильтрации. А лучший контроль – публичность. Надо публиковать все полученные данные (в обезличенном или усеченном виде), чтобы любой мог удостовериться в уникальности голосов.

Ждете, что после этой истории люди станут требовательнее к прозрачности подсчета результатов тех же думских выборов?

– Думаю, на это можно надеяться. Жаль только, что подобного рода скандалы подрывают доверие к электронным системам, с помощью которых все чаще учитываются голоса граждан. Сейчас в Москве продвигается дистанционное голосование через интернет, когда избиратель может зайти в свой личный кабинет на портале госуслуг и проголосовать за депутатов Мосгордумы. Возможно, в будущем мы сможем таким же образом выбирать Госдуму и президента. Но из-за того, что совершенно бездарно организована защита этих систем, существующих сейчас только для сбора денег, но никак не для гарантии безопасности опросов, доверие к новым технологиям подрывается на годы вперед.

И все-таки я не пойму переполоха с «Голосом». Не президента же «перепутали».

– Это парадокс. Получается, что телевизионные передачи для наших граждан ближе и важнее, чем люди, которые будут принимать законы и решать их судьбу. Телевизор каждый день с тобой, он вызывает эмоции. Чувства несправедливости люди, очевидно, не лишились. Сочтя, что первое место в «ящике» отдали кому-то незаслуженно, стали негодовать. На настоящих выборах к этому уже все вроде привыкли, а тут что-то прекрасное – дети, песни. Телезрители не предполагали, что и тут возможен обман...

При этом, я уверен, у людей потихоньку начинают формироваться эти связки. О том, что не только телевизионные, но и любые выборы должны проходить честно. Что в результате народного возмущения несправедливостью возможен пересмотр результатов. Что люди могут чувствовать себя победителями. Ведь именно в результате их жесткой позиции те, кто наверху, вынуждены были принять такое нетрадиционное для нашей страны решение.

Только цифры

Промежуточные результаты проверки итогов голосования компанией Group-IB показали, что с 300 номеров одного оператора было отправлено более 8000 СМС. Из-за техсбоя в них попала часть кода, написанного для автоматизированной отправки сообщений за конкурсанта под номером 7 (Микелла Абрамова). Более 30.000 голосов накручено с номеров, следующих подряд – с последними цифрами 38, 39, 40, 41 и т.д.

Отрыв дочери Алсу от Максима Ержана, занявшего второе место, составил более 80.000. Даже при минусовании этих 38.000 левых голосов Микеллу все равно можно считать победительницей. Если, конечно, в окончательном отчете (его обещают к концу мая) не появятся новые данные.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №18-2019 под заголовком «Дети в ботах».

поделиться:


Колумнисты


Читайте также