Новости дня

20 ноября, вторник













































Илья Олейников мечтал о популярности и бежал от нее

«Собеседник» №40-2018

Илья Олейников в мюзикле "Пророк" – своем любимом и, увы, последнем детище // фото: Геннадий Усоев / Global Look Press
Илья Олейников в мюзикле "Пророк" – своем любимом и, увы, последнем детище // фото: Геннадий Усоев / Global Look Press

Он прожил в «Городке» почти двадцать лет. А параллельно были съемки в фильмах, театральные антрепризы, концерты. Кажется, что до обидного мало успел сыграть Илья Олейников. Хотя многие могли бы позавидовать его популярности и народной любви. 

Весной 2012 года мы приехали в дом Олейникова в Порошкино, что в получасе езды от Санкт-Петербурга. Ехали из других гостей – от народной артистки Нины Усатовой. Узнав, что собираемся к Олейниковым, Нина Николаевна передала коллеге бутылочку настойки собственного приготовления. 

– Пожелайте от меня Илюше здоровья! – наказала актриса. Всем уже было известно, что у Ильи (он не любил, когда его называли по отчеству) обнаружили онкологическое заболевание. К тому времени он прошел курс химиотерапии, после чего полностью облысел и потерял свои знаменитые роскошные усы. 

В тот день мы запланировали сделать материал не с ним, а с его сыном, музыкантом Денисом Клявером. Но немного пообщаться нам все же удалось. Олейников лежал в гостиной. Хрипло поздоровался, поинтересовался, как дела в Москве. Было заметно, как ему тяжело. Он с трудом дышал, постоянно кашлял. Его супруга Ирина накрыла на стол (ее блинчики и пирожки трудно забыть). Мы угощались, смеялись, но внутри было очень горько осознавать, что, возможно (а так и получилось), мы видимся с Ильей в последний раз. 

Мы познакомились в середине 1990-х. Программа «Городок» уже шла по ТВ, была популярной, и я приехал в Питер сделать интервью с ведущими передачи. Илья пригласил в свою квартиру на Московском проспекте. Помнится, я был удивлен количеству тарелок, висевших на стенах: Илья привозил их из разных стран. А еще – какие-то небольшие скульптуры и куколки – это уже семейная коллекция. Тогда Илья в шутку жаловался на свою излишнюю узнаваемость.

– Я теперь в свою любимую котлетную не могу зайти, не дадут спокойно перекусить, – рассказывал артист. – Раньше мечтал о популярности, а теперь избегаю. Помню, однажды стою на остановке. А меня уже показывали иногда по телевизору. Замечаю, как смотрит на меня пристально один мужичок. Смотрит, смотрит, а потом двинулся в мою сторону. Ну, думаю, узнал, вот она, слава пришла. А он подошел и шепчет: «Мужчина, у вас ширинка расстегнута». 

Во время нашей беседы Олейников вскочил и потянул меня с собой. Открыл комнату: 

– Познакомься, мой сын Денис. Скоро станет известным на эстраде. Денис, сыграй что-нибудь на пианино.

В тот период Клявер только начинал свою карьеру в дуэте «Чай вдвоем» и еще не был таким узнаваемым. Знаю, что отец во многом помогал сыну в музыкальных начинаниях. 

– Когда отец впервые увидел Стаса Костюшкина (партнер Дениса по группе «Чай вдвоем». – Ред.), послушал наши песни, то вдруг сказал: «А почему бы вам дуэт не сделать?» – вспоминает Денис. – Мне тогда было девятнадцать лет, я даже и не думал об этом, мы просто дурачились, что-то придумывали, играли. А вот отец подумал, подсказал. Помню, мы со Стасом сняли на видео свой первый концерт в Питере. Поехали с папой в Москву к одному телепродюсеру просить поставить это шоу в эфир. Тот согласился, но предложил сходить на одну вечеринку – потусоваться, «засветить лицо». Я пообещал, совершенно забыв, что в этот день у нас концерт в Литве. Потом подумал: «Да ну, не пойдем на эту вечеринку! Зачем она нужна?» И вот мы со Стасом едем в поезде. Пять утра. Вдруг стук в купе. Заспанные открываем. Стоит девочка – организатор наших концертов, испуганная такая, и говорит: «Срочно выходите из поезда, папа вас ищет». Мы соскакиваем на какой-то станции, нахожу там телефон, звоню отцу. А он кричит: «Оболтусы, вы где? Какой концерт? Ты что, не понимаешь, что вам сегодня надо быть в Москве на этой тусовке? Это не просьба, а приказ! Иначе не видать вам эфира. Срочно вылетайте!» Я ведь тогда ничего не понимал в шоубизнесе, а папа молодец, подсказал.

«Пророк» приблизил смерть?

Судьба постоянно дразнила Олейникова начиная с восемнадцати лет. Отучился в эстрадно-цирковом училище, сразу пригласили в кино, в «Трембиту», рядом такие мэтры – Ольга Аросева, Евгений Весник. А потом – бац! – армия. После нее пришлось начинать заново. Работал в Молдавской филармонии, мыкался, ездил по городкам с выступлениями в сборных концертах. Потом переехал в Москву, устроился в Москонцерт и… встретил будущую супругу Ирину. Уехал к ней в Ленинград и снова всё заново начал – пошел работать в Ленконцерт. Там возникли проблемы с фамилией (Клявер посчитали неафишной), пришлось взять фамилию жены. Сложился эстрадный дуэт с Романом Казаковым, пошли эфиры в популярных телепередачах. Но Казаков рано умер, и Олейникову пришлось опять начинать сначала. Затем случился «Городок». 

Удивительно, но и Юрий Стоянов, и Илья признавались, что за многие годы совместной работы ни разу не поссорились. 

– Покричать, поматериться можем, словарный запас у нас обоих обширный, – рассказывал Олейников. – Да и происходит такое, как правило, в рабочие моменты. Оторались, выплеснули накипевшее, наболевшее – и вперед, дальше творить. Если ты что-то делаешь от души, важное для тебя самого, легко получиться это просто не может. Дети в муках рождаются – извините, если вам не нравится такое сравнение, но оно как нельзя более точное.

Знаменитыми усами Илья обзавелся сразу после службы в армии и после этого сбривал их только один раз. 

– Однажды под Новый 2004 год папа, мама, я  приехали ко мне домой праздновать, – рассказывал мне Денис Клявер. – Вдруг спрашиваю за столом: «Папа, ты давно усы сбривал?» Он ответил: лет двадцать или тридцать назад. «А слабо сбрить?» – говорю. Он: «А давай!»  И сбрил. Вышел из ванной, мама прямо ахнула: «Не подходи ко мне!» Ну совершенно другой человек! Пока усы снова не отросли, он кайфовал, ходил по городу совершенно неузнаваемым.

В конце своей жизни Олейников задумался: ему стало тесно работать лишь в рамках передачи «Городок». Он придумал мюзикл «Пророк» – притча о блудном сыне и мудром слепце. Однако продвигать замысел оказалось делом тяжелым. Для воплощения идеи Олейникову пришлось продать питерскую квартиру и переехать за город. Но мюзикл «не пошел». Было всего лишь несколько показов. Причины назывались разные:  артистов, которые работали в разных театрах, собрать сложно, прокатчики не могли хорошо продать мюзикл. Так все и затухло. Олейников очень страдал из-за того, что погибло его детище. Говорят, эти переживания и приблизили болезнь. 

Илья Олейников умер 11 ноября 2012 года. Ему было 65 лет. Супруга артиста Ирина рассказывала на похоронах, что в больнице Олейников старался держаться спокойным и даже хохмил: 

– Он уже лежал в реанимации, а я сидела рядом. Вдруг Илья повернулся ко мне, подмигнул и пошутил: «Смотри, какую халтурку я тебе подкинул».

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №40-2018 под заголовком «Илья Олейников в реанимации придумал халтурку».

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания