Новости дня

17 августа, пятница








16 августа, четверг

































15 августа, среда




"Гоголь. Вий": закрытый детектив и возвращение в прошлое


Александр Петров в роли Гоголя // Пресс-служба ТВ3
Александр Петров в роли Гоголя // Пресс-служба ТВ3

Обозреватель — Sobesednik.ru о том, зачем идти на новые серии хоррора «Гоголь» и чего ждать от фильма «Гоголь. Вий».

Прошлой осенью вышедший на большие экраны «Гоголь. Начало» установил рекорд, показав третий стартовый результат для отечественных фильмов 2017 году. Это было неудивительно: предназначенная для показа на телевидении картина отлично смотрелась и в кино. В отличие от множества фильмов, производимых в России, «Гоголь» — это, пожалуй, один из немногих качественных саспенсов, представленных на отечественном кинорынке.

Этой весной «Гоголь» возвращается снова. Зрителей ждут две серии — «Заколдованное место» и «Вий». Первый эпизод построен по принципу закрытого детектива, где зритель в самом начале видит убийство (или что-то, что выдается за убийство), но не видит преступника. Этим сценаристы создали хорошую интригу: зритель пытается угадать, кто преступник — таинственный всадник или новый злодей? 

Однако с течением фильма интрига и сюжетные повороты заходят в тупик. «Заколдованное место» не дотягивает до других эпизодов: если появление нового персонажа как-то и объясняется, то о его связи с всадником (или ее отсутствии) остаётся только догадываться. Сама история кажется несколько притянутой за уши, особенно в самом конце, когда сценаристы убивают двух героев, никак в сюжете не раскрытых.

Не вызывает положительных эмоций и компьютерная графика: весь саспенс рушится, когда на экране появляется новый злодей, выглядящий так, будто его вырвали из компьютерной игры.

Интересно, что в этой серии раскрывается вера Гоголя в бога. Это смотрится несколько странно, учитывая все обстоятельства, в которых герой оказывается, но вместе с тем такая деталь привлекает к себе внимание. Не ясно только, прописали ли это сценаристы только потому, что того требовал сюжет, или они пытались приблизить героя к его реальному прототипу.

Гораздо более выигрышней выглядит на этом фоне «Вий», хотя сам Вий и напоминает Око Саурона. Ощущение саспенса и легкой тревоги здесь держится намного дольше, а серьезные драматические моменты отлично разбавляются ненавязчивым юмором. Здесь и про Гоголя, и про его прошлое зритель узнает больше, что, конечно, не может не радовать. И даже несмотря на то, что эпизод практически кишит кровавыми убийствами — и животных, и людей, — все это только подогревает интерес к сюжету и не кажется абсурдным.

Нельзя не сказать и про финал «Вия»: переплетение прошлого и настоящего, возвращение Гоголя в отправную точку заставляют зрителя оставаться в недоумении. Остался Гоголь жив или он умер? То, что персонаж вернется, несомненно, но в качестве кого — живого человека или духа? На эти вопросы создатели обещают ответить летом, когда выйдет заключительная часть картины.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Собеседник 2019г
подписка -20%!