Новости дня

20 октября, пятница












































"28 панфиловцев": чисты, как слеза младенца


Sobesednik.ru попытался разобраться в причинах общественного резонанса по поводу выхода фильма «28 панфиловцев».

Фильм «28 панфиловцев» (в прокате с 24 ноября), снятый молодой и совсем не звездной командой во главе с режиссером и сценаристом Андреем Шальопой, оказался в центре внимания не потому, что является большим кинособытием.

Историю вынесло на передний край идеологического фронта. Где начинается легенда, придуманная в редакции «Красной звезды» в 41-м? Или это все полностью историческая правда? Или полностью вымысел? Излюбленная тема министра культуры Мединского здесь заиграла самыми пестрыми красками. И хотя новая кинолента – о Великой Отечественной вой­не, она порождает войну другую – тех, кто не мыслит своей жизни в условиях пропаганды и вранья, против тех, кто уверен, что идеология должна цементировать общество, а споры и обнародование нестыковок – это предательство.

Андрей Шальопа, отвечая на вопрос Sobesednik.ru, подтвердил, что снимал «идеологически правильное кино». «И это очень хорошо. Потребность в идеологии – наша национальная потребность, – сказал режиссер. – То, что мы в идеологии совпадаем с государством, тоже хорошо. Это наша опорная национальная легенда. Что-то вроде национального кода. То, что до сих пор не было фильма о 28 панфиловцах – курьез». Шальопа вспоминает, что об их подвиге ему рассказывали еще в школе.

Мы уже посмотрели ленту на пресс-показе. Фильм крепкий. С учетом опыта участников съемочной группы можно сказать, что и успешный. Получилась классика советского военного кино. Именно советского, потому что в последние годы российские режиссеры стремятся показать войну через судьбы людей, найти новые линии, повороты, которые иногда вызывают протест у консервативной части общества.

Этот фильм лобовой: действие происходит в основном в окопах, а если не в окопах, то в штабах, где командиры склоняются над картой. Несмотря на это, сюжет захватывает, подвиг советских бойцов передан достойно, однако не хватает именно того, что отличает актуальное игровое кино от исторической реконструкции. Лента займет свое место на полке военных фильмов, но выделяться в этом строю не будет ничем.

В «28 панфиловцах» прослеживается еще одна современная война – война за «русский мир». В одной роте служат украинец, казах, киргиз, русский – именно представители этих национальностей стали главными героями. Украинец разговаривает на мове, а русский с казахом приходят к выводу, что «казах – тоже русский, а когда Казахстан будем защищать, то все станем казахами». Еще один идеологически «правильный» месседж. «Погоди, – говорит казах. – А если француз вместе с нами фашистов бить будет, он тоже будет русским?» «Француз? Поглядим». Мол, не уверены мы во французах.

Солдаты рассуждают о том, что «Родина – это то, где живут, а Отечество – то, как живут». В общем, логично, что именно эту ленту задолго до премьеры показали Путину и Назарбаеву. Она чиста, как слеза младенца. Не говоря о том, что это тонна бальзама на душу лично г-на Мединского, назвавшего «кончеными тварями» тех, кто пытается доказать, что подвиг 28 панфиловцев – вымысел. Шальопа, кстати, считает, что «как министр, он сказал грубовато, а как мужик – верно».

Впрочем, в отличие от Мединского, создатели фильма осознают, что игровое кино имеет право на вольные трактовки. Факт, что советские солдаты в сложнейшей ситуации остановили немецкие танки под Москвой, никто не оспаривает. А то, что панфиловцев было не 28 и их командир не произносил сакраментальное «Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва» – это уже нюансы. В отличие от смотрящих за идеологией, солдаты, защищавшие столицу, действительно заслуживают восхищения и светлой памяти.

«Подвиг был!»

Елена Панфилова, внучка командира 316-й стрелковой дивизии Ивана Панфилова:

– Не понимаю, кому снова нужно поднимать эту тему. Не так давно не стало моей мамочки Майи Ивановны. Она была дочерью Ивана Васильевича, с детства знала, что ее отец герой, погиб 18 ноября 1941 года вместе со своими солдатами. И вдруг выясняется – «всё было не так, подвиг придумали». Пусть такие заявления будут на совести тех, кто их делает. Даже немцы признавали, изумлялись и преклонялись перед героизмом солдат дивизии Панфилова и называли эту дивизию дикой и бесстрашной. А свои сомневаются?! Мы на днях побывали в Волоколамске на памятных мероприятиях, посвященных 75-летию битвы под Москвой. Приняли нас там очень тепло. Было много молодежи. Никто из них не спрашивал, был ли подвиг. Они знают: был.

«Подвиг был, но...»

Борис Соколов, в Великую Отечественную войну кинооператор:

– Панфиловцев, конечно, было не 28. А гораздо больше – сотни, дивизия! Журналист газеты «Красная звезда», где впервые появилась статья о подвиге, решил озвучить именно эту цифру и эти имена. Как я понимаю, ему их в свою очередь озвучил командир части – кого он, командир, смог вспомнить буквально на бегу. Позже оказалось, что трое из зачисленных в погибшие после того боя у Дубосеково на самом деле остались живы. Но перепроверять сведения под рвущимися снарядами, брать обстоятельные интервью у очевидцев за столом, как вы понимаете, было нереально. Говорю вам, как документалист: именно на этом рубеже фронта солдаты дивизии Панфилова остановили немецкие танки. Это был первый проигранный фашистами бой: немцев не пустили к Москве, куда они так стремились.

«Подвига не было!»

Сергей Мироненко, экс-глава Госархива России:

– Посмотрите доклад комиссии 1948 года. Там было серьезное расследование, и вывод однозначный: никакого подвига 28 панфиловцев не было. Был допрошен командир – боя у разъезда Дубосеково в этот день не было. О том же говорят обнародованные немецкие документы. Больше того, в этот день немцы не потеряли ни одного танка – о каких 18 может идти речь? Был допрошен журналист «Красной звезды» Кривицкий, который показал, что политрука Клочкова он в глаза не видел и что все это он сочинил со слов ответственного политработника. Слова «...отступать некуда – позади Москва» выдумал Кривицкий. Никаких побоев и истязаний, чтобы выбить из него эти показания, естественно, не было.

– Что думаете о выходящем фильме?

– Если бы фильм был о героях дивизии Панфилова, у меня бы не было никаких претензий. Герои-панфиловцы были, но 28 не было. Это гнусная сущность советского государства, для которого настоящие герои не значат ничего.

– Наверное, сейчас вам отстаивать вашу позицию непросто?

– Поверьте, очень просто. Говорить правду легко и приятно. Пусть боятся те, которые врут. Вранье всегда выйдет наружу.

– Ваши оппоненты говорят: «Зачем разрушать такую легенду?»

– История – это наука. Задача истории – поиск истины.

– В марте вас перевели с поста директора Госархива, который вы занимали 22 года, на должность научного руководителя. Связано ли это с вашим публичным выступлением по панфиловцам, которое было незадолго до этого?

– В какой-то степени, конечно, связано. Но я благодарен Владимиру Ростиславовичу Мединскому. 22 года – очень долгий срок, и, честно говоря, я устал и давно думал, на какую бы мне более-менее приличную должность переместиться. Благодаря тому, что я стал научным руководителем, я закончил книгу «Александр I и декабристы», чего не мог сделать пять лет.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания